Существенные условия соглашения об оказании юридической помощи

13 Октября 2006

Соглашение об оказании юридической помощи (далее - Соглашение) является основным документом, "отправной точкой" во взаимоотношениях адвоката и доверителя, порождает и во многом определяет сам процесс адвокатской деятельности.

Согласно п. 1, 2 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - Закон об адвокатуре) адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Поскольку в Законе прямо указано, что по существу Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, то к правоотношениям адвокат - доверитель применяется весь комплекс гражданского законодательства с особенностями, установленными специальным законодательством.

Согласно ст. 432 ГК РФ "договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме (в данном случае простой письменной. - примеч. М.К.) достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение".

Пункт 4 ст. 25 Закона об адвокатуре содержит закрытый перечень существенных условий соглашения об оказании юридической помощи доверителю. К ним относятся:
указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;
предмет поручения;
условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь;
порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения;
размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

Отнесение к существенным условиям Соглашения указание на адвоката, принявшего исполнение поручения, напрямую согласуется с п. 1 ст. 25 Закона об адвокатуре определяющим стороны договора, и указывающим, что Соглашение заключается между адвокатом и доверителем. Данные обстоятельства неоднократно подчеркивались и Адвокатской палатой г. Москвы: "Субъектами оказания юридической помощи при любых условиях являются только адвокаты, и никак не адвокатские образования" <1>.

Можно с большой долей вероятности предположить, что такое "настойчивое напоминание" о сторонах Соглашения вызвано тем фактом, что действовавшим до принятия указанного Федерального закона Положением об адвокатуре в РСФСР <2> определялось, что Соглашение с доверителем заключается от юридической консультации: "Заведующий юридической консультацией заключает соглашения с гражданами об оказании юридической помощи, распределяет работу между адвокатами". В свое время переопределение сторон Соглашения являлось новеллой, которая нашла свое закрепление в том числе путем отнесения данных о сторонах соглашения к существенным условиям. В последующем в ходе сложившейся практики, данное положение Закона уже потеряло свое первоначальное значение, хотя и в настоящее время успешно разрешает вопрос о правовой оценке Соглашения, заключенного от имени адвокатского образования, - в силу ст. 432 ГК РФ оно считается незаключенным, а соответственно не порождающим прав и обязанностей по нему.

Самым существенным условием Соглашения является его предмет, т.е. обязательство адвоката оказать доверителю определенную сторонами юридическую помощь. Предметом Соглашения может быть оказание юридической помощи как самому доверителю, так и назначенному им лицу (последнее применяется прежде всего в уголовном судопроизводстве, когда с адвокатом заключают соглашение родственники обвиняемых).

"Предметом договора об оказании юридической помощи может быть один или несколько видов юридической помощи, предусмотренных пунктами 2 и 3 ст. 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <3>.

Предмет имеет ключевое значение, поскольку именно он определяет само существо взаимоотношений с доверителем. Поэтому необходимо формулировать его предельно четко. Как указывает Адвокатская палата г. Москвы, "адвокат не вправе заключать с доверителем соглашение, условия которого непрозрачны, не допускают однозначного понимания..." <4>. Следует отметить, что в подавляющем большинстве случаев доверитель, не обладая юридическими знаниями, не может четко определить предмет требуемой юридической помощи. На практике это приводит к тому, что, подписывая Соглашение, адвокат и его доверитель "читают предмет" каждый по-своему, в результате чего могут возникнуть конфликтные ситуации, касающиеся исполнения адвокатом условий Соглашения. Чаще всего недовольство доверителя связано с тем, что якобы "адвокат ничего не сделал", подразумевая при этом как негативный результат по делу, так и отсутствие активных действий адвоката при выполнении поручения.

Для решения данной проблемы, по моему мнению, можно порекомендовать адвокатам более детально указывать в Соглашении его предмет и раскрывать его отдельно через определение "объема юридической помощи". Необходимость такого "искусственного расширения" существенных условий Соглашения обусловлено следующими моментами.

Во-первых, через объем юридической помощи максимально точно определяются права и обязанности сторон Соглашения; в том числе возможно определение количества судебных заседаний или следственных действий, в процессе которых адвокат обязуется оказывать доверителю юридическую помощь.

Во-вторых, все большее количество адвокатов и адвокатских образований в России (особенно в Москве и центральных областях) приветствуют почасовую оплату за оказанные юридические услуги. Данный вид оплаты позволяет наиболее четко определить, какие шаги предпринял адвокат, как выполняются условия Соглашения, каков размер вознаграждения. Недостаток почасовой оплаты состоит в том, что для завершения каждого отдельного этапа оказания помощи разными по уровню адвокатами затрачивается соответственно разное время. Если у одних на подготовку искового заявления уходит всего несколько часов, то другие могут затратить на эту работу целый день. Поэтому привязывать объем оказанной помощи только к затраченным часам возможно признать нецелесообразным.

В-третьих, нормами ГПК РФ и АПК РФ предусмотрено возмещение сторонам судебных расходов, в том числе на оплату услуг представителей. Так, п. 2 ст. 110 АПК РФ и п. 1 ст. 100 ГПК РФ указывают, что расходы на оплату услуг представителя взыскиваются (присуждаются) в разумных пределах. Поскольку определение "разумности" в процессуальном законодательстве является довольно размытым и всегда остается на усмотрение суда, то четкое изложение предмета и объема оказанной юридической помощи позволяет подтвердить разумность расходов.

Подпункт 3 п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре указывает такое существенное условие соглашения об оказании юридической помощи, как "условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь". Не совсем ясна позиция законодателя, который ввел данную норму в число существенных условий. При буквальном толковании данной нормы Закона можно сделать ошибочный вывод, что по общему правилу оказываемая помощь является безвозмездной, и только при соблюдении определенных "условий" (без указания которых соглашение является незаключенным) адвокат имеет право на вознаграждение. На деле же, если говорить об "условиях", то по существу отказаться от выплаты вознаграждения доверитель может только в случае неоказания ему юридической помощи в рамках предмета и объема юридической помощи. Кроме того, анализируя данную норму, не следует забывать, что п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката установлено следующее правило: "Адвокату следует воздерживаться от включения в соглашение условия, в соответствии с которым выплата вознаграждения ставится в зависимость от результата дела". Адвокатским сообществом также неоднократно подчеркивалась крайняя нежелательность давать доверителю обещания положительного результата выполнения поручения: "недопустимы какие-либо гарантии результата, ибо результат зависит не только от усилий и квалификации адвоката" <5>. Эта же позиция высказывается и Высшим Арбитражным Судом РФ: "не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем" <6>.

Кроме того, не совсем понятно, как можно предусмотреть условия выплаты вознаграждения в случае оказания юридической помощи бесплатно или по назначению. Ведь как указывалось выше, п. 1 ст. 25 Закона об адвокатуре обязывает заключать Соглашения во всех случаях оказания юридической помощи.

Таким образом, необходимо либо вовсе исключить подп. 3 п. 4 ст. 25 Закона из существенных условий соглашения, либо, как компромиссный вариант, более корректно сформулировать содержания нормы и заменить "условия" на "порядок" выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь, в случае возмездного характера заключаемого соглашения".

Подпункт 4 п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре относит к существенным условиям "порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения". Это могут быть расходы, связанные с поездками (командировочные расходы), уплата обязательных платежей, почтовые расходы, изготовление фотокопий и др. <7>. Между тем очевидно, что на момент заключения Соглашения предусмотреть все расходы, которые будут понесены адвокатом в связи с исполнением поручения доверителя, практически невозможно. Указание точной цифры может ставить в невыгодное положение как адвоката, так и его доверителя (в зависимости от превышения лимита расходов или их отсутствия).

Некоторые авторы справедливо предлагают полностью исключить из перечня существенных условий соглашения об оказании юридической помощи подп. 4 п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре <8>. Действительно, порядок компенсации расходов - это в большей степени вторичное условие, и нет никакой необходимости ставить в зависимость от согласования порядка компенсации сам факт заключения договора. В случаях, когда расходы у адвоката в принципе отсутствуют (например, какие можно "придумать" расходы при оказании такого вида юридической помощи, как устная консультация?), нет никакого правового смысла устанавливать и сам порядок их компенсации.

При исключении данного пункта из существенных условий соглашения восполнить пробел может как п. 2 ст. 975 ГК РФ об обязанности доверителя возмещать издержки, если иное не предусмотрено договором, так и ст. 424 ГК РФ об определении цены взимаемой за аналогичные работы и услуги.

Подпункт 5 п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре указывает следующее существенное условие как "размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения". Начнем с того, что "понятие "характер ответственности" в действующем законодательстве отсутствует" <9>. Если говорить о размере ответственности адвоката, то это действительно является весьма важным моментом для признания договора заключенным. Однако следует учитывать, что в связи с вступлением в силу с 2007 г. подп. 6 п. 1 ст. 7 и ст. 19 Закона об адвокатуре об обязательности страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности, значение вышеуказанного существенного условия практически нивелируется.

Давая оценку комплексу существенных условий Соглашения об оказании юридической помощи, соглашусь с мнением многих авторов, которые указывают, что в общем ст. 25 Закона об адвокатуре "представляет собой громоздкую конструкцию" <10>, требует значительных изменений, в том числе в части исключения "некоторых" положений Закона из перечня существенных условий Соглашения.

Учитывая вышесказанное, безусловно, хотелось бы добиться законодательных изменений в рассматриваемый Закон. Однако учитывая "тяжелый" и затяжной характер таких законопроектов, предположу, что разработка Федеральной палатой адвокатов методических рекомендаций и разъяснений по составлению и заключению соглашения об оказании юридической помощи (учитывая весь массив норм ГК РФ) вполне может компенсировать законодательные изменения в ближайшей перспективе.




<1> Юридическую помощь оказывают адвокаты, а не адвокатские образования // Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2004. N 8.
<2> Закон РСФСР от 20 ноября 1980 г. "Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР" // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. N 48. Ст. 1596.
<3> Бардин Л.Н., Мастинский Я.М., Минаков А.И. О недостатках Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре по вопросу о правовых основаниях оказания адвокатом юридической помощи // Адвокатская практика. 2003. N 4.
<4> См.: Обзор дисциплинарной практики // Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2006. N 1 (27).
<5> Бойков А.Д. Проблемы профессиональной этики адвоката // Адвокат. 2004. N 2.
<6> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. N 48 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 11.
<7> Злобин В.А., Шубин Д.А. Налогообложение адвокатской деятельности // Адвокат. 2002. N 10.
<8> См.: Шаров Г. Договор с доверителем // Бизнес-адвокат. 2004. N 18.
<9> Бардин Л.Н. О новеллах с пристрастием // Бизнес-Адвокат. 2005. N 5.
<10> Там же.

Поделиться в социальных сетях


Комментарии

Комментариев еще нет, вы можете стать первым
Добавить комментарий

Добавить комментарий

CAPTCHA
Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?