Логин:
Пароль:

Регистрация

ДОКУМЕНТЫ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ

 

Заключение Квалификационной комиссии № 1 (Вестник 2010 № 3,4)



Статья 15 Кодекса профессиональной этики адвоката предписывает адвокату строить отношения с другими адвокатами на основе взаимоуважения и соблюдения их профессиональных прав...


...8 октября 2009 г. (вх. № 2772) с жалобой на адвоката К. в Адвокатскую палату г. Москвы обратилась адвокат Р. Распоряжением Президента Адвокатской палаты г. Москвы № 190 от 16 октября 2009 г. в отношении адвоката К. было возбуждено дисциплинарное производство.

Заявительница сообщила следующее.

В связи с поручением на оказание юридической помощи гр. З. в его споре с К-вым о признании сделки недействительной адвокат Р. участвует в рассмотрении гражданского дела в О. городском суде М. области.

Интересы ответчика К-ва представляет его брат — адвокат К.

Вопреки требованию п. 1 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которой адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав, адвокат К. допустил выражения в адрес адвоката Р., умаляющие ее честь и достоинство. Указанные выражения он использовал в письменных возражениях на встречный иск доверителя З.

Так, на странице 3 своих возражений на иск адвокат К. допустил следующее выражение: «При этом почти все, что во встречном иске утверждает адвокат Р., — это клевета, ложь или фальсификация доказательств», «...ранее адвокат Р. фальсифицировала факт-основание на получение отсрочки по оплате госпошлины...».

А на странице 4 своих возражений адвокат К. указал, что адвокат Р. «...заведомо клевещет на адвоката К.», «...все абзацы на 2, 3 и 4 листах — это ложь, клевета, фальсификация и голословные фантазии адвоката Р.».

В связи с изложенным адвокат Р. просит в соответствии со ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката применить к адвокату К. меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и вышеназванным Кодексом.

Выслушав стороны дисциплинарного производства, исследовав представленные ими документы и проголосовав именными бюллетенями, Квалификационная комиссия приходит к следующему заключению.

На основании п. 1 ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.

А в соответствии с п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства, в соответствии с которыми обязанность доказывания соответствия действительности высказанных ими утверждений лежит на сторонах дисциплинарного производства.

В соответствии с п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению.

Статья 15 того же Кодекса предписывает адвокату строить свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.
Адвокат должен воздерживаться от употребления выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката в связи с осуществлением им адвокатской деятельности.

Как видно из имеющихся в материалах дисциплинарного производства «Возражений на встречный иск», подготовленных и подписанных адвокатом К., адвокат К. действительно допустил там следующие выражения: «При этом почти все, что во встречном иске утверждает адвокат Р., — это клевета, ложь или фальсификация доказательств», «ранее адвокат Р. фальсифицировала факт-основание на получение отсрочки по оплате госпошлины.».

А на странице 4 своих возражений адвокат К. записал, что адвокат Р. «...заведомо клевещет на адвоката К.», «...все абзацы на 2, 3 и 4 листах — это ложь, клевета, фальсификация и голословные фантазии адвоката Р.».

При оценке вышеприведенных словесных конструкций Квалификационная комиссия исходит из следующего.

Под «клеветой» в русском языке понимается порочащая кого-либо информация, ложь. Ложью же является «намеренное искажение истины, неправда» .
В соответствии со ст. 129 УК РФ клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, образует состав преступления.

Слово «фальсификация» расшифровывается в «Словаре русского языка» как «поддельная вещь, выдаваемая за настоящую» . В случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 186 ГПК РФ).

По смыслу приведенной нормы «подложными», или, что то же самое, фальсифицированными, могут быть только письменные или вещественные доказательства, которые в случае необходимости могут быть направлены на экспертизу. В то же время неточное или даже неверное объяснение стороны или ее представителя исследовать с помощью заключения эксперта невозможно.

В одном из своих значений слово «фантазия» понимается как «нечто надуманное, неправдоподобное, несбыточное, ложь» . Что же касается прилагательного «голословные», то есть «не подтвержденные доказательствами или фактами» , то в конструкции избранного адвокатом К. предложения оно призвано подчеркнуть негативный смысл слова «фантазии».
Таким образом, употребленные адвокатом К. в процессуальном документе, составленном для приобщения и приобщенном по ходатайству адвоката к материалам гражданского дела, рассматриваемого О. городским судом М. области, словесные конструкции носят негативный и оскорбительный характер, порочат честь и достоинство адвоката Р., являются публичным выражением неуважения к коллеге и не соответствуют манере делового общения.

Речь идет о следующих выражениях, употребленных в процессуальном документе адвокатом К.:
  1. «При этом почти все, что во встречном иске утверждает адвокат Р., — это клевета, ложь или фальсификация доказательств»,
  2. «...ранее адвокат Р. фальсифицировала факт-основание на получение отсрочки по оплате госпошлины»,
  3. адвокат Р. «...заведомо клевещет на адвоката К.»,
  4. «все абзацы на 2, 3 и 4 листах — это ложь, клевета, фальсификация и голословные фантазии адвоката Р.».

Констатируя наличие в действиях адвоката К. дисциплинарного проступка, Квалификационная комиссия, кроме всего прочего, исходит из правовой позиции Европейского Суда по правам человека. Все приведенные выше негативные выражения были употреблены адвокатом К. в процессуальном документе, в ходе работы над которым у него была возможность «переиначить высказанное, облагородить фразу или опустить ее до того, как употребленное им выражение станет достоянием публики». (См. Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Гюндюз против Турции» [Gunduz v. Turkey] (Application № 35071/97) / Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2004. № 4. С. 20—21).

На основании изложенного, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы выносит заключение:
о нарушении адвокатом К. п. 2 ст. 8 и п. 1 ч. 2 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившемся в употреблении им в процессуальном документе, составленном для приобщения и приобщенном по ходатайству адвоката к материалам гражданского дела, рассматриваемого О. городским судом М. области, следующих словесных конструкций:
  1. «При этом почти все, что во встречном иске утверждает адвокат Р., — это клевета, ложь или фальсификация доказательств»,
  2. «...ранее адвокат Р. фальсифицировала факт-основание на получение отсрочки по оплате госпошлины.»,
  3. адвокат Р. «...заведомо клевещет на адвоката К.»,
  4. «все абзацы на 2, 3 и 4 листах — это ложь, клевета, фальсификация и голословные фантазии адвоката Р.».
Употребленные в этих словесных конструкциях выражения носят негативный и оскорбительный характер, порочат честь и достоинство адвоката Р., являются публичным выражением неуважения к коллеге и не соответствуют манере делового общения.

Совет согласился с мнением Квалификационной комиссии и вынес адвокату К. дисциплинарное взыскание в форме предупреждения.


При оценке понятий, словесных конструкций Квалификационная Комиссия использовала Словарь русского языка С.И. Ожегова (Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1981. С. 246, 281)

Возврат к списку




Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук