Логин:
Пароль:

Регистрация

АДВОКАТ В.В. СУШКОВ  vs  ГСУ СКП РФ


В Судебную коллегию по уголовным делам
Московского городского суда
от адвоката СУШКОВА Владимира Вячеславовича
Регистрационный номер 77/7233
в Реестре адвокатов г. Москвы
Адрес для направления корреспонденции:
117198, г. Москва, а/я 39

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА



на постановление Басманного районного суда г. Москвы от 31 июля 2009 г. о разрешении производства обыска в жилище адвоката Сушкова В.В. (судья Мушникова Н.Е.)



3 августа в принадлежащем мне жилом помещении по адресу: г. Москва, ############# следователем Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ Перевертовым А.С. был произведен обыск (протокол обыска прилагается, приложение 1).

Перед началом обыска мне было предъявлено постановление Басманного районного суда г. Москвы от 31 июля 2009 г. (судья Мушникова Н.Е.) о разрешении обыска в моем жилище. Копия постановления суда мне выдана не была.

Постановление суда было мотивировано тем, что адвокат Сушков В.В. является одним из представителей П.В. Забелина, обвиняемого в хищении акций ЗАО «Московский дворец молодежи» (ЗАО «МДМ»), в связи с чем в жилище адвоката Сушкова В.В. могут находиться документы и предметы, относящиеся к деятельности ЗАО «МДМ», которые и предусматривалось изъять. Указания на конкретные документы и предметы, подлежащие изъятию, в постановлении суда не содержалось.

Считаю, что при вынесении судом постановления о производстве обыска в принадлежащем адвокату жилом помещении были нарушены требования УПК РФ и ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в частности, адвокатская тайна (ст. 8) и запрет на истребование от адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам (ст. 18).

Кроме того, постановление суда было вынесено без учета разъяснений Конституционного суда РФ по данному вопросу, содержащихся в Определении от 8 ноября 2005 г. № 439-0.

Действительно, я являюсь представителем Забелина П.В. по делу А40-35413/08-136-327, которое рассматривается Арбитражным судом г. Москвы.

Однако это обстоятельство не может являться достаточным и законным основанием для проведения обыска в моем жилище в связи со следующим.

1.    Дело А40-35413/08-136-327 возбуждено по иску Забелина П.В. к ООО «Молодежный дворец» о признании недействительными решений общего собрания участников общества.

Таким образом, этот спор вытекает из осуществления Забелиным П.В. прав участника ООО «Молодежный дворец» и никак не связан с деятельностью ЗАО «МДМ». Поэтому у меня как у представителя Забелина П.В. нет и не могло быть никаких документов, связанных с деятельностью ЗАО «МДМ».

Однако суд выдает разрешение на обыск именно для изъятия у меня документов, связанных с деятельностью ЗАО «МДМ». Мотивировка того, почему указанные документы должны находиться у меня в жилище, в постановлении суда отсутствует. Нет ссылки также и на доказательства, на основании которых судом сделан такой вывод.

Кроме того, как видно из судебных актов арбитражных судов, принятых по делу А40-35413/08-136-327, Забелиным П.В. к исковому заявлению не было приложено никаких доказательств. В связи с этим его исковое заявление было ему возвращено, однако суд апелляционной инстанции отменил это определение, указав на то, что Забелин П.В. не может представить необходимые документы в связи с их отсутствием у него, и в этом случае необходимо истребовать документы от ответчика — ООО «Молодежный дворец» (копии судебных актов арбитражных судов прилагаются, приложения 3 и 4).

Это обстоятельство также свидетельствует о том, что у меня как у представителя Забелина П.В. не было даже документов, относящихся к деятельности ООО «Молодежный дворец», не говоря уже о документах, относящихся к ЗАО «МДМ».

Суду эти доказательства представлены не были, что послужило основанием для вынесения необоснованного решения.

2.    Необходимо также отметить, что я являюсь представителем гражданина Эстонии Сергея Рейнсалу по делу № А40-21714/09- 158-249, рассматриваемому Арбитражным судом г. Москвы. Иск заявлен ЗАО «Инталия» к ЗАО «МДМ» о признании недействительной записи о передаче акций в реестре акционеров от ЗАО «Инталия» к С. Рейнсалу.

Гражданин Эстонии С. Рейнсалу привлечен судом к участию в данном деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора.

В ходе судебного разбирательства по данному делу судом было установлено, что ни у одной из сторон нет подлинных документов, подтверждающих права С. Рейнсалу на акции. В связи с этим я запросил у С. Рейнсалу документы, подтверждающие его права на акции.

На этот запрос мне был прислан оригинал выписки из реестра акционеров ЗАО «МДМ» в отношении С. Рейнсалу. Копию этого документа я приобщил к материалам арбитражного дела, представив суду на обозрение подлинник. Копию этого документа я также вручил представителю ЗАО «Инталия».

После судебного заседания я представил копию этого документа и следователю Перевертову А.С., о чем указано в его рапорте, приложенном к настоящему делу (л.д. 46). И сама копия выписки также приложена к делу (л.д. 53).

Таким образом, у меня имелся    документ в оригинале, относящийся к акционеру ЗАО «МДМ» С. Рейнсалу, а именно выписка из реестра акционеров ЗАО «МДМ», о чем было известно следователю А.С. Перевертову, так как он присутствовал в заседании арбитражного суда, что следует из его рапорта (л.д. 46).

Как следует из того же рапорта следователя А.С. Перевертова, обыск необходимо провести в моем жилище с целью изъятия оригинала этой выписки.

Однако в ходатайстве следователя Комарды К.П. эти обстоятельства указаны не были, а ходатайство обосновано тем, что я являюсь представителем Забелина П.В. по другому делу.

Кроме того, в материалы данного арбитражного дела ЗАО «Инталия» представило реестр акционеров ЗАО «МДМ», заверенный следователем. В этом реестре содержатся сведения об акционерах, аналогичные сведениям, содержащимся в выписке, выданной С. Рейнсалу. При этом подпись Забелина П.В. заверена нотариально (приложение 5).

Следовательно, довод следователя о необходимости получения у меня такой информации не обоснован, т.к. такая информация у следствия уже была.

Таким образом, выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что в силу п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ и п. 1 ст. 380 УПК РФ является основанием для отмены постановления суда.

3. Кроме того, к ходатайству следователя были приложены сведения, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности (л.д. 54—61).

На основании этих документов судом было вынесено обжалуемое решение. При этом судом не было учтено, что в соответствии с ч. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Судебное решение о проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении меня судом не выносилось.

В соответствии со ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим кодексом.

В соответствии с Постановлением Конституционного суда РФ от 29 июня 2004 г. № 13-П суд был обязан руководствоваться при принятии данного решения не только нормами УПК РФ, но и специальными законами, регулирующими указанные правоотношения, в частности, ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Необходимо отметить, что в представленной суду Справке для служебного пользования (л.д. 57) указано, что Забелиным П.В. через меня проводится активная деятельность в направлении создания препятствий для нормального и объективного хода расследования уголовного дела. Это, в частности, выражается в активных попытках воздействовать на свидетелей по уголовному делу, в том числе через коррупционных сотрудников правоохранительных органов, а также целенаправленных действиях по уничтожению документальных материалов, доказывающих причастность П. Забелина к инкриминируемым ему преступлениям. Кроме того, посредством ложных доносов и публикаций в СМИ «заказных материалов» порочащего характера П. Забелин, в том числе через названных лиц, пытается скомпрометировать членов следственной группы, а также сотрудников подразделений ФСБ России, участвующих в оперативном сопровождении уголовного дела.

Эта же информация содержится и в ходатайстве следователя, и в постановлении суда.

Данная информация является явным вымыслом, никакими доказательствами не подтверждается, порочит мои честь, достоинство и деловую репутацию. Предоставление такой информации суду направлено на дискредитацию адвоката с целью получения необходимого решения суда.
При этом, несмотря на прямое указание закона, суд не исключил из числа доказательств эту ничем не подтвержденную информацию, полученную в результате незаконной оперативно-розыск¬ной деятельности.

4. Судом не указан конкретный объект обыска, что может привести (и привело) к изъятию предметов, не относящихся к уголовному делу, в рамках которого производится обыск. Это ведет к произволу со стороны следователя, т.к. неуказание конкретных предметов, подлежащих изъятию у адвоката, позволяет следователю изъять предметы, содержащие информацию о других клиентах адвоката, что является адвокатской тайной. Как указано в Определении Конституционного суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-0, «Поскольку адвокатская тайна подлежит обеспечению и защите не только в связи с производством по уголовному делу, но и в связи с реализацией своих полномочий адвокатом, участвующим в качестве представителя в конституционном, гражданском и административном производстве, а также оказывающим гражданам и юридическим лицам консультативную помощь, федеральный законодатель, реализуя свои дискреционные полномочия, вытекающие из статей 71 (пункты «в», «о»), 72 (пункт «л» части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, был вправе осуществить соответствующее регулирование не в отраслевом законодательстве, а в специальном законе, каковым является Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Данным Федеральным законом определяется понятие адвокатской тайны и устанавливаются гарантии ее сохранения, в частности в виде превентивного судебного контроля: в силу пункта 3 его статьи 8 проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, требованиям законности, обоснованности и мотивированности, — в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу».

Кроме того, неуказание в постановлении суда конкретных пред¬метов, подлежащих изъятию, привело к нарушению моего конституционного права на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23 ч. 1 Конституции РФ).

Указанное нарушение судом уголовно-процессуального закона привело к изъятию у меня мобильного телефона с номерами клиентов, а также ноутбука, принадлежащего жене, и жесткого дис¬ка с информацией о моей частной и семейной жизни (личные и семейные фотографии, видео). Следователем в протоколе обыска не было мотивировано, какое отношение изъятые предметы имеют к ЗАО «МДМ».

Таким образом, при вынесении обжалуемого постановления судом нарушено требование ч. 4 ст. 7 УПК РФ, согласно которой постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Это нарушение уголовно-процессуального за¬кона является в силу п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ основанием для отмены обжалуемого постановления.

5. В соответствии с Постановлением Конституционного суда РФ от 29 июня 2004 г. № 13-П суд был обязан руководствоваться при принятии данного решения не только нормами УПК РФ, но и специальными законами, регулирующими указанные правоотношения, в частности ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В соответствии с ч. 3 ст. 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

Кроме того, в соответствии с абз. 2 ч. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Суд в обжалуемом постановлении прямо указывает, что ходатайство следователя о производстве обыска в жилище адвоката мотивировано тем, что адвокат представлял интересы обвиняемого. Суд соглашается с указанным доводом следователя, несмотря на наличие прямого запрета на истребование у адвоката документов, входящих в производство адвоката по делам доверителей.

Если бы в ходе обыска были найдены предметы и документы, относящиеся к деятельности Забелина П.В. как генерального директора ЗАО «МДМ», то такие предметы и документы заведомо не могли быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, т.к. они могли находиться у меня только в связи с оказанием юридической помощи Забелину П.В., о чем прямо указано в судебном постановлении.

Исключение из этого требования возможно только в случае проведения обыска для изъятия орудия преступления и предметов, изъятых из оборота или ограниченных в обороте. В данном случае в постановлении суда не установлено, что у меня в жилище такие предметы имеются.

Таким образом, судом при вынесении обжалуемого постановления был нарушен уголовно-процессуальный закон, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ является основанием для отмены указанного постановления.

Исходя из содержания постановления суда, адвокат, не являющийся защитником обвиняемого по уголовному делу, а представляющий его интересы в арбитражном судопроизводстве, рассматривается как соучастник преступления. Обжалуемое постановление суда порочит мои честь, достоинство и деловую репутацию как адвоката, нарушает мое конституционное право на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, нарушает требования об адвокатской тайне и гарантии независимости адвоката.

В соответствии со ст. 123 УПК РФ решения суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

В соответствии с ч. 1 ст. 127 УПК РФ жалобы и представления на приговоры, определения, постановления судов первой и апелляционной инстанций, а также жалобы и представления на судебные решения, принимаемые в ходе досудебного производства по уголовному делу, приносятся в порядке, установленном гл. 43— 45 настоящего Кодекса.

На основании изложенного в соответствии со ст. 123, 127, 373, 378, п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 380 УПК РФ,

ПРОШУ:



Постановление Басманного районного суда г. Москвы от 31 июля 2009 г. о разрешении производства обыска в жилище адвоката Сушкова Владимира Вячеславовича по адресу г. Москва, ###########

Приложение:
1.    Протокол обыска (от 3.08.09 г. в жилище адвоката Сушкова В.В. (копия на 5 листах).
2.    Удостоверение адвоката № 7119 от 23.03.2004 г. № 7119 (ко¬пия на 1 листе).
3.    Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № 09 АП-16637/2008 от 26.12.2008 г. по делу № А40-35413/08-136- 327 (копия на 4 листах).
4.    Определение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40- 35413/08-136-327 (копия на 2 листах).
5.    Реестр акционеров ЗАО «МДМ», заверенный следователем (копия на 3 листах).

Адвокат
В.В. СУШКОВ


Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук