Логин:
Пароль:

Регистрация

АДВОКАТ В.В. СУШКОВ  vs  ГСУ СКП РФ



ПОСТАНОВЛЕНИЕ

об отказе в разрешении производства обыска в жилище


г. Москва
20 октября 2009 г.

Судья Басманного районного суда г. Москвы Карпов А. Г. с участием старшего прокурора отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Карасева О.А., старшего следователя ГСУ Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Комарды К.П., адвоката Сушкова В.В., при секретаре Аносовой С.А., рассмотрев в судебном заседании постановление старшего следователя ГСУ Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Комарды К.П. о возбуждении ходатайства о производстве обыска в жилище Сушкова В.В. по уголовному делу № 18/377442-06,

УСТАНОВИЛ:



Настоящее уголовное дело возбуждено 24 мая 2006 г. в отношении генерального директора ЗАО «Московский дворец молодежи» (далее — ЗАО «МДМ») Забелина П.В. и других неустановленных лиц по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 199, ч. 4 ст. 159 и ч. 4 ст. 174-1 УК РФ.

Как усматривается из постановления следователя, срок предварительного следствия по уголовному делу продлен первым заместителем генерального прокурора Российской Федерации — председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации до 39 месяцев, то есть до 24 августа 2009 г.

В ходатайстве, представленном в суд, следователь указывает, что Забелин П.В. в период с декабря 2000 г. по январь 2001 г. в г. Москве, используя свое служебное положение, приобрел путем обмана право на принадлежащие ЗАО «Инталия» 26,6% акций ЗАО «Московский дворец молодежи» рыночной стоимостью 435 232 000 руб. Похищенные акции Забелин П.В. оформил в собственность подконтроль¬ного ему ООО «Молодежный дворец», чем причинил ЗАО «Инталия» и его акционерам имущественный ущерб в особо крупном размере.

12    февраля 2007 г. по делу вынесено постановление о привлечении Забелина П.В. в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

13    февраля 2007 г. Забелин П.В. объявлен в федеральный, а 23 апреля 2007 г. — в международный розыск.

3 июля 2009 г. в отношении Забелина П.В. вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 160 УК РФ.

В настоящее время обвиняемый Забелин П.В. скрывается от уголовного преследования на территории Эстонской Республики, откуда через своих доверенных лиц в г. Москве организует создание препятствий для объективного расследования уголовного дела, активно воздействует на свидетелей, уничтожает документальные материалы, доказывающие его причастность к инкриминируемым преступлениям.

Одним из представителей Забелина П.В. в г. Москве является адвокат Московской юго-западной коллегии адвокатов Сушков В.В., имеющий в Реестре адвокатов г. Москвы регистрационный номер 77/7233.

Адвокат Сушков В.В. процессуальным статусом по данному уголовному делу не обладает, в качестве защитника Забелина П.В. допущен не был

Сушков В.В. проживает по адресу: г. Москва, #############. У следствия имеются достаточные основания полагать, что в его жилище могут находиться учредительные, уставные, бухгалтерские, налоговые, финансовые, отчетные и другие документы, в том числе поддельные, относящиеся к деятельности ЗАО «МДМ» и его акционерам, а также иные документы как на бумажном, так и на электронном носителе, имеющие значение для уголовного дела.

В целях отыскания и изъятия перечисленных предметов и документов в жилище Сушкова В.В. необходимо производство обыска.

При возбуждении настоящего ходатайства следствием учитываются требования гл. 52 УПК РФ, предусматривающей особый порядок производства по уголовным делам в отношении лица, имеющего статус адвоката.

Другие лица, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, по указанному адресу не проживают.

Данное ходатайство подлежит рассмотрению Басманным районным судом г. Москвы, то есть по месту производства предварительного следствия по делу, которым является г. Москва, Технический пер., д. 2.

В судебном заседании следователь Комарда К.П. поддержал ходатайство о производстве обыска в жилище адвоката Сушкова В.В., а также пояснил, что согласно показаниям свидетеля Давыдова В.В. адвокат Сушков В.В. участвовал в арбитражном процессе по иску ЗАО «Инталия» к ЗАО «МДМ» на основании доверенности от 8 апреля 2009 г. без номера, как гражданин РФ; никаких удостоверений, свидетельствующих о его статусе адвоката, он ни суду, ни участникам процесса не демонстрировал. Сушковым В.В. в арбитражный суд была представлена копия выписки из реестра акционеров ЗАО «МДМ», согласно которой по состоянию на 11 июля 2006 г. Рейнсалу Сергей является собственником 7720 акций ЗАО «МДМ». Данная выписка из реестра акционеров не отвечает требованиям закона и, по мнению следствия, является сфальсифицированной, в связи с чем производство обыска направлено, в том числе, и на изъятие этого документа.

Прокурор Карасев О.А. также поддержал ходатайство следователя, пояснив, что оно является законным и обоснованным.

Адвокат Сушков В.В., возражая против удовлетворения ходатайства следователя, пояснил, что он является представителем Забелина П.В. по арбитражному делу № А40-35413/08-136-327 и оказывает последнему юридическую помощь по данному делу. Следователем нарушены требования УПК РФ и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Кроме того, постановление следователя вынесено без учета разъяснений / Определения Конституционного суда Российской Федерации от 8 ноября 2005 г. № 439-0. У него (Сушкова) имелся единственный документ, относящийся к акционеру ЗАО «МДМ» С. Рейнсалу, представителем которого он (Сушков) является по другому арбитражному делу — № А40-21714/09-158-249, а именно выписка из реестра акционеров ЗАО «МДМ». Данную выписку он получил от клиента и ее не фальсифицировал. Как следует из рапорта следователя следственной группы Перевертова А.С. (л.д. 46), обыск в его жилище проводился с целью изъятия оригинала названной выписки. Однако в ходатайстве следователя Комарды К.П. эти обстоятельства указаны не были, а ходатайство обосновано тем, что он (Сушков) является представителем Забелина П.В. по другому делу. Кроме того, у следствия уже были аналогичные сведения об акционерах ЗАО «МДМ» (л.д. 88—90). Судом не был указан конкретный объект обыска, что привело к изъятию предметов, не относящихся к уголовному делу (мобильного телефона с номерами клиентов; ноутбука, принадлежащего жене, жесткого диска с информацией о его частной и семейной жизни — личные и семейные фотографии, видео), содержащих информацию о других клиентах, что привело к нарушению его конституционного права на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны. При этом в протоколе обыска следователем не мотивировано, какое отношение изъятые документы имеют к ЗАО «МДМ». Также Сушков В.В. пояснил, что, поскольку Московским городским судом данный материал по ходатайству следователя направлен на новое судебное разбирательство, судом первой инстанции не могут приниматься во внимание новые документы, полученные следствием после предыдущего рассмотрения ходатайства о производстве обыска в его жилище.

В судебном заседании Сушковым В.В. представлено удостоверение № 7119, выданное 23 марта 2004 г. ГУ МЮ РФ по г. Москве, согласно которому последний является адвокатом Московской юго- западной коллегии адвокатов.

В соответствии с представленной следователем доверенностью от 2 декабря 2008 г. без номера, гражданин Шаувхалов И.Х. уполномочивает, в том числе Сушкова В.В., вести все гражданские, уголовные, административные и прочие дела Павла Забелина во всех судебных, государственных и прочих учреждениях Российской Федерации. В судебном заседании адвокат Сушков В.В. подтвердил, что по указанной доверенности он представляет интересы Забелина П.В. в порядке передоверия Шаувхаловым И.Х.

Как следует из определения Арбитражного суда г. Москвы от 18 марта 2009 г. (л.д. 86—87) о назначении к судебному разбирательству арбитражного дела № А40-35413/08-136-327, адвокат Сушков В.В. является представителем истца Забелина П.В. на основании доверенности без номера от 2 декабря 2008 г., выданной в порядке передоверия Шаувхаловым И.Х.

Согласно ч. 2 ст. 29 УПК РФ только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения о производстве обыска и (или) выемки в жилище.

В соответствии со ст. 165 УПК РФ следователь в случаях, предусмотренных пп. 4—9 и 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ, с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о производстве следственного действия, о чем выносится постановление.

Как усматривается из ст. 182 УПК РФ, основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Обыск производится на основании постановления следователя. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ.

Согласно ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», оказывая юридическую помощь, адвокат, в том числе, участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве; представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации.

В соответствии со ст. 6 того же Закона в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.

Из ст. 8 того же Закона следует, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 18 того же Закона вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом, запрещаются. Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается. Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Как усматривается из Определения Конституционного суда Российской Федерации от 8 ноября 2005 г. № 439-0, положения ст. 29 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, выте¬кающем из сохраняющих свою силу решений Конституционного суда Российской Федерации, и в системном единстве с положениями п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об»адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не предполагают возможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения. Государство обязано не только обеспечить подготовку квалифицированных юридических кадров и определить квалификационные требования в отношении лиц, оказывающих юридическую помощь, но и создать надлежащие условия гражданам для реализации этого конституционного права, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам, — для эффективного осуществления их деятельности. Одним из таких условий является обеспечение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено оказание юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и клиентом, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны, призванный защищать информацию, полученную адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг. Эта информация подлежит защите и в силу конституционных положений, гарантирующих неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации) и тем самым исключающих возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, утверждающих недопустимость разглашения сведений о частной жизни лица без его согласия и обусловливающих обязанность адвокатов и адвокатских образований хранить адвокатскую тайну и обязанность государства обеспечить ее в законодательстве и правоприменении. Поскольку адвокатская тайна подлежит обеспечению и защите не только в связи с производством по уголовному делу, но и в связи с реализацией своих полномочий адвокатом, участвующим в качестве представителя в конституционном, гражданском и административном производстве, а также оказывающим гражданам и юридическим лицам консультативную помощь, федеральный законодатель, реализуя свои дискреционные полномочия, вытекающие из ст. 71, 72 и 76 Конституции Российской Федерации, был вправе осуществить соответствующее регулирование не в отраслевом законодательстве, а в специальном законе, каковым является Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Данным Федеральным законом определяется понятие адвокатской тайны и устанавливаются гарантии ее сохранения, в частности в виде превентивного судебного контроля: в силу п. 3 его ст. 8 проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из ч. 4 ст. 7 УПК РФ, требованиям законности, обоснованности и мотивированности, — в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу.

Анализ указанных норм действующего законодательства и позиции Конституционного суда Российской Федерации, относящейся к предмету настоящего судебного разбирательства, свидетельствует о том, что судебное решение, разрешающее вопрос о возможности производства обыска в жилом или служебном помещении адвоката, должно отвечать требованиям законности, обоснованности и мотивированности, то есть в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем, чтобы обыск не приводил к разглашению информации, связанной с реализацией своих полномочий адвокатом, участвующим в качестве представителя в конституционном, гражданском и административном производстве, а также сведений о частной жизни, личной семейной тайны адвоката, к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу.

Суд, изучив ходатайство следователя, исследовав представленные в его обоснование материалы, выслушав мнения сторон, приходит к выводу, что ходатайство следователя не подлежит удовлетворению. 

По мнению суда, производство обыска по основаниям, приведенным следователем в ходатайстве, а именно, что у следствия имеются достаточные основания полагать, что в жилище Сушкова В.В. могут находиться учредительные, уставные, бухгалтерские, налоговые, финансовые, отчетные и другие документы, в том числе поддельные, относящиеся к деятельности ЗАО «МДМ» и его акционерам, а также иные документы как на бумажном, так и на электронном носителях, имеющие значение для уголовного дела, не исключает возможность произвольного вмешательства в сферу профессиональной деятельности адвоката Сушкова В.В., в частную, семейную и личную жизнь последнего без его согласия, может привести к разглашению конфиденциальной информации, связанной с оказанием данным адвокатом юридической помощи Забелину П.В., а»также повлечь получение сведений о клиентах адвоката и других лицах, которые не имеют непосредственного отношения к расследуемому уголовному делу в отношении генерального директора ЗАО «МДМ» Забелина П.В.

Ссылка в судебном заседании следователя на документы, да-тированные после рассмотрения судом названного ходатайства 31 июля 2009 г., является несостоятельной, поскольку данные материалы ранее не были положены в обоснование ходатайства о производстве обыска в жилище Сушкова В.В.

Также суд не может согласиться с доводом следователя о фальсификации выписки из реестра акционеров ЗАО «МДМ», поскольку данный вопрос не относится к предмету настоящего судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения ходатайства следователя не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 165 и ч. 3 ст. 182 УПК РФ, судья

ПОСТАНОВИЛ:



Отказать в производстве обыска в жилище Сушкова Владимира Вячеславовича, расположенном по адресу: г. Москва, ###############

Судья
А. Г. КАРПОВ


Постановление может быть обжаловано в Московский город-ской суд в течение 10 дней. 





Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук