Логин:
Пароль:

Регистрация

ЖАЛОБА ПРОКУРОРУ г. МОСКВЫ


Прокурору города Москвы
государственному советнику
юстиции 2 класса
г-ну Сёмину Ю.Ю.


         Копии (для сведения):                       Boris Kuznetsov
200 Winston Dr. Apt. # 2606
Cliffside Park, N.J. 07010, USA,


(в порядке надзора):              Первому заместителю
Генерального прокурора РФ
государственному советнику
юстиции 1 класса
г-ну Буксману А.Э.



ЖАЛОБА
на заведомо незаконное и необоснованное постановление поднадзорного следственного органа субъекта федерации, бездействие начальника отдела по надзору за расследованием особо важных дел и заместителя прокурора г. Москвы.




Уважаемый Юрий Юрьевич!


Вынужден прибегнуть к возложенным на Вас ответственным функциям неослабного прокурорского надзора за законностью процессуальной деятельности СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве, расположенного в соседнем с Вашим зданием.

Напоминаю о том, что еще 13 июля 2007 года лично Вами на основании не вступившего в законную силу и впоследствии обжалованного заключения Тверского районного суда г. Москвы от 11 июля 2007 года было скоропалительно возбуждено вздорное и нелепое по фабуле, засекреченное уголовное дело № ###### в отношении одного из известнейших и лучших российских адвокатов Кузнецова Бориса Аврамовича, якобы разгласившего гостайну судьям высшего судебного органа страны – Конституционного Суда РФ.

Так вот, это позорное для наших правоохранительных и судебных органов уголовное дело все еще не прекращено и находится в производстве названного следственного управления.

За истекший с момента опрометчивого возбуждения Вами этого надуманного уголовного дела длительный период времени, сменилось три следователя (все они покинули следственную работу) и сейчас оно находится в производстве у четвертого – выросшего на нем до младшего советника юстиции следователя по особо важным делам второго отдела по расследованию особо важных дел Воронина А.А.

Предварительное расследование по делу неоднократно, как правило, в тайне от защиты, приостанавливалось.

Последнее уведомление о приостановлении следствия нам удалось выцарапать только путем обращения к руководству следственного органа, поскольку следователь Воронин А.А. избрал по отношению к защите тактику стойкой информационной блокады.

После того, как прошлой весной и летом мы с коллегами Резником Г.М., Коблевым Р.П. и Закалюжным Р.С. в Замоскворецком районном суде столицы поломали задуманный этим следователем и поддержанный Вашим прокурорским сотрудником Крыловым И.В. сценарий по заведомо незаконному заочному аресту нашего доверителя, он, видимо, затаил на нас обиду и предпочел забыть о нашем существовании.

11 ноября прошлого года в консультацию поступило прилагаемое в копии письмо руководителя отдела процессуального контроля в сфере противодействия коррупции поднадзорного Вам московского СУ г-на Муравьева А.А., из которого я с превеликим опозданием наконец-то узнал о том, что «Предварительное расследование по уголовному делу приостановлено 17.09.2009 года на основании п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ» (см. л. 1 приложения).

При этом автор этой отписки, как и надзирающий прокурор – начальник отдела по надзору за расследованием особо важных дел Алексеенко М.М., почему - то не усмотрели каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона в действиях следователя Воронина А.А., не соизволившего в очередной раз исполнить непреложную процессуальную обязанность, возложенную на него ч. 1 ст. 209 УПК РФ и вновь принявшего решение о приостановлении следствия по заведомо незаконному ложному основанию.

Вместе с тем, г-н Муравьев А.А. любезно разъяснил мне право на обжалование принятого им решения, которое я и пытаюсь реализовать, обращаясь к Вам, Юрий Юрьевич, с настоящей жалобой.

Принимая обжалуемое решение, следователь Воронин А.А. с благословения руководства следственного органа и надзирающего прокурора явно и очевидно лукавил и дерзко игнорировал истинные фактические обстоятельства расследуемого им уголовного дела.

Принимая обжалуемое решение, следователь исходил из ложных посылов о том, что заочно обвиненный Кузнецов Б.А. якобы скрылся от следствия, а также о мнимости неустановления места нахождения обвиняемого.

Примечателен тот факт, что эти заведомо ложные, не соответствующие действительности посылы в форме категоричных безапелляционных утверждений и выводов, судя по всему, содержались и во всех предыдущих постановлениях Воронина А.А., которые он тщательно утаивает от стороны защиты и Замоскворецкого райсуда, куда он предпочитает не являться по вызовам.

Во-первых, наш уважаемый коллега беспрепятственно покинул пределы Отечества еще 11 июля 2007 года, т.е. до возбуждения уголовного дела, когда он даже не пребывал в статусе подозреваемого.

Никаких вызовов к органу предварительного следствия, а тем более запретов на передвижение, иных мер процессуального принуждения, в т.ч. ограничивающих его гарантированную ч. 2 ст. 27 Конституции РФ свободу передвижения, не имелось и в природе не существовало.

Во-вторых, впоследствии узнав из СМИ подтвержденные его представителями сведения о скоропостижном возбуждении Вами, Юрий Юрьевич, уголовного дела, адвокат Кузнецов Б.А. незамедлительно информировал орган предварительного расследования обо всех своих передвижениях и местах нахождения, включая г. Нью Джерси США, где он проживает с декабря 2007 года. Всем следователям наш доверитель звонил по телефону, оставлял сведения об адресах традиционной и электронной почты и номерах контактных телефонов, выражал готовность дать подробные показания по делу в стране пребывания.

15 июля 2008 года мы с женой моего коллеги Надеждой Черной явились на допрос к Воронину А.А.

В своих показаниях она сообщила о том, что ее муж, получивший политическое убежище в США, проживает по адресу: 200 Winston Dr. Apt. 2306, Cliffside Park, N.J., USA, 07010.

Кроме того, в протоколе допроса были отражены номера контактных телефонов и адрес электронной почты.

До этого 08 июля 2008 года Борис Аврамович направил пытливому следователю Воронину А.А. прилагаемое в копии заявление, в котором сообщил подробные сведения о своем местопребывании в США, переведя на русский язык и в доступной для понимания, популярной форме расшифровав аббревиатуры своего почтового адреса (см. л. 2-3 приложения).

Более подробно доказательства осведомленности следователя Воронина о месте нахождения обвиняемого приведены в тексте и приложениях к его жалобе в порядке ст. 124 УПК РФ, направлявшейся им на Ваше имя и Уполномоченному по правам человека в РФ (см. л. 4-12 приложения).

В-третьих, следствию были постоянно доступны все защищающие Кузнецова Б.А. адвокаты, в число которых входит и Президент Адвокатской палаты г. Москвы Г.М. Резник.

Тем не менее, как отмечалось выше, следователь в большинстве случаев принимаемые процессуальные решения от них умалчивает, общения с ними избегает, что побудило нашего доверителя заявить ему обоснованный отвод (см. л. 13-25 приложения).

Особое недоумение вызывает тот факт, что ни следователь, ни надзирающий прокурор так и не удосужились подтвердить факт вынесения некоего нового несекретного постановления о привлечении Кузнецова Б.А. в качестве обвиняемого от 28 апреля 2009 года.

В отличие от первичного (предшествующего) засекреченного постановления, вопреки положениям и императивным предписаниям ст. 172 УПК РФ, следователь Воронин А.А. даже не удосужился известить обвиняемого и его защитников о планируемой дате предъявления нового обвинения и до сего времени не вручил защитникам копию этого сомнительного, судя по всему, сфабрикованного в тиши следственного кабинета постановления.

Более того, вышеупомянутый начальник профильного отдела столичной прокуратуры Алексеенко М.М., до которого эти безобразия доводились стороной защиты, в очередной раз посчитал их полностью соответствующими уголовно-процессуальному закону, не усмотрев оснований для прокурорского реагирования (см. л. 26 приложения).

Создается впечатление, что г-н Алексеенко М.М., всякий раз рассматривая наши жалобы, образно выражаясь, превращается в слепоглухонемого, категорически отказываясь замечать очевидные грубейшие нарушения законности.

Приходится с горечью констатировать, что аналогичную позицию по данному резонансному делу занял и Ваш заместитель Б.П. Марков (см. л. 27 приложения).

Между тем, такая страусиная позиция фактического потворства и укрывательства совершаемых следователем дерзких нарушений федерального законодательства становится особенно вызывающей и нетерпимой на фоне позиции, занятой по этому делу вышестоящей Генеральной прокуратурой РФ.

Из прилагаемого в копии запроса и ответа на него Генеральной прокуратуры РФ в лице заместителя начальника управления экстрадиции Главного управления международного правового сотрудничества (исх. № 81/3-104-108 от 24 сентября 2009 года) явствует, что «По имеющимся сведениям, местонахождение указанного лица (т.е. Кузнецова Б.А., прим. авт.) установлено на территории Соединенных Штатов Америки» (см. л. 31 приложения).

Не правда ли, странная получается картина, Юрий Юрьевич? Высший орган прокуратуры страны по состоянию на 24 сентября 2009 года считает место нахождения обвиняемого в США установленным, а нижестоящий, возглавляемый Вами безропотно соглашается в письме от 15 октября 2009 года (см. л. 27 приложения) с утверждением следствия о том, что место нахождения Кузнецова Б.А. до сих пор якобы не установлено.

Сообщая об изложенном, убедительно-настоятельно рекомендую Вам в добровольном порядке мерами прокурорского реагирования устранить вышеизложенные стойкие нарушения федерального законодательства, в т.ч. допущенные руководящими сотрудниками возглавляемой Вами прокуратуры субъекта федерации.

О результатах рассмотрения жалобы и мерах реагирования информировать консультацию и ее доверителя в сроки, регламентированные ч. 1 ст. 124 УПК РФ.

Приложение: по тексту на 31 л., только первому адресату; на 4 л., только третьему адресату.

Заранее благодарен,
адвокат
Р.Ю. Зиновьев


Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук