Логин:
Пароль:

Регистрация

АДВОКАТ В.В. СУШКОВ  vs  ГСУ СКП РФ


Первому заместителю генерального прокурора
Российской Федерации — председателю
Следственного комитета при прокуратуре
Российской Федерации,
государственному советнику юстиции 1-го класса
г-ну БАСТРЫКИНУ А.И.
Копии: Председателю Московского городского суда
г-же ЕГОРОВОЙ О.А.
Председателю Московской юго-западной
коллегии адвокатов г. Москвы
г-же ТРОШКОВОЙ Т.Р.
от члена Совета Адвокатской палаты г. Москвы,
председателя Комиссии по защите
профессиональных и социальных прав адвокатов
Адвокатской палаты г. Москвы ЗИНОВЬЕВА
Р.Ю.



в защиту члена Адвокатской палаты г. Москвы,
адвоката Московской юго-западной коллегии
адвокатов г. Москвы СУШКОВА В.В.


О незаконности действий сотрудников Следственного комитета при прокуратуре РФ и решений судов г. Москвы в связи с несоблюдением адвокатской тайны.



Уважаемый Александр Иванович!

Настоящим вынужден побеспокоить Вас в связи со следующими неотложными обстоятельствами, связанными с серьезными нарушениями законности и противодействием адвокатской деятельности.

4 августа 2009 г. в Адвокатскую палату г. Москвы обратился за помощью и содействием ее член — адвокат СУШКОВ Владимир Вячеславович, который успешно трудится в Московской юго-западной коллегии адвокатов г. Москвы. (См. л. 1 приложения). Его обращение было поддержано председателем коллегии Трошковой Т.Р. (См. л. 2—3 приложения).

Их прилагаемые в копиях обращения были переданы на изучение в Комиссию по защите профессиональных и социальных прав адвокатов, созданную и действующую при Совете Адвокатской палаты г. Москвы. По результатам изучения названных обращений с заслушиванием их подписантов Комиссией сделаны выводы о неправомерном грубом нарушении государственным органом законности, связанном с профессиональной деятельностью названного адвоката.

Так, из сообщенной адвокатом Сушковым В.В. информации следует, что 3 августа 2009 г. в принадлежащем ему на праве собственности жилище по адресу: ######### следователем следственной группы ГСУ СКП РФ юристом 1 класса  ПЕРЕВЕРТОВЫМ А.С.   был произведен обыск.

Данный обыск был проведен на основании соответствующего постановления Басманного районного суда г. Москвы от 31 июля 2009 г. (судья МУШНИКОВА Н.Е.).

При этом, как указал заявитель, в качестве мотивировки судебное постановление содержало довод о том, что адвокат Сушков В.В. является одним из представителей гр-на П.В. Забелина, обвиняемого в хищении акций ЗАО «Московский дворец молодежи», в связи с чем в жилище адвоката Сушкова В.В. могут находиться документы и предметы, относящиеся к деятельности ЗАО «МДМ». При этом указаний на конкретные документы, подлежащие изъятию, в судебном акте не содержалось.

К унизительной долгой процедуре обыска жилища следователем привлекались в качестве понятых соседи адвоката.

В ходе обыска у адвоката Сушкова В.В.«были изъяты мобильный телефон и ноутбук, не имеющие никакого отношения к предмету обыска. Впоследствии названное личное имущество адвоката незаконно стойко удерживалось органом уголовного преследования и владельцу не возвращалось. (См. л. 4—8 приложения).

Одновременно адвокат Сушков В.В. пояснил, что он действительно является представителем указанного доверителя в гражданском деле по иску к ООО «Молодежный дворец» о признании недействительными решений общего собрания участников.

Никакого отношения к уголовному делу в отношении Забелина П.В. адвокат Сушков В.В.не имел, как не имел никакого отношения и к ЗАО «МДМ».

Адвокатская палата г. Москвы в лице ее рабочего органа — Комиссии констатирует, что вышеперечисленные действия следователя ГСУ СКП РФ не основаны на нормах законодательства, грубо и откровенно нарушают права как самого адвоката Сушкова В.В., так и всего адвокатского сообщества. Подобные действия наносят непоправимый урон конституционным правам граждан на защиту и получение квалифицированной юридической помощи.

Не вызывает сомнения тот факт, что следователю высшего прокурорско-следственного органа хорошо известны положения ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которым "Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю".

Безусловная необходимость соблюдения вышеназванной нормы федерального законодательства подтверждена и Конституционным судом РФ в своих определениях от 8 ноября 2005 г. № 439-0 и от 21 октября 2008 г. № 673-0-0, в которых он указал на приоритет норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», содержащих дополнительные гарантии обеспечения адвокатской тайны, перед отраслевым законодательством и еще раз указал на необходимость судебного решения для проведения следственных и оперативных действий в отношении адвоката в принадлежащих ему (используемых им) помещениях.

Вышеуказанными судебными актами КС РФ разъяснено, что институт адвокатской тайны призван защищать информацию, полученную адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг. Эта информация подлежит защите и в силу конституционных положений, гарантирующих неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ) и тем самым исключающих возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, утверждающих недопустимость разглашения сведений о частной жизни лица без его согласия и обусловливающих обязанность адвокатов хранить адвокатскую тайну и обязанность государства обеспечить ее в законодательстве и правоприменении.

Между тем, именно такое произвольное вмешательство в адвокатскую деятельность и продемонстрировал следователь ПЕРЕВЕРТЕВ А.С., который, полностью проигнорировав положения Закона и акты КС РФ, в качестве мотивировки своего ходатайства перед Басманным райсудом столицы не нашел ничего иного как указать на то, что у адвоката, оказывающего юридическую помощь конкретному лицу, имеются полученные от того документы, к которым имеется интерес у следствия. К сожалению, судя по всему, судья МУШНИКОВА Н.Е. к рассмотрению ходатайства следователя отнеслась формально и скоропалительно опрометчиво его удовлетворила.

Подобные мотивировки, содержащиеся в официальных процессуальных документах, могут свидетельствовать либо о плохой профессиональной подготовке лица, их составившего, либо об умышленном дерзком характере нарушения им и согласившимся с ним судом первой инстанции действующего федерального законодательства.

При таких обстоятельствах Комиссия расценивает действия названного должностного лица как  прямое вмешательство в профессиональную деятельность представителей адвокатского сообщества и посягательство на охраняемую законом адвокатскую тайну строго запрещенное действующим законодательством (ст. 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Помимо изложенного, Комиссия вынуждена констатировать, что подобные грубые, дерзкие нарушения положений федерального законодательства, связанного с обеспечением адвокатской тайны, со стороны правоохранительных органов столицы приобретают систематический, регулярный характер, что требует незамедлительного и самого жесткого реагирования и пресечения со стороны руководства СК при прокуратуре РФ.

Мы уверены, что должностные лица, сотрудники правоохранительных органов, которые наделены государством властными полномочиями, при подобном ими злоупотреблении должны понести соответствующее наказание и вопрос об их соответствии занимаемым должностям должен быть рассмотрен самым серьезным образом.

Сообщая об изложенном, убедительно прошу:
Внимательно рассмотреть настоящее обращение и организовать тщательную служебную проверку по изложенным в нем тревожным фактам грубого и откровенного нарушения действующего законодательства. По результатам проведенной проверки в порядке процессуального контроля — принять действенные меры реагирования, направленные на восстановление законности и бесцеремонно попранных конституционных и профессиональных прав адвоката.

Одновременно рассмотреть вопрос о привлечении к установленной законом ответственности конкретных виновных лиц из числа следственных работников ГСУ СК при прокуратуре РФ.

О результатах рассмотрения обращения, принятых Вами решениях и мерах реагирования просьба информировать палату и заявителей.

Второму адресату настоящее обращение направляется в дополнение и развитие к ранее направлявшемуся в 2007 г. в Ваш адрес письму Президента Адвокатской палаты г. Москвы Резника Г.М. о недопустимости вынесения немотивированных решений о производстве обысков в жилищах адвокатов.

Приложение: по тексту на 8 листах — только первому и второму адресатам.

С уважением и надеждой на принципиальное и оперативное реагирование, 

председатель Комиссии
Р.Ю. ЗИНОВЬЕВ

 


Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук