Логин:
Пароль:

Регистрация

ИНФОРМБЮРО                                                                                 


26.10.2018

Эксперты: Законопроект об адвокатуре не должен быть принят в предложенном авторами варианте


25 октября 2018 года в рамках подготовки к Общероссийскому Гражданскому Форуму-2018 в Институте экономической политики имени Е.Т. Гайдара прошел круглый стол «Актуальные направления совершенствования законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Участники мероприятия обсудили законодательные инициативы в сфере адвокатуры, в частности - проект Федерального закона № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»». Модераторами выступили вице-президент Адвокатской палаты Москвы Вадим Клювгант и адвокат Андрей Рагулин. В работе круглого стола участвовали представитель Минюста Софья Эппель, вице-президент ФПА РФ, президент АП Московской области Алексей Галоганов, президент Адвокатской палаты Удмуртской области, председатель правления движения «Инициатива-18» Дмитрий Талантов, вице-президент Адвокатской палаты Московской области, заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам Александр Орлов, представители адвокатского, научного и журналистского сообществ.

Законопроект был внесен в Госдуму весной этого года и предусматривает, в том числе, такие изменения, как: 

· пересмотр порядка изменения членства адвоката в адвокатской палате;

· наделение органов Федеральной палаты адвокатов РФ полномочиями по пересмотру решений по дисциплинарным делам;

· возможность избрания президента адвокатской палаты на третий срок конференцией или собранием адвокатов, а Президента ФПА РФ - съездом адвокатов;

· уточнение правового регулирования статуса организации и деятельности адвокатского бюро;

· закрепление обязанности Федеральной палаты адвокатов РФ по обеспечению соблюдения адвокатскими палатами субъектов РФ законодательства об адвокатуре;

· расширение перечня оснований приостановления статуса адвоката;

· дополнение законодательства положением о возможности включения в соглашение об оказании юридической помощи условия, согласно которому размер и (или) выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи («гонорар успеха»). 

Вадим Клювгант в своем вступительном слове отметил, что многие позиции адвокатов по законопроекту, представленные в подготовленном к заседанию круглого стола документе, являются взаимоисключающими, некоторые – существенно разными, а в других случаях есть и консенсус, например, по «гонорару успеха». Хотя и по этому вопросу есть разные мнения, ведь это было бы не адвокатское сообщество, если по каждому вопросу не возникало бы дискуссий.

Андрей Рагулин предложил всем участникам сосредоточиться, в первую очередь, на трех вопросах, вызывающих наибольшие дискуссии:

· предложение о введении дополнительных условий для изменения членства в адвокатской палате для адвокатов со стажем менее 5 лет;

· введения возможности переизбрания президента соответствующей палаты на третий срок;

· расширение полномочий органов Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в дисциплинарном производстве.

Роман Мельниченко в выступлении отметил, что поправки закона направлены на выстраивание вертикали власти в адвокатуре и централизации управления, однако это неэффективный путь.

Московский адвокат Евгений Корчаго, комментируя предложение исключить требование о том, что в числе учредителей коллегии адвокатов должно быть минимум два адвоката, имеющих стаж адвокатской деятельности не менее 5 лет, привел в пример свой опыт: с момента получения статуса адвоката он успешно руководит коллегией адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры». По словам Евгения Корчаго, этот факт полностью опровергает довод о том, что только через пять лет адвокат становится в состоянии открыть адвокатское образование: «Если Совет адвокатской палаты субъекта РФ принял решение выдать адвокатский статус человеку после сдачи экзамена, то, наверное, не очень правильно запрещать этому человеку принимать решение о создании собственного адвокатского образования. Наличие пятилетнего ценза – чрезмерное ограничение. И никто не привел серьезного аргумента, который говорил бы об обратном».

Евгений Корчаго также считает, что надо предоставить адвокатам право самим решать, сколько сроков тот или иной президент достоин занимать свой пост. И привел в пример нотариусов, которые при помощи электронной подписи всеобщим голосованием выбирают руководителей нотариальных палат.

По его мнению, предоставить ФПА РФ выступать в роли апелляционной инстанции в дисциплинарном производстве – значит, ставить под сомнение дееспособность палат субъектов РФ: «С другой стороны, ФПА РФ приняла в Кодекс профессиональной этики адвоката изменения, где фактически предмет оспаривания в суде сведен только к формальным нарушениям процедуры. И если мы признаем, что это решение законно, то мы лишаем адвоката возможности полноценного обжалования решения, принятого по его дисциплинарному производству».

Комментируя выступления Романа Мельниченко, Вадим Клювгант заметил, что «вертикаль» в адвокатском сообществе юридически невозможна, потому что членами адвокатских палат субъектов РФ являются адвокаты, а членами Федеральной палаты адвокатов - адвокатские палаты.

Дмитрий Талантов назвал наиболее болезненной частью «законопроекта Клишаса» - наделение ФПА РФ «совершенно беспрецедентным объемом полномочий сродни надзорному органу по дисциплинарному производству»: «…Я бы хотел обратить внимание на то, что в случае неподчинения ФПА может распустить Совет региональной палаты, прекратить полномочия президента палаты, фактически вести внешнее управление. …Эти поправки затронут тех, у кого есть свое мнение, кто стоит в оппозиции. Например, Адвокатская палата Удмуртской Республики уже лет 5 в опале: мы перестали получать ответы на любые запросы и письма. После принятия поправок у президента ФПА РФ появится возможность переформатировать решения, которые принимают советы региональных палат лишь в отношении тех вопросов, которые ему интересны. Что касается избрания президента палаты, то нужно оставить за президентом палаты возможность предлагать свою кандидатуру. Не изберут – тогда, извините. А ограничение сроков полномочий избрания считаю вредоносным. Нельзя все клише большой политики перекладывать на адвокатуру».

Вадим Клювгант отметил, что уже не раз прозвучали термины «апелляционная система», «надзорная система». И этот терминологический разнобой далеко не случаен, потому что то, что заложено в законопроекте, многократно превышает полномочия и апелляции, и кассации, и надзора. И вообще чего-либо мыслимого в системе пересмотра решений вышестоящими инстанциями как в судебном, так и во внесудебном порядке, потому что такого одновременного набора полномочий ни у одной вышестоящей инстанции нигде нет. Дискреции никакой для органов адвокатской палаты при новом рассмотрении дела тоже нет, диктат. Это антиправовой подход.

Основатель Русско-Азиатской Ассоциации Юристов Максим Тафинцев обратил внимание коллег на зарубежный опыт избрания президентов адвокатур: «Нахождение более одного срока на посту президента – определенно минус. Обоснованием такой позиции могут быть многочисленные примеры адвокатур Азии. Руководство адвокатурой престижно, но очень обременительно. Для тех стран быть руководителем даже больше одного года – это проблема, потому что они все практикующие адвокаты. Не должно быть такого, что человек десятилетиями управляет палатой, не зная реальной жизни адвокатов. Ротация должна быть».

Александр Орлов отметил: «В законопроекте, на мой взгляд, нет никакого конституционного нарушения. Уже есть позиция Конституционного Суда, что прекращение статуса адвоката – это не нарушение права на труд. Можно сидеть и консультировать в интернете не как адвокат. То же самое и с передвижением. Например, я – адвокат Московской области, могу поехать практиковать в любой регион. Единственное, я в другом регионе не должен работать по назначению в порядке ст. 51 УПК РФ. И это разумно. И второе, я не должен арендовать там офис и вешать табличку» Александр Орлов также отметил, что органы ФПА РФ уже сейчас имеют полномочия в определённых случаях вмешиваться в решения советов региональных адвокатских палат, и решения по дисциплинарным производствам, по его мнению, не должны стать исключением: «С одной стороны, я не хочу стать надзорной инстанцией, но с другой, это надо. Предполагается, что Комиссия по этике и стандартам должна обобщать дисциплинарную практику и ее унифицировать. Это нужно для адвокатов, чтобы они видели, какие действия будут осуждаться с точки зрения этики, и предвидеть последствия своего поведения. Адвокаты сами просят вмешаться в их дисциплинарные производства».

Вадим Клювгант пояснил участникам круглого стола, что в соответствии с содержанием законопроекта у Совета ФПА РФ будет право прекратить досрочно полномочия регионального совета палаты в том случае, если не будет исполнено решение Совета ФПА РФ по дисциплинарному производству.

Адвокат Андрей Рагулин на это заметил, что нужно делать механизм корпоративной апелляции.

Вице-президент ФПА РФ, президент АП Московской области Алексей Галоганов отметил, что законопроект еще будет меняться со временем и не будет принят в том варианте, который есть сейчас: «Вопросы, которые легли в основу законопроекта, не новы, сама жизнь заставила его появиться. Говорить о том, что закон будет универсален, мы не можем. В разных субъектах федерации разные палаты. Многие палаты говорят о том, что держатся и формируют свою палату за счет приезжих москвичей. Наш Совет ФПА уже изменил в законопроекте многое, учитывая высказанные мнения. Например, на последнем сентябрьском заседании Совета ФПА РФ предложено уменьшить срок действия «ценза оседлости» с пяти до двух лет. Законопроект еще будет меняться, мы еще будем над ним работать. Предложения любых организаций принимаются. …Надзорные функции в ФПА РФ не появились сами по себе. Многие адвокаты из регионов говорили, что не доверяют своему президенту, совету, считая, что пусть лучше ФПА РФ пересмотрит их дисциплинарное производство. Так что эта поправка вносится по просьбе адвокатов. Да, может, технически это похоже на надзорную функцию, но почему не дать право адвокатам жаловаться в ФПА РФ? Что же касается вопроса централизации, то мы все забываем про существование Министерства юстиции, у которого предусмотрена функция контроля и надзора за адвокатурой. И почему-то никто не ставит вопроса об отмене этого положения. Все почему-то выступают против контроля и надзора со стороны ФПА РФ. Но надо помнить, что адвокатура развивается. Давайте вместе совершенствовать и дорабатывать этот законопроект».

Подводя итоги круглого стола, Вадим Клювгант сказал, что проблемы, которым посвящён законопроект, безусловно, требуют дальнейшего обсуждения и тщательной проработки:

«Проблемы, которые этот законопроект пытается решить, существуют, было бы странно их отрицать. Вопрос заключается в том, что этот конкретный документ, который не обсуждался в нашем сообществе до его внесения в Госдуму, оказался сюрпризом для адвокатского сообщества. И первый шаг к его обсуждению сделал Совет Адвокатской палаты Москвы, приняв и разослав свой отзыв о нём.

Что касается дисциплинарной практики: предложенное законопроектом решение не имеет никакого отношения к созданию системного механизма пересмотра решения советов адвокатских палат по дисциплинарным делам. Такого механизма законопроект вовсе не предлагает, напротив – он предлагает избирательный подход, поскольку пересматриваться могут лишь решения по дисциплинарным производствам, возбужденным Президентом ФПА. И при этом законопроект грубо нарушает систему обжалования, которая уже устоялась и сложилась с точки зрения распределения полномочий вышестоящей и нижестоящей инстанций. Еще и под угрозой досрочного прекращения полномочий целого коллегиального органа.

Сменяемость лидера – достижение цивилизации, и мы должны двигаться вперед, а не вспять. Те, кто избран в корпоративные органы управления сообщества, не должны потерять связь с профессией. Именно здесь начинаются спекуляции на тему непонимания между адвокатской «улицей» и адвокатскими «чиновниками». И ещё, когда мы говорим об избрании руководителя адвокатской палаты, давайте будем помнить, что у нас в адвокатском сообществе нет глав, подобных главе государства, избираемого всенародно. Президент адвокатской палаты – не глава её, он руководитель коллегиального органа. Не больше и не меньше. Он – первый среди равных. И мы не должны об этом забывать, обсуждая порядок его избрания».

Вадим Клювгант также поддержал мнение большинства выступивших участников круглого стола о том, что предлагаемый законопроектом «ценз оседлости», независимо от его длительности, не решает проблемы возможных злоупотреблений при сдаче квалификационного экзамена на получение статуса адвоката. При этом предлагается введение непрозрачной процедуры индивидуального согласования в Совете ФПА РФ каждого решения об изменении членства в адвокатской палате адвокатом, не имеющим определённого стажа. Такое нововведение неизбежно приведёт к массе новых злоупотреблений и уловок вместо решения проблемы.

В ходе обсуждения участниками круглого стола были затронуты и другие вопросы, по которым авторами законопроекта предлагаются изменения и дополнения в «адвокатский» закон.

Результаты обсуждения будут систематизированы и использованы в дальнейшей работе.

 



Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук