Логин:
Пароль:

Регистрация

МОНИТОРИНГ СМИ


15.12.2017

О защите профессиональных прав стажера адвоката – работника адвокатского образования

http://www.advgazeta.ru/mneniya/bresh-v-zashchite/

Брешь в защите

О защите профессиональных прав стажера адвоката – работника адвокатского образования

Кузьминых Константин
Aдвокат коллегии адвокатов «Лапинский и партнеры»

14 Декабря 2017

Вопрос профессионального иммунитета стажера
В августе в заметке «Стажер как хранитель адвокатской тайны» я попытался затронуть проблему профессионального иммунитета стажера адвоката.

Читайте также
Стажер как хранитель адвокатской тайны
В отношении стажера адвоката возбудили уголовное дело, добиваясь от него разглашения адвокатской тайны
09 Августа 2017 Новости

Обсуждение с коллегами практических сторон этой проблемы показало: не все считают, что в уголовном судопроизводстве на стажера адвоката распространяются те же гарантии, что и на адвоката, поскольку стажер, как и любой иной работник адвокатского образования, в числе спецсубъектов в гл. 52 УПК РФ не указан.
Ранее на сайте «АГ» была опубликована новость, в которой сообщалось о задержании и допросе стажера адвоката. Тогда суды первой и апелляционной инстанций в порядке ст. 125 УПК РФ уклонились от оценки довода о наличии или отсутствии у стажера адвоката иммунитета. При этом апелляционная инстанция Мосгорсуда в постановлении указала на правильность того, что суд первой инстанции не стал оценивать доводы заявителя о нарушении требований п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ (по аналогии) и ч. 3 ст. 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так как это могло бы повлиять на допустимость в качестве доказательств протоколов следственных действий, проведенных со стажером адвоката. Последнее же является предметом судебного разбирательства, а не проверки в порядке ст. 125 УПК РФ. Вот такая интересная мысль была высказана апелляционной инстанцией в Постановлении Мосгорсуда от 23 августа 2017 г.
Мы планировали в дальнейшем обратиться с данным апелляционным постановлением и решением суда первой инстанции за разъяснениями (с жалобой) в Конституционный Суд РФ о применении ограничений п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ в отношении стажера адвоката (работника адвокатского образования): допустимо ли допрашивать стажера по делам, находящимся в производстве адвоката; допустим ли допрос после получения согласия на это адвоката или только после получения судебного решения в порядке ч. 5 ст. 450 УПК РФ.
Однако 23 августа, в день заседания апелляционного суда, наша Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов приняла решение о приостановлении производства по обращению адвоката – наставника стажера. Связано это было с тем, что адвокат, несмотря на неоднократные запросы членов Комиссии, отказался предоставить сведения о соглашении, в рамках которого он давал своему стажеру поручения, обстоятельствами исполнения которых заинтересовались в УВД по ЗАО Москвы в ходе предварительного следствия.
Стажеру адвоката в том же решении Комиссия разъяснила, что его конституционное право на защиту имеет приоритет перед ограничениями отраслевого права.
Стажер без защиты адвоката-наставника
Дело оказалось в том, что в августе был задержан и дал признательные показания в качестве обвиняемого «подставной» директор организации, от которого адвокат вручил своему стажеру доверенность на проведение, как выяснилось, незаконных юридических действий от имени этой организации, и которые стажер на основании этой доверенности по указанию своего наставника совершил. В сентябре адвокат заявил своему стажеру, что не будет больше подтверждать факт его работы в своем адвокатском образовании (кабинете), так как его возможные показания об обстоятельствах поручения могут привести к негативным для адвоката последствиям в уголовно-правовом плане.
Выдать стажеру копию трудового договора адвокат отказался, а в адвокатскую палату представил заявление о том, что уведомление о наличии у него стажера от декабря прошлого года просит считать недостоверным, и приложил табели учета рабочего времени, согласно которым стажер якобы ни разу за год стажировки в адвокатском образовании не появился. После запроса справки 2НДФЛ было установлено, что отчислений адвокат за своего стажера не делал. Все это позволило ему заявить стажеру, что тот не сможет доказать факт выполнения работы, так как ни договора, ни трудовой книжки, ни надлежащей справки 2НДФЛ у него нет.
Относительно судебных заседаний, куда стажер на протяжении года стажировки направлялся с доверенностями, адвокат заявил, что соответствующим юридическим лицам стажер оказывал юридическую помощь самостоятельно, чем нарушал Положение о стажировке, утвержденное Советом адвокатской палаты. Будучи связанными с адвокатом, юридические лица дружно отказались предоставить информацию о том, с кем именно заключались соглашения об оказании юридической помощи, на основании которых их интересы представлял стажер по выдававшимся адвокатом-наставником доверенностям.
И такую позицию адвоката нельзя не признать разумной и обоснованной с точки зрения защиты себя от возможного привлечения к уголовной ответственности за соучастие в мошенничестве.
Стажер против адвоката-наставника
На мой запрос адвокатская палата предоставила копию трудового договора. Получив ее в качестве дополнения к иску стажера, адвокат направил в палату заявление о том, что опровергает ранее предоставленные им сведения о наличии у него стажера. Понятное дело – такие действия адвоката-ответчика вряд ли окажутся эффективными.
Стажера пришлось забрать в свое адвокатское образование для продолжения им стажировки. Районный суд принял его иск к бывшему наставнику об установлении факта трудовых отношений и об обязании адвоката произвести предусмотренные законом отчисления за год стажировки. Эта ситуация побудила меня, как члена Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов, написать несколько слов о проблеме защиты профессиональных прав работников адвокатских образований.
В свое время при поступлении обращения адвоката о нарушении его прав в связи с допросом его стажера в следственном органе члены Комиссии обсуждали, вправе ли Комиссия рассмотреть обращение не только адвоката, но и стажера адвоката – работника адвокатского образования. По итогам обсуждения большинство членов высказали мнение о том, что Комиссия не может рассмотреть обращение стажера, поскольку защищает права адвокатов, но не работников адвокатских образований, что вытекает из Положения о Комиссии.
Типовое Положение о Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов позволяет ей рассмотреть вопрос о нарушении профессиональных прав работника адвокатского образования исключительно во взаимосвязи с нарушением прав адвоката и только по обращению самого адвоката, но не по обращению работника адвокатского образования.
Известно, что не предусмотрены профсоюзы адвокатов (а следовательно, и работников адвокатских образований) – функции защиты профессиональных прав адвокатов возложены на органы адвокатского сообщества.
В рассматриваемом примере стажер после отказа адвоката-наставника подтвердить факт наличия трудовых отношений посетил трудовую инспекцию. Там ему разъяснили, что он может обратиться за защитой своих трудовых прав только в суд. А прокуратура в своем ответе указала, что вопросы соблюдения законодательства адвокатом – особенно адвокатом, осуществляющим деятельность в адвокатском кабинете, – являются исключительной компетенцией территориального органа юстиции.
Ответа территориального органа юстиции в нашем распоряжении пока нет, но вряд ли стоит ожидать от него эффективных действий по защите прав стажера адвоката – в такой ситуации действия территориального органа юстиции, скорее всего, сведутся к пересылке поступившего из прокуратуры материала в адвокатскую палату.
Защита профессиональных прав работников адвокатских образований должна входить в компетенцию профильных комиссий
Рассмотренный пример указывает на то, что, пока интересы адвоката и работника адвокатского образования совпадают, права последнего хоть и косвенно, но являются предметом защиты органов адвокатского сообщества. Но на случай, когда интересы работника адвокатского образования оказались в противоречии с интересами адвоката, механизм защиты его прав на уровне органов адвокатского сообщества не предусмотрен.
Обсуждаемая ситуация уникальна в деталях, но не по существу проблемы. Нередко встречаются примеры, когда стажер или помощник адвоката не желает покидать адвокатское образование до истечения годичного или двухгодичного срока работы из-за того, что адвокат, с которым он работает, переходит в другое адвокатское образование, приостанавливает или прекращает свой статус.
Как и в нашем примере, адвокат может просто заявить, что работник ни разу в адвокатском образовании не появился, представив табели учета рабочего времени, а потому отчислений за него не производилось. При этом готовится приказ, датированный задним числом, об увольнении такого работника, ставшего для адвоката неудобным.
Наконец, адвокат, осуществляющий деятельность в адвокатском кабинете, или адвокатское образование может длительное время пользоваться услугами помощника или стажера, но обязательных отчислений за него не производить, исключая тем самым возможность получения работником статуса адвоката, и т.д.
То есть нарушения трудовых прав работников адвокатских образований, не связанные с нарушением профессиональных прав адвокатов, встречаются.
Полагаю, что вопросы защиты профессиональных прав работников адвокатских образований должны входить в компетенцию профильных комиссий органов адвокатского сообщества с указанием на то в соответствующих Положениях о комиссиях.
На необходимость таких дополнений ориентирует и Конституция РФ в ст. 37 и 30, так как на сегодня работник адвокатского образования в случае нарушения его прав может апеллировать только к суду, а адвокат-работодатель вправе требовать защиты и от органа адвокатского сообщества.
На чьей стороне орган адвокатского сообщества должен выступать при конфликте интересов адвоката и работника адвокатского образования?
В рассмотренном здесь примере орган адвокатского сообщества подошел к ситуации объективно, но все равно профильная Комиссия в силу Положения о Комиссии принимать меры по защите трудовых прав стажера адвоката возможности лишена. Предоставив стажеру адвоката все необходимые для обоснования его иска к адвокату документы (справки, копию трудового договора и пр.), просто ожидаем решения районного суда по иску стажера к адвокату-наставнику об установлении факта трудовых отношений, на основании которого орган адвокатского сообщества уже будет принимать то или иное решение.


Возврат к списку


10.08.2018 Орден «За служение адвокатуре»

10.08.2018 Новые риски для адвокатов. Опасная тенденция криминализации гонорара

09.08.2018 Адвокатское сообщество Москвы своих не бросает

08.08.2018 Опубликованы программы практических конференций на сентябрь

07.08.2018 Объявлен конкурс на получение гранта на обучение по программе LL.M. по международному коммерческому праву

03.08.2018 Поздравление Живиной Алле Викторовне с Днем рождения

02.08.2018 Генри Резник: Не надо сталкивать лбами коллективизм и индивидуализм

01.08.2018 Вадим Клювгант: «Дело Третьякова» - попытка искусственной криминализации гонорара успеха?

31.07.2018 Внедрение автоматизированного распределения дел по назначению. Ответы на вопросы

30.07.2018 Вице-президент Адвокатской палаты города Москвы Вадим Клювгант об обысках в АК «Третьяков и партнеры»: «Невозможно говорить о "конструктивном сотрудничестве" и "отсутствии претензий" к следователям, которые изначально спровоцировали нарушение закона»

 


Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук