Добровольная ликвидация фонда

23 Ноября 2009
 
Устанавливая механизм судебной ликвидации фонда, законодатель не разъяснил порядок обращения в суд с заявлением о принятия решения о ликвидации и процедуру рассмотрения указанного заявления в суде. Тем самым законодатель оставил без всяких ориентиров как заявителя, так и сам суд. Также остается неясным, кто именно может обращаться в суд с заявлением о добровольной ликвидации фонда.

Лица, учредившие фонд, могут как развивать его деятельность, так и принять решение о ее прекращении. Ликвидация фонда возможна исключительно на основании судебного решения, вынесенного по заявлению заинтересованных лиц (ст. 119 ГК РФ, ст. 19 Закона о некоммерческих организациях). На это делает акцент и Верховный Суд РФ, отмечая в Определении от 24.02.2004 № 63-Г04-2, что решение о ликвидации фонда принимает только суд, причем суд общей юрисдикции по месту нахождения фонда.

Отличие добровольного порядка ликвидации от принудительного сводится к следующему. Добровольный порядок ликвидации наблюдаются, когда лица, создавшие фонд, не видят возможности достижения уставных целей, ради которых этот фонд был создан. Между тем принудительная ликвидация имеет место в ситуации, когда у государства в лице соответствующих органов появляются претензии к деятельности фонда, достаточные с позиции закона для того, что заявить иск о его ликвидации.

Казалось бы, такая классификация прозрачна и не должна приводить к появлению ситуаций, когда право на добровольную ликвидацию ставится в зависимость от судебного усмотрения. Однако такие случаи все же встречаются.

Кто заявитель?

Ответ на вопрос о лицах, имеющих право на обращение в суд с заявлением о добровольной ликвидации фонда, можно найти в Письме Верховного Суда РФ от 05.02.98 № 109-4/общ. Исходя из данного Письма заинтересованными лицами могут считаться граждане и (или) юридические лица, учредившие фонд и передавшие в его собственность свое имущество путем добровольных взносов. По заявлению самого фонда он не может быть ликвидирован. При этом в ГК РФ и в других федеральных законах, касающихся фондов, не установлен перечень заинтересованных лиц, которые вправе обратиться в суд с заявлением о добровольной ликвидации фонда. Не предусмотрено каких-либо специальных ограничительных критериев для определения круга заинтересованных лиц, правомочных обращаться в суд с таким заявлением.

Следовательно, всякое лицо, имеющее правовой интерес в ликвидации общественного фонда, может быть отнесено к числу заинтересованных лиц, которые вправе подать в суд заявление о его ликвидации. В определенных случаях созданный в соответствии с уставом общественного фонда его орган может иметь основание для подачи заявления в суд о ликвидации фонда.

Таким лицом может быть и учредитель фонда (см. Определение Верховного Суда РФ от 26.12.2006 № 82-Г06-5). Из сказанного следует, что если заявителем по иску о ликвидации фонда в добровольном порядке выступает его учредитель, то именно он (физическое или юридическое лицо) вправе выступать в суде в поддержку поданного им иска. В случае, если учредитель привлекает для этих целей представителя, то последний действует на основании доверенности, выданной учредителем. При этом к доверенности, выданной учредителем - юридическим лицом, вопросов, как правило, не возникает (такая доверенность удостоверяется подписью руководителя юридического лица и печатью организации), а вот оформление доверенности от имени учредителя - физического лица на практике вызывает неоднозначное толкование.

С одной стороны, доверенность, выданная физическим лицом, по установленным правилам подлежит нотариальному удостоверению. С другой стороны, такая доверенность по общему правилу предоставляет возможность действовать от имени физического лица в его собственных интересах, но никак не в интересах ликвидируемого фонда. Можно предложить два  выхода:
в тексте доверенности прямо указать на то, что доверитель предоставляет представителю право выступать от  его имени по вопросам ликвидации фонда, учредителем которого является сам доверитель;
вместо  нотариальной оформить простую доверенность от имени фонда (подписанную учредителями фонда и скрепленную печатью фонда) на право представление интересов его учредителей и самого фонда по вопросам ликвидации  фонда.

Судебные ошибки

Ответ на вопрос, какую роль играет суд в вопросе добровольной ликвидации фонда по заявлению, например, его участников, и как именно суд должен вести процесс ликвидации фонда, остается открытым. Представляется, что роли у суда здесь две  - формальная и  контролирующая.

Формальность заключается в том, что суд по заявлению заинтересованных лиц обязан принять решение о ликвидации фонда при условии, что при подаче заявления не допущено процессуальных ошибок, препятствующих рассмотрению заявления по существу.

На этой стадии как раз и возникают судебные ошибки.

Так, некоторые судьи полагают, что они могут и отказать в иске о добровольной ликвидации фонда, если, например, с ликвидацией не согласен регистрирующий орган (к примеру, Минюст России), или у фонда имеется задолженность по уплате налогов и сборов в бюджеты. Такой подход неверен в принципе, поскольку решение о ликвидации фонда, принимаемое судом, является отправной точкой процесса ликвидации.

Данным решением суд не ликвидирует фонд, а только принимает решение о начале работы ликвидационной комиссии, утверждая ее состав и возлагая на нее обязанность провести ликвидацию фонда в порядке и в сроки, предусмотренные гражданским законодательством. В процессе работы комиссии уже она сама выясняет мнение государственных контролирующих органов относительно обоснованности ликвидации фонда, публикуя под угрозой штрафа сведения о ликвидации в Вестнике государственной регистрации, урегулирует задолженность по налогам и сборам, направляет уведомления о ликвидации кредиторам фонда и т.д. И с готовым отчетом в форме ликвидационного баланса по прошествии установленного законом срока (не ранее 2 месяцев с момента публикации решения о ликвидации в Вестнике государственной регистрации),  к которому прилагаются ответы государственных контролирующих органов, комиссия вновь предстает перед судом. Суд как орган, принявший решение о ликвидации, должен этот отчет утвердить, проверив его содержание и установив, соблюдены ли права и законные интересы государства и иных возможных кредиторов ликвидируемого фонда.

 Необоснованной также следует признать и практику судов привлекать к участию в деле по заявлению о добровольной ликвидации фонда Минюст России и налоговую инспекцию, в которой фонд состоит на налоговом учете. Как уже было отмечено, на стадии принятия решения о ликвидации фонда суд, принявший такое решение, лишь дает законное основание для начала процесса ликвидации. Мнение Минюста России и налоговой инспекции в данном случае не является решающим. Ведь даже если они и будут не согласны с принятием решения о ликвидации суд обязан принять такое решение, поскольку право на ликвидацию фонда в добровольном порядке по заявлению заинтересованных лиц безусловно и не требует подтверждения со стороны третьих лиц, в том числе госорганов. Свою позицию упомянутые госорганы смогут отразить в процессе ликвидации и утверждения судом ликвидационного баланса.

Рассуждая о судебных ошибках, возникающих в процессе добровольной ликвидации фонда, следует остановиться еще на одной проблеме. Вынося решение о ликвидации фонда в добровольном порядке, суд не вправе прекращать производство по делу. Мы уже обращали внимание на то, что такое решение влечет за собой ликвидацию. А любой начатый процесс требует завершения. По этой причине судья должен прекратить производство по делу только тогда, когда судом будет утвержден ликвидационный баланс, подготовленный ликвидационной комиссией. Представляется, что после принятия решения о ликвидации фонда судья вправе сопроводить такое решение определением об отложении судебного разбирательства до момента составления ликвидационного баланса и представления его в суд, дав разумный срок ликвидационной комиссии для выполнения соответствующей задачи. После истечения этого срока суд продолжает производство по делу, готовясь изучить и утвердить подготовленный ликвидационный баланс.

Контролирующая функция суда проявляется на стадии утверждения ликвидационного баланса. Хотя в российском гражданском законодательстве по этому вопросу нет никаких разъяснений, по нашему мнению, суд вправе как утвердить ликвидационный баланс, так и вынести отказ в его утверждении, усмотрев нарушение прав кредиторов фонда, в том числе государства. На данной стадии суд играет роль государственного органа, который фактически проверяет обоснованность заявления иска о добровольной ликвидации, преследуя цель предотвратить злоупотреблением правом на подачу иска о добровольной ликвидации в ущерб интересам третьих лиц.

Поделиться в социальных сетях


Комментарии

Комментариев еще нет, вы можете стать первым
Добавить комментарий

Добавить комментарий

CAPTCHA
Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?