Логин:
Пароль:

Регистрация

ПУБЛИКАЦИИ АДВОКАТОВ

К вопросу о конституционном содержании понятия "Квалифицированная юридическая помощь"


Юридические кадры в нынешней России крайне недостаточны и по количеству, и по качеству. Высококвалифицированные юристы — в острейшем дефиците.


Валерий Зорькин,
Председатель Конституционного суда РФ


Высказывание Валерия Дмитриевича Зорькина не случайно выбрано в качестве эпиграфа этой и последующих статей нашего сборника. Ведь по его справедливому замечанию: «В отличие от судебной реформы, правовая реформа еще никогда не провозглашалась в российской истории. Наше время — вполне подходящий момент для ее начала».

Попытки внести правовую реформу в правительственную программу 1992 г. не были восприняты, хотя один из идеологов тогдашних реформаторов, а ныне Председатель комитета по финансовым рынкам и денежному обращению Совета Федерации РФ С.А. Васильев пишет, что «П.Д. Баренбойм предлагал скорее идею правовой реформы, нежели ее развернутую программу. Как бы там ни было, в то время все удовлетворились принятой 23 октября 1991 г. Концепцией судебной реформы, а принципиальные вопросы правового обеспечения экономики, юридического образования, правосознания населения, правовые стандарты и т.д. оставили на более позднее время, которое пока так и не наступило»¹.

Представляется, что сенатор вполне правильно оценил ситуацию с правовыми стандартами, к которым непосредственно относятся такой правовой стандарт и одновременно термин Конституции РФ как «квалифицированная юридическая помощь».

В вышеприведенной статье С.А. Васильев назвал «Тезисы о правовой реформе» В.Д. Зорькина «наиболее заметной публикацией последних лет». То же самое я мог бы повторить по поводу только что вышедшей книги Валерия Зорькина «Россия и Конституция в XXI веке. Взгляд с Ильинки»², в первую очередь потому, что в ней печатаются упомянутые тезисы, опубликованные впервые в 2004 г., и развивается концепция правовой реформы.

В.Д. Зорькин пишет: «Если говорить кратко и образно, для меня правовая реформа — это создание системных предпосылок для того, чтобы наша Россия, наконец, «взяла правовой барьер». То есть полностью состоялась как правовое и одновременно социально справедливое государство… Скажу больше: на мой взгляд, если не форсировать в стране правовую реформу, то и все остальные реформы, прежде всего создание правовой, конституционной экономики, с
очень большой вероятностью начнут буксовать. И очень скоро. Развитие реформ в России за прошедшие 10 лет после принятия Конституции РФ 1993 г. говорит о том, что мы сможем преодолеть отставание от ведущих стран мира, только используя право как серьезный ресурс развития России, встраиваясь в общемировые стандарты правового поведения. По сути дела, в истории России государство никогда не выдвигало концепции или программы правовой реформы. Все, что делалось в разные исторические периоды, сводилось в основном к судебной реформе, которая, хотя и является сердцевиной реформы правовой реформы, но не охватывает всех ее сторон, связанных с регулированием социальной, политической и экономической жизни».

Применительно и к правовой, и к судебной реформе конкретность и четкая общепринятая определенность правового стандарта «квалифицированная юридическая помощь», предписанного Конституцией РФ, имеет исключительно важное значение.

Квалифицированной в соответствии с общепринятой мировой практикой может считаться помощь, оказываемая специалистами по праву — как минимум, лицами, имеющими юридическое образование, при обязательном соблюдении профессиональных стандартов и этических норм, поддерживаемых профессиональным контролем. Вне этих стандартов и норм юридическая помощь квалифицированной признана быть не может. Казалось бы, нелепо полагать, что Конституция РФ, гарантируя право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, допускает оказание помощи неквалифицированной — конституционно не гарантированной, но тем не менее имеющей право на существование, оказываемой без соответствия каким-либо критериям. Но если взглянуть на правовое поле современной России, такая нелепость в голову невольно приходит, ибо юридическая помощь у нас может оказываться буквально кем угодно. В литературе существуют даже попытки теоретического обоснования такого положения путем разграничения понятий «юридическая помощь» и «юридическая услуга». Согласно одному подходу предполагается первое применять к уголовным делам, второе — к делам гражданским. Но такое противопоставление очевидно неконституционно. Статья 48 Конституции РФ говорит о праве на получение юридической помощи, а не о праве на уголовную защиту, причем эта помощь в предусмотренных законом случаях оказывается бесплатно не только по уголовным, но и по гражданским и трудовым делам.

Более содержательно попытались обосновать разведение понятий «помощь и услуги» авторы монографии «Теория адвокатуры» (М., 2002). С их точки зрения, «услуги есть доставление блага, совершаемое по свободной договоренности между просящим этого блага и вызвавшимся дать его. Помощь есть доставление блага, совершаемое по необходимости, поскольку его недоставление причинит существенный вред нуждающемуся в нем.

…Различие между услугой и помощью, таким образом, состоит не в характере блага, а в основании его доставления. Просящий может лишиться того, что имел ранее, или стремиться к приобретению того, чего у него еще никогда не было, или желать не приобретения, а избавления от какого-либо зла, но если при этом отсутствие такого блага не приносит ему существенный вред, речь идет о свободной договоренности (в любой форме), на которую просящий идет с
самим избранным доставителем услуги. Напротив, если необладание каким-либо благом причиняет лицу существенный вред, такое лицо часто бывает не в состоянии даже избрать подателя необходимого блага, и тогда помощь оказывается первым, кто может ее произвести, в ряде случаев даже помимо воли нуждающегося.

Учитывая все это, нелепо предъявлять к услуге требования, как если бы это была помощь, либо предъявлять к помощи требования, как если бы это была услуга» (с. 68, 69).

Однако эта не лишенная изящества конструкция не выдерживает проверки прозой жизни. В сущности, это признают сами авторы, приходя к выводу, что «главным критерием различия услуги или помощи является оценка существенности ущерба от необладания данным благом», который чаще всего «оценивается только субъективно» (с. 68).

Законодательно между понятиями «юридическая помощь» и «юридическая услуга» нигде никаких различий не проводится. Статья 19 Конституции РФ,  гарантируя равенство  граждан, одновременно гарантирует, по сути, в том числе и равенство граждан, которым оказывают юридические услуги коммерческие организации, с гражданами, которым оказывают точно такую юридическую помощь (услуги) адвокаты.

Ни одна цивилизованная страна мира не позволяет, чтобы юридические услуги оказывались любыми лицами за пределами каких бы то ни было профессиональных стандартов. Конституция, гарантируя право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, тем самым не позволяет каждому ее оказывать. Оказание юридических услуг любыми лицами, вне каких бы то ни было профессиональных стандартов, нарушает конституционные нормы о правовом государстве, равенстве граждан и квалифицированной юридической помощи.

В настоящее время юридическая помощь неопределенному кругу граждан и организаций оказывается двумя большими группами: адвокатами и предпринимателями. В отношении них государственное регулирование имеет неоправданные различия в подходе. Чтобы стать адвокатом, юрист должен соответствовать высоким профессиональным и нравственным требованиям, выдержать сложный квалификационный экзамен. При осуществлении своей профессиональной деятельности он обязан: соблюдать этические правила, за нарушение которых привлекается к дисциплинарной ответственности вплоть до прекращения статуса; соблюдать адвокатскую тайну; не допускать конфликта интересов; не принимать заведомо незаконное поручение; постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию, оказывать юридическую помощь гражданам РФ бесплатно, объем которой по уголовным делам составляет в разных регионах 60—90%; страховать свою профессиональную деятельность.

Оказание юридической помощи предпринимателями вообще не регулируется, никаких условий для их выхода на рынок правовых услуг в российском законодательстве не сформулировано, более того, оказывающий юридическую помощь предприниматель может даже не быть юристом, иметь судимость и ограниченную дееспособность, что способствует расширению коррупционного поля внутри отечественной правовой системы.

Сложившаяся в России ситуация имеет как долгосрочные, так и совсем недавние причины. В любом случае в настоящее время эти причины себя изжили и пришло время привести практику предоставления юридических услуг (помощи) в соответствие с конституционным требованием о квалифицированности.

Квалифицированная юридическая помощь — публичная функция, получение которой, в том числе и бесплатно, является конституционно гарантированным правом каждого, кто в ней нуждается, — не может быть по самой природе предпринимательской деятельностью, направленной на извлечение прибыли. В соответствии с международными стандартами она должна осуществляться представителями независимой юридической профессии, а необходимым
условием обеспечения ее качества служит контроль самоуправляемой адвокатской ассоциации.

Профессиональные и этические обременения адвокатской деятельности не компенсируются сколько-нибудь существенными привилегиями и налоговыми льготами. Напротив, адвокаты и их образования поставлены в неравные условия с конкурентами, поскольку не вправе, в отличие от бизнес-организаций и индивидуальных предпринимателей, применять упрощенную систему налогообложения. Молодым юристам-цивилистам, специализирующимся на ока-
зании услуг предпринимательству, в гражданских и арбитражных делах, ныне не выгодно ни профессионально, ни экономически идти в адвокатуру, что может привести к деградации имеющего многовековые традиции профессионального сообщества.

Стоит задуматься над тем, чтобы ликвидировать некоторые ограни че ния в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», препятствующие адвокатам эффективно оказывать юридическую помощь бизнесу и снижающие возможности отечественной адвокатуры в конкуренции с западными адвокатскими компаниями. Не следует отвергать с порога предложения расширить перечень организационно-правовых форм ра-
боты адвокатов, отнеся к их числу адвокатскую фирму, где, помимо партнеров, предусмотреть фигуру адвоката-ассоциатора, который работает по договору трудового найма.

Особую актуальность вопросы оказания юридической помощи приобретают в связи с предстоящим вступлением России в ВТО. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ст. 9) предусматривает, что адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, подлежат регистрации в специальном реестре, в противном случае их деятельность на территории Российской Федерации запрещается. За четыре года действия Закона такой реестр практически не заполнен — за регистрацией в уполномоченный государственный орган обратилось всего лишь несколько иностранных адвокатов. Между тем на территории России открыто работают крупнейшие американские, британские и французские адвокатские фирмы, практикующие в нарушение Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не только по вопросам права своих стран, но и российского права, не регистрируясь в предусмотренном для них специальном реестре, поскольку учреждены в качестве обычных коммерческих организаций. Законодательный запрет оказывать юридическую помощь на предпринимательской основе пресечет эти укоренившиеся на практике правонарушения и защитит отечественный рынок юридических услуг от ничем не сдерживаемой экспансии иностранных юристов.

Вопрос о конкретизации правового стандарта и конституционного понятия «квалифицированная юридическая помощь» должен быть рассмотрен законодателями и, возможно, Конституционным Судом Российской Федерации, что явилось бы важным вкладом в осуществление правовой реформы в России.


¹ Законодательство и Экономика. 2004. № 6
² Зорькин В.Д. Россия и Конституция в XXI веке. Взгляд с Ильинки. М., 2007.

Теги: 

Описание для анонса: "Правовая реформа XXI века и адвокатура" Москва, Юстицинформ, 2007

Начало активности (дата): 10.05.2007


Автор: (77/4) Генри Резник

Возврат к списку




Точка зрения

20.01.2016 Издержки профессии: чего боятся юристы, или как сделать страх союзником
Автор: (BLev) Лев Бардин

20.01.2016 Как кризис перетряхнул юридическую отрасль
Автор: (BLev) Лев Бардин

22.02.2011 К вопросу о защите авторских прав при размещении информации в сети Интернет
Автор: (77/10264) Сергей Шеленков

15.02.2011 Тезисы к работе «Адвокатура и власть» в рамках докторской диссертации на тему «История адвокатуры в России»
Автор: (77/9175) Александр Карафелов

15.02.2011 И еще раз о субъектах получения взятки…
Автор: (77/232) Олег Назаров

14.02.2011 Фирма-однодневка - уголовные последствия отношений
Автор: (77/10264) Сергей Шеленков

09.02.2011 Мошенничество и залог несовместимы?
Автор: (77/10264) Сергей Шеленков

21.01.2011 Кто подумает о правах потерпевших?
Автор: (77/232) Олег Назаров

23.10.2010 К вопросу о сущности правосудия
Автор: (77/7277) Рустам Чернов

13.10.2010 О праве подсудимого в России давать показания в любой момент судебного следствия
Автор: (77/7277) Рустам Чернов

04.10.2010 России не нужно много законов, но нужна единая законность
Автор: (77/7251) Игорь Ефремов

01.10.2010 "Утрата доверия" как основание прекращения правоотношения
Автор: (77/7277) Рустам Чернов

01.10.2010 О порядке исследования доказательств в уголовном процессе в России
Автор: (77/7277) Рустам Чернов

30.07.2010 УПК РФ в стиле «Модерн» или обвинительный акт правосудию
Автор: (77/4) Генри Резник

01.07.2010 Повышение квалификации адвокатов - надежный путь к профессиональной безопасности (на примере опыта АП Москвы)
Автор: (77/5677) Николай Кипнис


Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук