Логин:
Пароль:

Регистрация

ИНФОРМБЮРО                                                                                 


25.07.2018

Первый вице-президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник рассказал, какие дела лучше рассматривать с участием присяжных заседателей

В московском районном суде рассмотрено первое дело с участием народных судей. Почему люди не спешат доверить им свою судьбу и зачем присяжным отдали дела о геноциде?

В районных судах Москвы заработал институт присяжных. Официально он начал действовать по всей стране с 1 июня 2018 года, но первый вердикт был вынесен только 23 июля. Народные судьи признали 61-летнего Сергея Царева виновным в покушении на убийство 40-летнего гражданина Таджикистана. Инцидент произошел в метро, где житель столицы в ходе ссоры пустил в ход травматический пистолет и выстрелил потерпевшему прямо в лицо.

Дело Царева присяжные рассмотрели с первой попытки. Как рассказала Business FM пресс-секретарь Черемушкинского суда Москвы Ирэна Козаева, его судьбу вершили шестеро народных судей. Им потребовалось всего четыре заседания, чтобы изучить доказательства обвинения и защиты и вынести вердикт. «23 июля они признали виновным Царева в покушении на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ) и не заслуживающим снисхождения», — сказала она.

Как выяснили следователи, конфликт между Сергеем Царевым и Сулаймоном Саидовым 8 апреля 2016 года в вагоне поезда на станции метро «Калужская» произошел на национальной почве. Царев набросился с оскорблениями на гражданина Таджикистана и попытался выгнать Саидова и его 19-летнего племянника из вагона. Но тот не собирался этого делать. Тогда Царев пустил в ход травматический пистолет «Оса», дважды выстрелив своему оппоненту в глаз. Все трое вышли из поезда на «Калужской», там же Царев бросил травматический пистолет. Поскольку оружие было зарегистрировано, найти его владельца не составило труда — в тот же вечер злоумышленника задержали. Потерпевший, к счастью, выжил. Несмотря на то что Саидов уверенно опознал своего обидчика, подсудимый вину отрицал.

«Геноцид» и «убийство»

До 1 июня 2018 года суды присяжных действовали лишь на уровне судов субъектов федерации. Им подведомственны определенные категории дел. Но с начала лета институт народных судей заработал и на уровне районных, а также гарнизонных военных судов. Это стало возможным после внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс 23 июня 2016 года.

Тогда под юрисдикцию присяжных попало около десятка статей, таких как «посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование» (ст. 295 УК РФ), «посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» (ст. 317 УК РФ) и даже «геноцид» (ст. 357 УК РФ). Однако, по мнению экспертов, наиболее «востребованными» присяжные будут для обвиняемых в «убийстве» (ст. 105 УК РФ) и «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью» (ч. 4 ст. 111 УК РФ), ведь таких дел в разы больше.

По данным руководителя пресс-службы Мосгорсуда Ульяны Солоповой, сейчас во всех 35 судах столицы, за исключением Савеловского районного суда, оборудовано по одному, а то и по два зала для слушания дел с участием присяжных. В Савеловском суде такой зал пока делать не стали, так как запланировано строительство нового здания суда. «Если такое ходатайство поступит в Савеловский суд, то будет решаться вопрос об организации выездных заседаний», — сказала Солопова. Она добавила, что предполагается аудио- и видеозапись всех процессов с участием присяжных. Сейчас в районных судах Москвы находится еще три дела с ходатайством о рассмотрении с участием присяжных.

10% не признавших вину

Почему таких дел пока мало и какие статьи УК лучше отдать для рассмотрения с участием присяжных, Business FM прокомментировали известные юристы и правозащитники. Так, первый вице-президент Адвокатской палаты Москвы, известный адвокат Генри Резник полагает, что прошло слишком мало времени и скоро люди начнут более активно доверять свою судьбу народным судьям в районах.

По его словам, отчасти малое количество дел объясняется еще тем, что к помощи присяжных чаще прибегают люди, которые полностью не признают вину и хотят быть оправданными. «Таковых по статистике примерно одна десятая часть. 65% полностью признают вину, и их дела рассматриваются в особом порядке (без изучения доказательств и допроса свидетелей, в этом случае подсудимый вправе рассчитывать на более мягкий приговор — Business FM), еще 25% признают себя частично виновными», — сказал Резник.

По мнению адвоката, в идеале присяжные должны рассматривать все дела, по которым люди не признают вину. «Ведь только в суде присяжных у нас можно ожидать оправдательного приговора», — полагает он. Резник ратует за то, чтобы постепенно расширять суд присяжных на другие категории преступлений: вначале на все тяжкие, по которым человеку может грозить до десяти лет лишения свободы, а потом и на другие категории.

«Крайне актуально, чтобы суды присяжных в районах рассматривали дела об экономических преступлениях, дела, связанные с наркотиками. Здесь повышенная вероятность того, что в суд передаются дела, либо некачественно расследованные, либо вообще искусственно созданные», — сказал адвокат.

Методы пинкертонов

Резник отмечает, что, хотя дел о покушении на представителей правоохранительных органов незначительное количество, «но лиха беда начало». «Давайте помнить Щедрина, который говорил, что «просвещение нужно внедрять постепенно и по возможности без кровопролития», — процитировал он классика. Адвокат убежден, что общество ни в коем случае не должно удовлетворяться этими составами, которые сейчас подсудны присяжным.

Он отмечает, что раньше следователи часто шли на уловки, лишь бы дело попало профессиональному судье, который вынесет нужный им приговор. «Наши славные пинкертоны часто переквалифицировали обвинение в убийстве при отягчающих обстоятельствах на простое убийство, а простое убийство — на причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее смерть. Таким образом, они уходили от судов присяжных. Теперь это невозможно сделать», — подчеркнул Резник. (Алан Пинкертон — американский сыщик, его имя стало нарицательным для сыщиков-любителей и детективов, чьи профессиональные качества сомнительны).

При этом вице-президент Адвокатской палаты Москвы выразил сожаление по поводу того, что из суда присяжных на уровне суда субъекта федерации ушло классическое число присяжных: теперь их будет восемь вместо двенадцати. «Есть исследования психологов, которые считают, что это наиболее пригодное количество, чтобы приговор выносился с минимальной вероятностью судебной ошибки. Я бы восстановил 12 присяжных для [рассмотрения] убийств при отягчающих обстоятельствах», — сказал он.

Какие дела доверить присяжным?

Мнение самого известного в стране адвоката поддерживает управляющий партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Руслан Коблев, у которого в активе пять оправдательных вердиктов присяжных. Он считает, что нужно максимально развивать и расширять их полномочия, но признается, что удивлен, какой «странный перечень составов им сейчас доверили».

«Логика законодателя сейчас мне непонятна. Как можно было давать присяжным рассматривать дела по такому экзотическому составу, как геноцид, например? Я думаю, законодатель исходил из того, чтобы максимально сузить полномочия присяжных, — прокомментировал он изменения в УПК. — Понятно, что в районных судах дела о геноциде не будут рассматриваться. Мне вообще не известно ни об одном факте возбуждения и расследования дела по этой статье за последние годы. Я считаю, что нужно расширять категории рассмотрения дел присяжными, в том числе на экономические составы».

Член правления правозащитной организации «Мемориал» Олег Орлов доверил бы присяжным районных судов дела об участии в массовых беспорядках (ст. 212 УК РФ), которых в последние годы было немало. «Все мы помним так называемое болотное дело, по которому по ст. 212 УК были посажены ряд участников событий на Болотной площади. Все эти дела (по ним проходило около 30 человек — Business FM) были грубо сфальсифицированы. Если бы эти дела рассматривали присяжные, я уверен, они бы развалились в суде, и коллегия присяжных вынесла бы оправдательный вердикт», — сказал он.

Также правозащитник убежден, что присяжным на уровне судов республик, краев и областей нужно передавать дела террористической направленности начиная от пропаганды терроризма и заканчивая совершением террористического акта. «Громадное количество таких дел фальсифицируется. Доказательства получаются с помощью пыток, людям инкриминируются деяния, которые они явно не совершали, а к обвинению в «призывах к терроризму» часто приводят совершенно невинные высказывания, когда люди просто обсуждают действия силовиков и рассуждают, почему люди идут в террористические организации. Причем никаких призывов нет, но людей сажают за это», — резюмировал эксперт.

Что же касается уголовного дела Сергея Царева, 3 августа в Чертановском суде Москвы пройдет обсуждение юридических последствий вердикта. В ходе них прокурор потребует для Царева срок, после чего судья удалится на вынесение приговора.

 Источник: https://www.bfm.ru/news/390616


Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук