Логин:
Пароль:

Регистрация

ДОКУМЕНТЫ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ

 

Заключение Квалификационной комиссии № 6 (Вестник 2010 № 1,2)



Предоставление адвокату отпуска – это форма его временного освобождения от обязанности исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника  в уголовном судопроизводстве в порядке ст. 51 УПК РФ, а также оказывать юридическую помощь бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

В ситуации, когда адвокатом заключено соглашение на ведение дела, адвокат обязан рационально планировать свою занятость, исходя из (а) личных потребностей в реализации права на отдых, (б) потребностей доверителя в получении квалифицированной юридической помощи, (в) потребностей государственных органов Российской Федерации, осуществляющих уголовное судопроизводство, обеспечить выполнение Российской Федерацией принятого на себя международно-правового обязательства, согласно которому «каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона» (п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 г.)…



… 20 октября 2009 г. в Адвокатскую палату г. Москвы из Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве в соответствии со ст. 4, п. 2 ст. 17,  пп. 9 п. 3 ст. 31, п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» поступило представление от 29 сентября 2009 г. № 9/14604 (вх. № 2906), в котором поставлен вопрос о рассмотрении в рамках дисциплинарного производства обращения Врио Заместителя начальника СЧ по РОПД СУ при УВД по … г. Москвы Ч. от 21 июля 2009 г. № 06/6-989 на действия адвоката А.

…В обращении указывается, что в производстве заместителя начальника 3-го отдела СЧ по РОПД СУ при УВД по … г. Москвы капитана юстиции А. находится уголовное дело № 255567 по обвинению Д. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 25.06.1998 г. № 92-ФЗ, от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ), защиту обвиняемого Д., в соответствии с ордером № 3083 от 09 июля 2009 г., осуществляет адвокат А.; 09 июля 2009 г. гр. Д. было предъявлено обвинение, в совершении указанного выше преступления, после чего обвиняемый и его защитник А. были уведомлены об окончании предварительного следствия, обвиняемый при этом изъявил желание знакомиться с материалами дела совместно с защитником А.; после этого обвиняемый Д. и его защитник А. были уведомлены о необходимости явки на 10, 13, 14, 15, 16 июля 2009 г. в СУ при УВД по … г. Москвы, для проведения процессуального действия – ознакомления с материалами уголовного дела, обвиняемый Д. расписался в уведомлениях на указанные дни, а защитник А. в категоричной форме отказалась расписываться в данных уведомлениях, при этом А. сообщила, что уведомлять ее о проведении процессуальных действий следователь должен исключительно через ее адвокатскую контору, за трое суток до проведения планируемых процессуальных действий, кроме этого защитник А. сообщила, что находится в отпуске с 6 до 20 июля 2009 г. (в подтверждение чего предоставила справку из ее адвокатской конторы за № 138 от 09 июля 2009 г.); при этом защитнику А. было разъяснено, что ее отпуск не является согласно положениям УПК РФ обстоятельством, из-за которого следователь обязан был бы перенести процессуальные действия вплоть до выхода ее из отпуска, и что согласно положениям ч. 4 ст. 215 УПК РФ в случае невозможности избранного обвиняемым защитника явиться для ознакомления с материалами дела, по истечении 5 суток, следователь вправе предложить обвиняемому избрать другого защитника и при наличии ходатайства обвиняемого принять меры для явки другого защитника; на данное заявление А. отреагировала с иронией, сообщила, что она будет жаловаться, так как подобные действия нарушают право на защиту Д., после чего адвокату А. было разъяснено, что в кабинет будут приглашены понятые, которые зафиксируют отказ от подписи адвоката А. в выданных ей официальных уведомлениях, сразу после этого защитник самовольно покинула кабинет следователя, так и не поставив подпись в уведомлениях о явке на указанные числа; таким образом, адвокат А. была должным образом уведомлена о необходимости явки на 10, 13, 14, 15, 16 июля 2009 г. для ознакомления с материалами уголовного дела, но не явилась, ни в один из указанных дней (момент отказа от получения и росписи в уведомлениях, а также момент самовольного оставления кабинета следователя, до окончания производства процессуальных действий, были зафиксированы на видео, файл с данной видеозаписью приложен к обращению на электронном носителе.

По мнению заявителя, указанное поведение адвоката А. при осуществлении защиты гр. Д. является односторонним отказом от защиты (в соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ и пп. 6 п. 4 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты), а также данное поведение повлекло срыв производства процессуальных действий (ознакомления с материалами дела) и затягивание направления данного уголовного дела в суд для рассмотрения по существу, что свидетельствует о нарушении адвокатом А. п.п. 1, 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; изложенное поведение адвоката А. является ненадлежащим исполнением последней своих профессиональных обязанностей, которое умаляет авторитет адвокатуры.

При этом заявитель обращает внимание на то, что единственное обстоятельство, на которое опиралась защитник А. в обоснование уважительной причины своей будущей неявки для ознакомления с материалами дела (в предусмотренный законом 5-суточный срок), – нахождение в отпуске, подтвержденное справкой из адвокатской конторы, не является состоятельным по следующей причине: согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» коллегия адвокатов является некоммерческой организацией, основанной на членстве и действующей на основании устава, утверждаемого ее учредителями, и заключаемого ими учредительного договора (п. 2 ст. 22), Коллегия адвокатов в соответствии с законодательством Российской Федерации является налоговым агентом адвокатов, являющихся ее членами (п. 13 ст. 22), соответственно, справка, предоставленная адвокатом А. о ее нахождении в отпуске носит не правовой характер, так как в соответствии с Трудовым кодексом РФ право на отпуск – категория, присущая трудовому законодательству, в этой связи право на ежегодный отпуск с сохранением места работы (должности) и среднего заработка имеют только те граждане, которые работают на предприятии по трудовому договору; лица, выполняющие работы или оказывающие услуги в рамках договоров гражданско-правового характера, не могут претендовать на получение отпуска. С учетом изложенных положений закона «справка об отпуске», представленная адвокатом А., не рассматривается заявителем как уважительная причина неявки адвоката А. для производства процессуальных действий с ее подзащитным, и, тем более, не дает права адвокату А. отказаться от подписи в официальном уведомлении о необходимости явки и самостоятельно покинуть кабинет следователя до окончания производства процессуальных действий.

Заявитель просил Главное управление Министерства юстиции РФ по Москве рассмотреть представленную информацию и принять решение в соответствии с действующим законодательством.

… Выслушав объяснения Врио Заместителя начальника СЧ по РОПД СУ при УВД по  … г. Москвы Ч., заместителя начальника 3-го отдела СЧ по РОПД СУ при УВД по … г. Москвы А., изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы представления Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве от 29 сентября 2009 г. № 9/14604, основанного на обращении Врио Заместителя начальника СЧ по РОПД СУ при УВД по … г. Москвы Ч. от 21 июля 2009 г. № 06/6-989, Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, пришла к следующим выводам.

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекс профессиональной этики адвоката. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (пп. 4 п. 1 ст. 7; п. 2 ст. 7 названного Закона).

… 30 января 2009 г. Д. заключил с адвокатом А. Соглашение об оказании юридической помощи, на основании которого Адвокатской конторой Коллегии адвокатов адвокату А. 30 января 2009 г. был выдан ордер № 381 на защиту Д. в ГИБДД … г. Москвы, а 09 июля 2009 г. – ордер № 3083 на защиту Д. в СУ при УВД … г. Москвы.

14 мая 2009 г. Заместителем начальника 3-го отдела СЧ СУ при УВД по … г. Москвы А. было возбуждено уголовное дело № 255567 по ч. 2 ст. 264 УК РФ.

01 июля 2009 г. адвокат А. обратилась с заявлением на имя Директора АК о предоставлении очередного отпуска за 2009 г. с 06 по 20 июля 2009 г.

02 июля 2009 г. Директор АК КА издал приказ № 15 о предоставлении адвокату А. очередного отпуска с 06 по 20 июля 2009 г.

09 июля 2009 г. адвокат А. обратилась с заявлением на имя Директора АК КА  об отзыве ее из отпуска 09 июля 2009 г. в связи с необходимыми следственными действиями (предъявлением обвинения Д., ознакомление с экспертизой) в СУ УВД … г. Москвы.

09 июля 2009 г. Директор АК КА издал приказ № 18 об отзыве адвоката А. из очередного отпуска с 09 июля 2009 г. в связи с необходимостью производства следственных действий.

09 июля 2009 г. адвокат А. обратилась с заявлением на имя Директора АК КА о предоставлении очередного отпуска за 2009 г. с 10 по 20 июля 2009 г.

09 июля 2009 г. Д. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 25.06.1998 г. № 92-ФЗ, от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ). Защиту обвиняемого Д. осуществляла адвокат А., представившая ордер № 3083 от 09 июля 2009 г., выданный Адвокатской конторой Коллегии адвокатов на основании соглашения № 34 от 30 января 2009 г.

В этот же день обвиняемый и его защитник были ознакомлены следователем А. с постановлением о назначении экспертизы, с заключением эксперта, а также следователь в соответствии со ст. 215 УПК РФ уведомил обвиняемого Д. и его защитника А. о том, что предварительное следствие по уголовному делу № 255567 окончено, и обвиняемый в соответствии со ст. 217 УПК РФ имеет право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника. При этом от обвиняемого Д. и его защитника А. поступило заявление о совместном ознакомлении с материалами уголовного дела. После этого обвиняемый Д. и его защитник А. были уведомлены следователем о необходимости явки на 10, 13, 14, 15, 16 июля 2009 г. в СУ при УВД по … г. Москвы, для проведения процессуального действия – ознакомления с материалами уголовного дела. Обвиняемый Д. расписался в предложенных ему следователем бланках уведомлений, а защитник адвокат А. – отказалась, считая, что материалы дела не были предъявлены потерпевшему, не были полностью сформированы, и предложила следователю А. произвести предусмотренные законом действия, после чего надлежащим образом уведомить адвоката А. и обвиняемого Д. о выполнении требований ст. 217 УПК РФ, указала, что уведомлять адвоката о проведении процессуальных действий следователь должен исключительно через адвокатскую контору, за трое суток до проведения планируемых процессуальных действий, кроме этого защитник А. сообщила, что находится в отпуске с 6 до 20 июля 2009 г. (в подтверждение чего предоставила справку из ее адвокатской конторы за № 138 от 09 июля 2009 г.). Отказавшись расписываться в бланках уведомлений о датах проведения процессуального действия – ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (10, 13, 14, 15, 16 июля 2009 г.), адвокат А. покинула кабинет следователя. Впоследствии адвокат А. не явилась для ознакомления с материалами уголовного дела в перечисленные даты.

10 июля 2009 г. Директор АК КА издал приказ № 19 о предоставлении адвокату А. очередного отпуска с 10 по 20 июля 2009 г.

13 июля 2009 г. адвокат А. подала жалобу на имя Прокурора г. Москвы на действия следователя А. Впоследствии 17 августа 2009 г. и.о. Заместителя прокурора … г. Москвы письменно сообщил адвокату А., что в ходе проведенной по ее жалобе проверки нарушений действующего законодательства в действиях следователя А. не установлено.

В связи с невозможностью завершить ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в течение трехмесячного срока предварительного следствия его срок был продлен соответствующим руководителем следственного органа по г. Москве до четырех месяцев. В дальнейшем уголовное дело было направлено для рассмотрения по существу в районный суд, который, рассмотрев его в особом порядке, постановил в отношении Д. обвинительный приговор.

Заявитель утверждает, что поведение адвоката А. 09 июля 2009 г. повлекло срыв производства запланированных на 10, 13, 14, 15 и 16 июля 2009 г. процессуальных действий – ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и затягивание направления данного уголовного дела в суд для рассмотрения по существу, что, по мнению заявителя, свидетельствует о нарушении адвокатом А. п.п. 1, 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», поведение адвоката А. является ненадлежащим исполнением последней своих профессиональных обязанностей, которое умаляет авторитет адвокатуры. При этом заявитель отмечает, что единственное обстоятельство, на которое опиралась защитник А. в обоснование уважительной причины своей будущей неявки для ознакомления с материалами дела (в предусмотренный законом 5-суточный срок), – нахождение в отпуске, подтвержденное справкой из адвокатской конторы.

Адвокат А. в этой связи пояснила, что за несколько дней до событий 09 июля 2009 г., описанных в обращении, она поставила следователя А. в известность о нахождении в отпуске с 06 по 20 июля 2009 г., однако была вынуждена, по убедительной просьбе следователя, «отозваться» из отпуска на 09 июля 2009 г. для выполнения следственных действий с Д., а именно – предъявления обвинения, допроса в качестве обвиняемого, ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и ознакомления с экспертизой; свою просьбу А. объяснил требованием руководства выполнить вышеуказанные следственные действия, одновременно А. попросил адвоката представить справку Адвокатской конторы КА о нахождении в отпуске. Дальнейшие действия следователя А. адвокат А. считает неправомерными, в том числе утверждает, что следователь А. потребовал от нее, в нарушение ч. 1 ст. 217 УПК РФ, ознакомиться со всеми материалами уголовного дела, которые не были еще полностью сформированы, и не были предъявлены потерпевшему.

Квалификационная комиссия признает довод адвоката А. о том, что 09 июля 2009 г. следователь А. якобы потребовал от нее ознакомиться с материалами уголовного дела, не только не доказанным, но и, наоборот, опровергнутым имеющимися в материалах дисциплинарного производства доказательствами. Помимо доводов представления, подтвержденных следователем А. и его процессуальным руководителем Ч. в заседании Квалификационной комиссии, заявителем представлены ксерокопии протокола уведомления обвиняемого Д. и его защитника – адвоката А. об окончании следственных действий от 09 июля 2009 г. и уведомлений о проведении процессуального действия – ознакомления с материалами уголовного дела – 10, 13, 14, 15 и 16 июля 2009 г.

Жалоба, представление, сообщение признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них указаны, inter alia, обстоятельства, на которых лицо, обратившееся с жалобой, представлением, сообщением, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (пп. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства (абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Адвокат А. была ознакомлена со всеми доказательствами, представленными заявителем, однако опровергающих их доказательств в рассматриваемой части не представила.

Таким образом, Квалификационная комиссия признает доказанным, что 09 июля 2009 г. адвокат А. явилась с ордером № 3083, выданным ей в этот же день на основании заключенного с Д. 30 января 2009 г. соглашения об оказании юридической помощи, в 3-й отдел СЧ СУ при УВД … г. Москвы к следователю А. (Заместителю начальника 3-го отдела) для участия в процессуальных (следственных) действиях с Д. После ознакомления с постановлением о назначении экспертизы, заключением эксперта, постановлением о привлечении в качестве обвиняемого следователь составил, а обвиняемый Д. и его защитник адвокат А. – подписали протокол уведомления об окончании следственных действий. Затем следователь А. устно уведомил обвиняемого Д. и его защитника адвоката А. о том, что ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (так называемое «выполнение требований ст. 217 УПК РФ») состоится 10, 13, 14, 15, 16 июля 2009 г., и попросил участников уголовного судопроизводства расписаться в бланках соответствующих уведомлений.

Действительно, по смыслу ст. 215-219 УПК РФ следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела после ознакомления с ними потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей. Однако процессуальные действия с Д. были закончены 09 июля 2009 г., а выполнение требований ст. 217 УПК РФ следователь планировал начать в 11.00 час. 10 июля 2009 г., то есть на следующий рабочий день, что не дает разумных оснований считать, что следователь планировал нарушить при ознакомлении участников уголовного судопроизводства последовательность, установленную ст. 216-217 УПК РФ.

В качестве основной и единственной причины невозможности явки 10, 13, 14, 15 и 16 июля 2009 г. для ознакомления с материалами уголовного дела адвокат А. ссылается на нахождение в очередном отпуске с 06 по 20 июля 2009 г., о чем она уведомляла следователя, при этом адвокат обращает внимание на то, что лишь по настойчивой просьбе следователя она «отозвалась» из отпуска на 09 июля 2009 г. для выполнения определенных следственных действий – предъявления обвинения Д., ознакомление с экспертизой.

В Российской Федерации «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию» (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ).

Квалификационная комиссия напоминает адвокату А., что адвокаты являются самозанятыми гражданами, осуществляющими свободно избранную ими деятельность на основе частной собственности и на свой страх и риск (см. Постановление Конституционного Суда РФ от  23.12.1999 г. № 18-П; определения Конституционного Суда РФ от 06.06.2002 г. № 116-О, от 07.02.2003 г. № 65-О). Для государственных служащих, к числу которых относятся дознаватели, следователи, прокуроры и судьи и на которых распространяются положения Трудового кодекса РФ, законодателем с учетом особенностей их труда установлена система различных льгот и компенсаций. Адвокаты же сами планируют свою занятость, а компенсации за необходимость работы по конкретному делу в сложных условиях (в ночное время, в выходные и праздничные дни и проч.) могут быть оговорены в соглашении об оказании юридической помощи, заключаемом с доверителем (см., mutatis mutandis, Заключение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты города Москвы по дисциплинарному производству в отношении адвоката А. от 27 июля 2007 г. // Вестник адвокатской палаты г. Москвы. 2007. № 8-9; Заключение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты города Москвы по дисциплинарному производству в отношении адвоката К. от 05 октября 2007 г.).

Вместе с тем, Конституция РФ гарантирует каждому право на отдых, причем лишь «работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск» (ч. 5 ст. 37 Конституции РФ).

Таким образом, не являясь наемным работником, адвокат не имеет права на отпуск в узком юридическом значении данного правового института, но, как любой гражданин, имеет право на отдых.

Бытующее в делопроизводстве адвокатских образований обыкновение оформлять приказы о предоставлении адвокату очередного отпуска, с одной стороны, является рудиментом советской адвокатуры, когда из ежемесячного заработка адвоката производились обязательные целевые отчисления (так называемые, «отпускные»), которые выплачивались адвокату при уходе в отпуск по аналогии с выплатами, производимыми в этом случае наемным работникам. С другой стороны, предоставление адвокату отпуска – это форма его временного освобождения от обязанности исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (пп. 2 п. 1 ст. 7 названного Федерального закона). При выдвижении в отношении адвоката обвинения в нарушении указанной обязанности он вправе сослаться на нахождение в своевременно оформленном отпуске.

Что касается ведения адвокатом дел на основании заключенных с доверителями соглашений об оказании юридической помощи, то адвокат обязан рационально планировать свою занятость, исходя из (а) личных потребностей в реализации права на отдых, (б) потребностей доверителя в получении квалифицированной юридической помощи, (в) потребностей государственных органов Российской Федерации, осуществляющих уголовное судопроизводство, обеспечить выполнение Российской Федерацией принятого на себя международно-правового обязательства, согласно которому «каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона» (п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 г.). Поскольку по законодательству Российской Федерации по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 264 УК РФ, предварительное следствие является обязательной стадией судопроизводства (ч. 2 ст. 150 УПК РФ), то, следовательно, выполнение Российской Федерацией п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 г. возможно только при завершении досудебного производства в разумный срок.

Дорожно-транспортное происшествие, в связи с которым 14 мая 2009 г. было возбуждено уголовное дело № 255567, имело место 12 января 2009 г.

30 января 2009 г. адвокат А. заключила с Д. соглашение об оказании юридической помощи, в связи с решением вопроса о его ответственности за совершение ДТП 12 января 2009 г.

Согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ «Адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера».

После возбуждения уголовного дела с 14 мая и вплоть до 09 июля 2009 г. адвокат А. официально в качестве защитника Д. в данное уголовное дело не вступала.

Ссылку адвоката А. на то, что несмотря на наличие ордера № 381 от 30 января 2009 г. в материалах проверки, проводившейся ГИБДД … г. Москвы, следователь А. не уведомлял адвоката А. о необходимости явки для производства с Д. следственных действий, Квалификационная комиссия признает несостоятельной, поскольку адвокат А. сама представила 09 июля 2009 г. следователю А. ордер № 3083 от 09 июля 2009 г. и на признании ее полномочий на основании Ордера № 381 от 30 января 2009 г. не настаивала. Кроме того, первый ордер был выдан на представительство интересов Д. в другом государственном органе задолго до возбуждения уголовного дела, а адвокатом А. не представлено доказательств того, что она после возбуждения 14 мая 2009 г. уголовного дела уведомляла следователя А. о том, что она является (считает себя) защитником подозреваемого Д. на основании ордера № 381 от 30 января 2009 г. и просит заблаговременно (в установленные законом сроки) уведомлять ее обо всех следственных действиях с участием Д. и производить данные следственные действия только с ее, А., участием.

Таким образом, планируя реализацию права на отдых с 06 по 20 июля 2009 г., адвокат А. не считала себя свободной от обязанностей защитника Д., вытекающих из заключенного с ним 30 января 2009 г. Соглашения об оказании юридической помощи. Между тем, уголовное дело было возбуждено 14 мая 2009 г., то есть согласно ч. 1 ст. 162 УПК РФ первоначальный срок предварительного следствия истекал 14 июля 2009 г. Исходя из презумпции добросовестности адвоката А., Квалификационная комиссия, считает, что при изложенных обстоятельствах она, как профессиональный участник уголовного судопроизводства, знала, что Д. в любой момент может понадобиться юридическая помощь. Заключение с Д. соглашения об оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве, с одной стороны, требовало от адвоката А. исполнения своих профессиональных обязанностей перед доверителем, но, с другой стороны, неизбежно требовало от нее и конструктивного сотрудничества с органами предварительного расследования и явки по их вызовам, поскольку предмет соглашения об оказании Д. юридической помощи предполагал его защиту в досудебном производстве, то есть, в том числе и во время производства следственных (процессуальных) действий. Именно поэтому 09 июля 2009 г. адвокат А. явилась в 3-й отдел СЧ СУ при УВД … г. Москвы и приняла участие в следственных (процессуальных) действиях с Д. по уголовному делу № 255567.

Однако последующее поведение адвоката А., выразившееся в неявке 10, 13, 14, 15 и 16 июля 2009 г. для участия в процессуальных действиях – ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК РФ), что повлекло срыв производства данного процессуального действия и необходимость продления срока предварительного следствия до четырех месяцев, Квалификационная комиссия признает нарушением ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно обязанности проявлять уважение к участникам процесса, в том числе и к следователю.

Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (ч. 1 ст. 38 УПК РФ). Следователь, inter alia, уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа (п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ).

Таким образом, следователь вправе самостоятельно решить, какое процессуальное действие и в какой день он будет производить. Юридически адвокат А. вступила в уголовное дело в отношении Д. только 09 июля 2009 г., поскольку именно в этот день она по собственной инициативе предъявила следователю А. ордер № 3083 от 09 июля 2009 г. на защиту Д., ранее никаких заявлений следователю А. не подавала, на юридическую силу ордера № 381 от 30 января 2009 г. в подтверждение своих полномочий как защитника Д. не ссылалась. Вступив 09 июля 2009 г. в уголовное дело № 255567 в отношении Д. адвокат А. как профессиональный участник уголовного судопроизводства понимала, что следователь вправе, исходя из поисково-познавательной природы предварительного следствия, произвести комплекс следственных и процессуальных действий не только 09 июля 2009 г., но и в последующие дни в целях обеспечения прав обвиняемого Д., в том числе и предусмотренных п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Если бы адвокат А., реализуя с 06 июля 2009 г. конституционное право на отдых («находясь в отпуске»), не вступила при указанных обстоятельствах 09 июля 2009 г. в уголовное дело № 255567 в качестве защитника Д., то есть не индивидуализировала себя перед органами предварительного следствия в процессуальном качестве, то претензии к адвокату А. за неисполнение профессиональных обязанностей мог бы предъявить только ее доверитель Д., но, поскольку адвокат А. 09 июля 2009 г., предъявив ордер № 3083 от 09 июля 2009 г., официально вступила в уголовное дело в качестве защитника Д., то у нее возникли процессуальные правоотношения со следователем А., в общении (во взаимоотношениях) с которым она была обязана соблюдать требования Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Дополнительно Квалификационная комиссия обращает внимание адвоката А. и на формальную некорректность ссылок на приказы об отпуске, поскольку 9 июля 2009 г. адвокат А. обратилась с заявлением на имя Директора АК об отзыве ее из отпуска 09 июля 2009 г. в связи с необходимыми следственными действиями (предъявлением обвинения Д., ознакомление с экспертизой) в СУ УВД … г. Москвы, но согласно приказу Директора АК от 09 июля 2009 г. № 18 адвокат А. была отозвана из отпуска в связи с необходимостью производства следственных действий не на 9 июля 2009 г., а с 09 июля 2009 г. Впоследствии же, зная о том, что следователем на 10, 13-16 июля 2009 г. с ее участием запланированы процессуальные действия, адвокат А. 09 июля 2009 г. обратилась с заявлением на имя Директора АК о предоставлении очередного отпуска за 2009 г. с 10 по 20 июля 2009 г., что и было сделано приказом № 19 от 10 июля 2009 г., то есть фактически адвокат А. умышлено сорвала запланированные следователем процессуальные действия (даже если заявление было написано адвокатом 09 июля 2009 г. до участия в следственных действиях с Д., то, в любом случае, приказ был издан 10 июля 2009 г., а основанием для нахождения в отпуске является не заявление, а приказ о его предоставлении).

Не являются убедительными и ссылки адвоката А. на то, что следователь был обязан заблаговременно уведомить ее о производстве процессуальных действий.

Согласно ч. 3 ст. 50 УПК РФ в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника; если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника.

Поскольку адвокат А. считала себя находящейся в отпуске с 06 по 20 июля 2009 г., то это означает, что при ее нежелании 09 июля 2009 г. принять участие в процессуальных действиях обвиняемый Д. был бы вынужден обратиться за оказанием юридической помощи к другому адвокату, поскольку следователь не обязан был ожидать адвоката А. до 20 июля 2009 г.

Согласно ч. 3-4 ст. 215 УПК РФ если защитник обвиняемого по уважительным причинам не может явиться для ознакомления с материалами уголовного дела в назначенное время, то следователь откладывает ознакомление на срок не более 5 суток; в случае невозможности избранного обвиняемым защитника явиться для ознакомления с материалами уголовного дела следователь по истечении 5 суток вправе предложить обвиняемому избрать другого защитника или при наличии ходатайства обвиняемого принимает меры для явки другого защитника; если обвиняемый отказывается от назначенного защитника, то следователь предъявляет ему материалы уголовного дела для ознакомления без участия защитника.

Из предложенных следователем А. адвокату А. 09 июля 2009 г. дат ознакомления с материалами уголовного дела 15 и 16 июля 2009 г. лежат за пределами 5-ти суточного срока, о котором говорят ч. 3-4 ст. 215 УПК РФ, тем не менее, адвокат А. отказалась подписывать уведомления об извещении ее о производстве процессуальных действий и в эти дни.

Таким образом, адвокатом А. не представлено доказательств наличия действительно уважительных причин для неявки к следователю А. для участия в процессуальных действиях по уголовному делу № 255567 10, 13-16 июля 2009 г.

Одновременно Квалификационная комиссия отмечает, что в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом профессиональной этики адвоката поступки адвоката оцениваются Комиссией применительно к конкретной ситуации и на основе доказательств, представленных участниками дисциплинарного производства на основе принципов состязательности и равенства их прав (см. абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката), в данном случае – с учетом конкретных обстоятельств реализации адвокатом конституционного права на отдых.

Отказ адвоката А. принять от следователя А. письменные уведомления о необходимости явки 10, 13, 14, 15 и 16 июля 2009 г. для участия в процессуальных действиях Квалификационная комиссия не признает нарушением норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку участники дисциплинарного производства не отрицают, что адвокат АН. была устно уведомлена о датах проведения запланированного следователем процессуального действия, поэтому в данном случае юридическое значение имеет не получение/неполучение/отказ в получении адвокатом письменных уведомлений, а ее неявка 10, 13, 14, 15 и 16 июля 2009 г. для участия в процессуальных действиях.

По этим же причинам Квалификационная комиссия не признает нарушением норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката якобы имевшее место покидание адвокатом А. места производства следственных (процессуальных) действий – кабинета следователя, поскольку из имеющихся в материалах дисциплинарного производства доказательств усматривается, что все запланированные следователем на 09 июля 2009 г. процессуальные (следственные) действия были выполнены.

Дополнительно Квалификационная комиссия отмечает, что уголовно-процессуальный закон, в том числе ч. 7 ст. 166 УПК РФ, ни на защитника, ни на обвиняемого не возлагает обязанность подписывать протокол следственного действия, но в ст. 167 УПК РФ законодатель предусмотрел как возможность возникновения такой процессуальной ситуации (коллизии), так и четкий путь ее разрешения. Как уже неоднократно отмечала Квалификационная комиссия, уголовно-процессуальное законодательство не возлагает на обвиняемого и защитника процессуальную обязанность подписывать протоколы следственных (процессуальных) действий и указывать в нем свои замечания, а отказ участника следственного действия (обвиняемого, защитника) подписать протокол этого действия и изложить в нем свои замечания не влечет сам по себе признания производства следственного (процессуального) действия незаконным (см., mutatis mutandis, заключения Квалификационной комиссии в отношении адвокатов К. и С. от 10 марта 2006 г. (Вестник адвокатской палаты г. Москвы. 2006. № 4-5), от 22 сентября 2006 г. в отношении адвокатов Е., З., Г., А. (Вестник адвокатской палаты г. Москвы. 2006. № 9-10)).

Как усматривается из представленных следователем ксерокопий уведомлений, он руководствовался предписаниями ст. 167 УПК РФ: своей подписью удостоверил отказ защитника А. подписать уведомления.

Относительно доводов заявителя о том, что адвокат А. в процессе осуществления защиты гражданина Д. отказалась от принятой на себя защиты, ненадлежащим образом исполнила свои профессиональные обязанности перед доверителем Д., Квалификационная комиссия отмечает, что заявитель был не вправе ставить перед дисциплинарными органами Адвокатской палаты г. Москвы вопрос о дисциплинарной ответственности адвоката А. за неисполнение (ненадлежащее исполнение) своих обязанностей перед доверителем, а Квалификационная комиссия в рамках данного дисциплинарного производства не вправе давать оценку исполнению адвокатом этих обязанностей, поскольку претензии к качеству юридической помощи, оказываемой адвокатом по соглашению с доверителем, вправе предъявлять лишь последний, однако из материалов дисциплинарного производства не усматривается наличия у Д. каких-либо претензий к работе адвоката А. по ведению его защиты.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адвокатской палаты города Москвы, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, единогласно выносит заключение о нарушении адвокатом А. ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно обязанности проявлять уважение к участникам процесса (к следователю А.), выразившееся в неявке 10, 13, 14, 15 и 16 июля 2009 г. в 3-й отдел СЧ СУ при УВД по … г. Москвы для участия в процессуальных действиях – ознакомлении обвиняемого Д. и его защитника адвоката А. с материалами уголовного дела № 255567, что повлекло срыв производства данного процессуального действия и затягивание направления уголовного дела в суд для рассмотрения по существу.

Совет согласился с заключением квалификационной комиссии и вынес адвокату А. дисциплинарное взыскание  в форме замечания.

Возврат к списку




Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук