Логин:
Пароль:

Регистрация

ДОКУМЕНТЫ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ

 

Заключение Квалификационной комиссии № 7 (Вестник 2010 № 1,2)



Адвокат при осуществлении своей профессиональной деятельности обязан следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушения прав последнего ходатайствовать об их устранении.


    …К. обратилась в Адвокатскую палату г. Москвы с жалобой на действия (бездействие) адвоката А., указав, что 10.08.2009 г. она обратилась с жалобой в Московскую городскую коллегию адвокатов на неисполнение своих должностных инструкций адвокатом А., но ответа не получила, в связи с чем просит провести проверку по её заявлению, дать юридическую оценку фактам, описанным в её заявлении от 10.08.2009 г., и дать обоснованный развернутый ответ о принятых мерах в отношении адвоката А.

К жалобе К. приложена ксерокопия её заявления-жалобы от 10.08.2009 г., поданной в Московскую городскую коллегию адвокатов  (вход. № 185 от 10.08.2009 г.), из которой усматривается, что в М. районном народном суде г. Москвы федеральным судьей Я. слушается дело №10-17/09 по апелляционной жалобе К. По ходатайству К. судом ей назначаются адвокаты из Адвокатской конторы. По делу апелляционной инстанцией к моменту подачи заявления-жалобы состоялось 11 заседаний, на каждое из которых приходил новый адвокат, часто с опозданием, не представляется, не знакомится с делом, не обсуждает  с К.вопросы её защиты.

В судебном заседании 22.07.2009 г. присутствовал адвокат, который не представился, стал говорить против воли К., в связи с чем она выразила претензию,  которую подала в Адвокатскую контору.

29.07.2009 г. судебное заседание, назначенное на 11 часов, во время не началось, так как адвокат А. опоздала почти на 30 минут, не успела ознакомиться с делом, обсудить с К. вопросы её защиты.

В судебное заседание 05.08.2009 г. адвокат А. прибыла с опозданием на 45 минут, не связалась с К. заблаговременно, не обсудила вопросы её защиты, не ознакомилась с материалами дела, не помогала К. в составлении ходатайств, сборе доказательств.

Заявительница К. считает подобное отношение адвоката А. к своей работе неприемлемым, просит дать юридическую оценку поведению адвоката А. в судебных заседаниях 29.07.2009 г. и 05.08.2009 г. в М. суде и привлечь её к дисциплинарной ответственности   за  нарушение  адвокатом   должностных   инструкций  и  адвокатской этики.

… Выслушав объяснения адвоката А., изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы жалобы К. и возражений адвоката  А., Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, единогласно пришла к следующим выводам.

Из имеющихся в материалах дисциплинарного производства доказательств и данных сторонами дисциплинарного производства объяснений усматривается, что адвокат А. осуществляла защиту К. в порядке, предусмотренном ст. 51 УПК РФ на стадии апелляционного производства в М. районном суде г. Москвы. Адвокат А. участвовала в пяти судебных заседаниях по уголовному делу в отношении К. Рассмотрение уголовного дела в апелляционной инстанции завершилось вынесением приговора от 15 октября 2009 г., которым К. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ. Этим же приговором производство по делу прекращено, а К. освобождена от уголовной ответственности за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. На приговор М. районного суда г. Москвы от 15 октября 2009 г. были поданы кассационные жалобы адвокатом А. и осужденной К., рассмотренные судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда 16 декабря 2009 г. Судебная коллегия пришла к выводу  о нарушении судом апелляционной инстанции требований ст. 307 УПК РФ, отменила приговор в отношении К. и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в новом составе.

Как следует из материалов уголовного дела № 10-17/09, К. неоднократно подавались ходатайства и заявления, в которых она, критикуя действия адвоката А., высказывала недоверие адвокату, указывала, что не считает её своим адвокатом и просила произвести замену адвоката А., а именно:
  • ходатайство К. от 21.08.2009 г. на имя Федерального судьи Я.;
  • заявление  К. от 19.08.2009 г. на имя Федерального судьи Я., предъявленное 27.08.2009 г.;
  • заявление  К. от 27.08.2009 г. на имя Федерального судьи Я., предъявленное 27.08.2009 г.;
  • заявление К. о лишении прав на выбор средств и способов защиты от 17.08.2009 г. на имя и.о. Председателя М. суда С.

Из представленных в материалы дисциплинарного производства протоколов судебных заседаний от 29 июля 2009 г., 05.08.2009 г., 28 августа 2009 г. и 14 октября 2009 г. усматривается, что они содержат следующие записи:
«Защитник К.: я заявляю отвод судье Я. … В дело был допущен адвокат, который не заключил соглашение с К., не ознакомился заранее с материалами дела …
Защитник А.: поддерживаю ходатайство...» - см. протокол судебного заседания от 29 июля 2009 года;
«Осужденная К.: … Но к участию в деле допущена без соглашения и определения суда адвокат А. Это дает мне повод сомневаться в беспристрастности судьи, хотя нарушение уголовно-процессуального закона судьей К. в части рассмотрения уголовного дела без участия защитника явилось основанием для отмены приговора от 10.12.07…
Осужденная К.: В связи с тем, что мой защитник К. был удален, я остаюсь без защитника, адвокат А. не является моим защитником…
Осужденной К. предоставляется последнее слово: я бы хотела сказать, что меня в судебном заседании лишили права на защиту, поскольку мой защитник К. был удален из зала судебного заседания …» - см. протокол судебного заседания от 14 октября 2009 г.

Анализ вышеприведенных документов  свидетельствует о том, что суд процессуально не разрешил заявленные К. ходатайства.

В протоколах вышеупомянутых судебных заседаний не содержится отражение позиции адвоката А. по поставленным К. вопросам в части отказа К. от защиты в лице адвоката А. Не представлены адвокатом А. и иные доказательства, свидетельствующие о законном и адекватном реагировании защитником А. на заявленные К. письменные и устные ходатайства и заявления относительно законности участия адвоката А. в рассмотрении уголовного дела в отношении К. Замечаний на протоколы судебных заседаний адвокат А. не приносила. Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (пп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации, п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката). За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 7 названного Закона).

Квалификационная комиссия в своих заключениях неоднократно отмечала, что оказание юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, является важной составляющей деятельности адвокатуры по обеспечению гарантированного государством конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи в случаях, установленных законом.

Адвокаты должны неукоснительно исполнять требования Уголовно-процессуального кодекса РФ, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката в части обеспечения гарантированного государством конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи и защиту в уголовном судопроизводстве по назначению.

Как указывает в своих заключениях Конституционный Суд РФ (например, в Определении от 08.02.2007 г. № 251-О-П) право каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (статья  48 часть 2 Конституции РФ) служит для этих лиц гарантией осуществления других, закрепленных в Конституции Российской Федерации прав получения квалифицированной юридической помощи (статья 48 часть1), на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом (статья 45 часть 2), на судебную защиту (статья 46), на разбирательство дела судом на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123 часть 3). Конституционные положения о праве обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи и право на помощь адвоката (защитника) конкретизированы в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, которым к категории обвиняемых отнесены не только лица, в отношении которых вынесены постановления о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт, но и подсудимые – обвиняемые, по уголовному делу которых назначено судебное разбирательство.

Регламентируя условия и порядок реализации названных выше прав, УПК РФ связывает их осуществление как с волеизъявлением обвиняемого, по просьбе которого участие защитника обеспечивается органами дознания, следствия, прокурором или судом (ч. 2 ст. 50 УПК РФ), так и с конкретными обстоятельствами, при наличии которых участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно. К таковым Кодекс относит случаи, когда подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.

Отказ от помощи защитника может иметь место в любой момент производства по уголовному делу и допускается только по инициативе подозреваемого, обвиняемого и заявляется в письменном виде (ч. 1 ст. 52 УПК РФ).

Реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника)  на той или иной стадии уголовного судопроизводства не может быть поставлена в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В пункте 3 разъяснений, данных Пленумом Верховного суда РФ от 05 марта 2004 г. № 1 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 N 60, от 11.01.2007 N 1), о применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации содержится следующее указание: «Судам надлежит обеспечивать выполнение требований закона об участии в уголовном судопроизводстве защитника. Его участие обязательно, если подозреваемый или обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ. При этом участие в производстве по уголовному делу обвинителя (государственного обвинителя) не является обязательным условием участия в уголовном судопроизводстве защитника, поскольку обвиняемый (подсудимый) вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. В таких случаях суду необходимо выяснить причину отказа от защитника и установить, не был ли такой отказ вынужденным, обусловленным, например, соображениями материального порядка. Отказ от защитника может быть принят судом, если будут выяснены причины отказа от защитника, а его участие в судебном заседании фактически обеспечено судом.

При принятии отказа от защитника суду надлежит в определении (постановлении) мотивировать свое решение. С учетом изложенного вынесение приговора с соблюдением процедур, установленных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, не может рассматриваться как нарушение прав подсудимого на защиту, если отказ от защитника был заявлен в письменном виде или отражен в протоколе соответствующего процессуального действия».

Как свидетельствуют материалы настоящего дисциплинарного производства по уголовному делу К. судом не была соблюдена процедура рассмотрения ходатайств подсудимой, в которых она отказывалась  от защитника А., а адвокат А. вопреки прямому предписанию части 1 статьи 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, которым установлено, что, участвуя или присутствуя на судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении.
В соответствии с п. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и  Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

Квалификационная комиссия по результатам рассмотрения жалобы К. дает заключение о наличии в действиях  адвоката А. нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адвокатской палаты города Москвы, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. и 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката,  единогласно выносит заключение:
о неисполнении (ненадлежащем исполнении) адвокатом А. своих профессиональных обязанностей перед доверителем К., что выразилось в нарушении ею возложенной на каждого адвоката обязанности при осуществлении профессиональной деятельности, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении (часть 1 статьи 12 Кодекса профессиональной этики адвоката), а именно: адвокат не заявила ходатайство об устранении нарушений прав доверителя К., которая однозначно, неоднократно и в письменной форме заявляла отказ от защитника – адвоката А.

Совет согласился с заключением квалификационной комиссии и вынес адвокату А. дисциплинарное взыскание в форме замечания.

Возврат к списку




Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук