Логин:
Пароль:

Регистрация

МУЧИТЕЛЬНЫЙ ВЫБОР ИЛИ СУДЬБА ЛЕОНИДА СОБИНОВА

Адвокатская палата Москвы

Сравнительно недавно телевидение демонстрировало боевик «Трио»: неплохие актеры, занятный сюжет, который развивался по законам жанра. И вдруг, уже в самом конце, когда уставшие герои устраивались на ночлег на природе, привычное течение фильма резко нарушилось: в простенькую бытовую сценку ворвался поющий голос: «В сияньи ночи лунной...» пел тенор необыкновенной красоты и выразительности. Один из героев фильма замер, затем восхищенно сказал: «Да, это тебе не итальянцы». Другой отозвался: «конечно, это же ...» и назвал фамилию известного певца.

— «Эх, ты, знаток! Какой там ... это же Собинов! Леонид Витальевич!»

А тенор пел и наполнял окружающий мир чарующим лунным звуком. К сюжету этот эпизод непосредственного отношения не имел, но он влился в фильм также органично, как талантливо был задуман и исполнен.
 
Такие удивительные коленца порой откалывает судьба, что мы вынуждены, рассказывая об адвокатах, своих коллегах и предшественниках, прежде всего, упоминать о необычайном артистизме и редкостном даровании некоторых из них, и снова и снова гордиться тем, что в наших рядах были такие волшебники.

Все сказанное необычайно соответствует облику Л.В. Собинова, не только великого певца, но и адвоката, принадлежавшего к славной когорте московской адвокатуры.

Леонид Витальевич Собинов родился в Ярославле 26 мая 1872 года. Интерес к правоведению возник у Собинова еще в гимназические годы. В то время он познакомился со студентами старейшего юридического учебного заведения - Демидовского лицея. Очевидно, лицеисты весьма серьезно относились к юриспруденции и сумели увлечь юного гимназиста своей будущей профессией.

Окончив гимназию, Собинов не колебался, подал заявление о приеме на юридический факультет Московского университета и в 1890 г. был зачислен. Его привлекла адвокатская профессия. В студенческие годы он говорил: «Я решил пойти по адвокатской части. Это дело кажется мне более интересным». Но вскоре Собинов начал испытывать некоторый психологический дискомфорт. Его страсть к вокалу и стремление стать адвокатом чуть бы не вступили в противоречие и неизвестно, как бы он справился с этим своим внутренним конфликтом, если бы Леонид Витальевич, усердно изучавший право, процесс, историю римского частного права, неожиданно для себя не оказался в университетском хоре.

Еще с давних времен слава хора Московского университета гремела не только в России, и она не умолкала никогда. В середине XX века, под руководством Серафима Владимировича Попова, хор завоевывал всевозможные награды. Что же касается Леонида Витальевича, то надо сказать, что у него была очень хорошая начальная школа пения - известно, что в студенческие годы он пел в знаменитом украинском хоре Заньковецкой. Поэтому не случайно, что однажды им заинтересовался директор музыкально-драматического училища Московского филармонического общества П.А. Шостаковский. В результате Л.В. Собинов в 1892 году, не порывая с университетом, поступил в училище и через пять лет успешно окончил его. В годы учебы он был солистом итальянской оперной труппы, и все годы продолжал усердно заниматься правом.

В это трудное для него время Собинов сумел организовать себя так, что вокал и юриспруденция мирно сосуществовали в его душе. Настоящий конфликт наступил позже.

В 1894 г. Л.В. Собинов окончил Университет, был удостоен диплома 1-й степени и безо всяких трудностей вступил в ряды помощников присяжного поверенного. Судьба привела его в группу, которой руководил Федор Никифорович Плевако.

Вначале Собинов вел простые дела, «громкие» процессы Плевако никому не поручал, участвовал в них сам. Об этом времени Собинов отзывался так: «Мне приходилось много работать и, кажется, не было дня, чтобы я не выступал в окружном суде, у мирового или в коммерческом суде... Вел множество раскольничьих дел...».

Собинова интересовали больше других цивильные дела. Поэтому, когда беднота обращалась за помощью по ведению дел о возмещении вреда, то их дела поручались Леониду Витальевичу.

Журналист Леонид Бородин поведал такую историю: «Одним из процессов, которые вел Собинов, было дело по иску крестьянок Лутченковой и Павловой к Московско-Брестской железной дороге в связи с гибелью их мужей-извозчиков, раздавленных при разгрузке вагонов. Дело было на этот раз очень сложным. Ответчики - владельцы дороги положили все силы и связи, чтобы уйти от ответственности. Дело требовало стойкости, хорошего знания гражданского права и процесса. Молодой адвокат (здесь ошибка: Собинов имел лишь статус помощника присяжного поверенного - А.Р.) успешно потрудился и не только выиграл этот процесс, но и добился возбуждения уголовного дела против владельцев дороги».

Чем успешнее работал Собинов в судах, тем острее он чувствовал тягу к музыке, к оперной сцене. В это время он писал: «... стоит только накопиться трудной и неприятной работе по адвокатуре, как я уже начинаю мечтать о том, что, пожалуй, сцена — мое единственное призвание.... С рвением бросаюсь тогда к оперным клавирам, и вот здесь какой-нибудь трудный речитатив или плохо удающиеся ноты, часто случайное отсутствие дыхания или голоса начинают возбуждать во мне сомнения в моих способностях быть хорошим артистом. Случись к этому выиграть дело, преодолеть пугающую юридическую трудность, и опять берет верх сознание, что в адвокатуре я, пожалуй, больше на месте. Потом, конечно, все улаживается - и речитативы, и казуистика, но невольная эквилибристика в этой области все-таки оставляет свой неприятный след, а вопрос так и остается открытым» (1897 год).

Но, возможно, незаметно для самого Собинова, служение искусству одерживало в нем верх, а адвокатура, как это ни странно, способствовала этому. В частности, знакомство с присяжным поверенным А.М. Керзиным привело его в кружок любителей русской музыки. Собинов вступил в этот кружок, много и с успехом участвовал в концертах и приобрел большую известность, которая иногда приводила и к некоторым курьезам.

Старые адвокаты рассказывали, что когда Собинов появлялся в суде, то судьи, заинтересованно глядя на Леонида Витальевича, спрашивали: «Ну, что скажет нам наш соловушка?»

Один такой курьезный случай описан в челябинской газете «Адвокат» в 1994 году в очерке, подготовленном А.М. Болотовым на основе книги В.И. Смолярчука «Адвокат Федор Плевако». Надеемся, что челябинские коллеги простят нас за то, что один эпизод будет использован в нашей работе. Публикация этого эпизода в челябинской газете произвела на нас большое впечатление, и невозможно было пройти мимо такого материала.

Цитата из челябинской газеты «Адвокат».
«Однажды в доме Плевако был устроен благотворительный концерт, в котором участвовали известные артисты. Представляя одного из певцов, Федор Никифорович сказал: «Рекомендую. Сейчас будет петь не солист театра, а мой помощник, зовут его Леонид Собинов. Но, если быть откровенным, то не было еще дела, которое он бы не проиграл... Но голос! Вот обозлюсь на эту бездарность и прогоню его в оперу».

Довольно язвительно пошутил Федор Никифорович Плевако по поводу бездарности Собинова. Он-то прекрасно знал об отношении Собинова к адвокатуре и его успехах на адвокатском поприще, но, наверное, все можно ему простить за последние слова и за предвидение будущего Леонида Витальевича.

Успехи Собинова в искусстве и адвокатуре развивались параллельно и, как всегда, не обходилось без курьезов (впрочем, курьезы сопутствовали Леониду Витальевичу всю жизнь). Об одном из них он рассказывает сам: «.... в каком-то концерте я получил первый (лавровый) венок в своей жизни. Я поставил его у себя к стене. Как-то один из моих клиентов-крестьян, в то время, когда я писал ему какое-то прошение, подошел и стал внимательно рассматривать этот венок с красивыми лентами. «Это что же, - спросил он у меня грустно, - после клиента остался?»

И, наконец, в 1897 году ему предложили дебют на сцене Большого театра. Партия Синодала из оперы А. Рубинштейна «Демон» была исполнена блестяще. Последовало приглашение вступить в труппу прославленного театра. Кто бы мог устоять перед такой заманчивой перспективой? Никто. Собинов тоже не устоял — он заключил договор, в котором был предусмотрен пункт о разрешении певцу одновременно заниматься адвокатской деятельностью в течение двух лет.
 
В преддверии мировой славы на сцене не забыть об адвокатуре? Это не просто заслуживает уважения, это восхищает беспредельно.

Два года пролетели как единый миг. Формально Леонид Витальевич потерял право заниматься адвокатской деятельностью, но можно ли забыть о защите нуждающихся, если стремление к защите заложено в душе, а принципы адвокатуры в крови? Конечно, раздвоение личности уже перестало быть мучительным, но защитой Собинов продолжает заниматься и в обычной жизни и даже на сцене. Один такой курьезный случай рассказал уже известный читателям журналист Бородин.

Однажды, в канун Нового года в Большом театре давали оперу «Мефистофель». Федор Иванович Шаляпин, едва закончился спектакль, не успев разгримироваться, в костюме Мефистофеля, бросился на улицу искать извозчика. Нужно было торопиться на встречу Нового года, но лошадь, как назло, едва плелась. Шаляпин нервничал, даже кричал на испуганного возницу, но... когда, наконец, доехали, Шаляпин стал искать в своем театральном костюме деньги и, конечно, не мог их найти. Осмелевший извозчик съехидничал по поводу отсутствия у нетерпеливого седока денег, но этим только еще больше рассердил великого артиста. Шаляпин распахнул шубу, вскинул руки вверх и улицу вдруг огласил демонический хохот Мефистофеля.
 
Узрев перед собой дьявола с горящими глазами, мужичонка вскрикнул и стегнул лошадку кнутом. Сани мгновенно скрылись. Шаляпин успокоился и пошел к друзьям, среди которых был и Собинов. Через некоторое время он весело рассказывал о своем приключении. Все дружно смеялись, но «адвокатская душа» Собинова все больше мрачнела и, наконец, он задал Шаляпину точный вопрос о том, запомнил ли он номер извозчика? Шаляпин удивился, он не мог понять настроения Собинова. И тогда Леонид Витальевич четко, как это сделал бы адвокат, дал разъяснение. Он объяснил, что был обижен и до смерти испуган простой беззащитный человек, лишенный праздника и заработка, а затем предложил: найти этого извозчика, извиниться, возместить убытки и, может быть, пригласить в театр, чтобы загладить вину. Все дружно согласились и, как только Шаляпин нашел деньги, сразу же отправились на поиски.

Извозчика нашли в полуобморочном состоянии на каком-то постоялом дворе. Под давлением Собинова Шаляпин извинился, вызвал врача, дал изрядную сумму и билеты на спектакль со своим участием. Собинов потом заехал за извозчиком, привез его в театр и опекал во время всего представления.

К сожалению, нам неизвестны все судебные защиты, которые проводил Собинов, потому мы и не можем их оценить с профессиональной точки зрения, но описанный акт защиты интересов простого незнакомого человека— впечатляет. Прежде всего, восхищает благородство Леонида Витальевича и, конечно, его подлинно адвокатская жилка. Она сказывалась и в его творчестве, помогала ему работать над ролями, вникать в суть и анализировать.

Собинов не только обладал дивным голосом но он владел и даром драматического артиста. Выработанная в адвокатскую пору привычка анализировать материалы дела помогала ему, когда требовалось поразмышлять над образом, который должен быть воплощен на сцене. Не случайно одной из самых любимых ролей Собинова был Лоэнгрин из одноименной оперы Рихарда Вагнера, который является также и автором либретто.
 
Действие оперы «Лоэнгрин» происходит в Х веке, в Антверпене. Король Генрих Птицелов на берегу Шельды собрал рыцарей, просил у них помощи против врага. Граф Фридрих молит короля о правосудии. Герцог Брабантский поручил ему своих двоих детей, Готфрида и Эльзу, но Готфрид внезапно исчез. Фридрих обвиняет Эльзу в братоубийстве. Выслушав рассказ Эльзы, король не может поверить в ее вину.

Тогда Фридрих вызывает на поединок каждого, кто вступится за честь Эльзы. Заканчивается срок, данный королем, но никто не принимает вызова. И вдруг в волнах Шельды показывается ладья, влекомая Лебедем. В ладье стоит неизвестный рыцарь в блестящих доспехах. Он прощается с Лебедем и провозглашает себя защитником Эльзы. Рыцарь готов участвовать в поединке и назвать Эльзу своей супругой. Но она никогда не должна спрашивать имени своего защитника. Эльза дает клятву, и в поединке Фридрих повержен ударом рыцаря. Но рыцарь соглашается сохранить ему жизнь с условием, что в наказание за клевету Фридрих должен будет покинуть город. С упруга Фридриха Ортруда намерена заставить Эльзу нарушить клятву и задать рыцарю коварный вопрос. Во время свадебного шествия Ортруда издевается над Эльзой, которая не знает имени будущего супруга. Эльза смущена. После окончания церемонии супруги остаются одни, но слова Ортруды не дают покоя Эльзе, и она задает роковой вопрос. В это время врывается Фридрих с воинами, завязывается схватка в которой рыцарь в честном бою убивает Фридриха. Наутро рыцарь объявляет, что Эльза нарушила клятву, и он вынужден покинуть ее. Его имя - Лоэнгрин, он принадлежит к братству святого Грааля и послан на землю для защиты обиженных и угнетенных. Люди должны верить ему. Если у них возникают сомнения в его искренности, сила рыцаря исчезает, и он должен покинуть землю. Появляется Лебедь, Лоэнгрин освобождает его и из воды выходит маленький Готфрид, превращенный Ортрудой в лебедя. Рыцарь возвращается в ладью и навсегда покидает землю, удаляется в свою таинственную отчизну.

Можно себе представить, с каким чувством Л.В. Собинов, будучи поглощенный исполнением миссии защитника и принужденный отказаться от нее другим своим необыкновенным даром, исполнял партию Лоэнгрина.

Судьба Лоэнгрина напоминает судьбу самого Собинова. Леонид Витальевич не принадлежал к братству св. Грааля, это образ из легенды, но он принадлежал к другому братству - к реальной, земной корпорации защитников, к адвокатуре. Его никто не предавал, но он, как и Лоэнгрин, покинул братство ради Большого театра, тоже уйдя в неведомое...

Сейчас, когда нам известен его путь, приведший Собинова к мировой славе, мы не сомневаемся, что такой выбор был оправдан, но в те времена наш герой испытывал большие сомнения и они терзали его душу.

В 1905—1911 годах Собинов выступает на сценах самых лучших европейских театров. Эти выступления принесли ему мировую славу, но он никогда не порывал с русским искусством, Большим театром. В 1917—1918 годах он был даже директором Большого театра, но не прекращал исполнительской деятельности.

Однажды ему вновь пришлось побывать в роли участника судебного процесса. На этот раз в качестве ответчика по гражданскому делу. 6 января 1907 года он должен был петь в опере Массне «Вертер». Но, увы, заболел дирижер. С другим дирижером Собинов провел только одну репетицию, но остался недоволен. Он чувствовал, что не готов к исполнению на привычном для себя уровне и вынужден был принять нелегкое решение - он отказался участвовать в спектакле. Возник скандал, в результате которого владелец частной оперы Зимин предъявил к Собинову иск о взыскании убытков. Участвуя в зарубежных гастролях во время слушания дела, Собинов не имел возможности лично явиться в суд и обратился за помощью к присяжному поверенному Павлу Малянтовичу. (Малянтович в основном занимался уголовной защитой, гражданских дел почти не вел ).

Собинов понимал, что Малянтович будет испытывать трудности, т.к. он не был знаком с некоторыми деталями театральной и музыкальной жизни. Поэтому Леонид Витальевич внимательно следил за ходом процесса, вникал во все его тонкости и высказывал свои соображения по ходу процесса. По делу проводилась экспертиза, которая установила: певец имел право отказаться от выступления, так как истец не обеспечил артистов соответствующей подготовкой к спектаклю.

Процесс завершился лишь в 1908 году. Газеты этого времени писали, что Собинов, не преследуя материальных интересов, предложил отправить всю сумму, взыскания которой добивался истец, в пользу студентов и голодающих. Истцы согласились с решением Московского окружного суда. Так вновь Собинов одержал победу на юридическом поприще.

Победы в искусстве были более значительны. Он спел множество самых известных партий, был признан замечательным исполнителем произведений камерной вокальной музыки. До сих пор его творчество изучается лучшими вокалистами, так как Л.В. Собинов внес много нового, своего в истолкование многих оперных произведений.

Скончался Леонид Витальевич Собинов 14 октября 1934 года в Риге.

Алексей Рогаткин


"Очерки истории московской адвокатуры"
Документально-художественное издание



Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук