Возможно ли включение адвокатского гонорара в конкурсную массу должника?

14 Декабря 2018
ВС отказал адвокату в возможности возвратить полученный ею гонорар в конкурсную массу предприятия-банкрота путем удержания 25% из ее зарплаты.

В комментарии «АГ» адвокат Татьяна Татаринцева сообщила, что считает необоснованной позицию арбитражного суда, включившего гонорар в конкурсную массу, согласно которой адвокат фактически была приравнена к юрлицу, оказывающему юридические услуги. По мнению конкурсного управляющего, адвокат могла бы избежать этого, если бы заключила не договор, а соглашение на оказание юридической помощи со своим доверителем. Член Совета АП г. Москвы Юлий Тай считает, что распространение позиции арбитражного суда в практике может не только нарушить права адвокатов, но способно поставить под угрозу конституционные гарантии граждан на судебную защиту и оказание квалифицированной правовой помощи. Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков указал, что проблему можно решить, внеся в Закон об адвокатуре положение, согласно которому соглашение об оказании юридической помощи может быть обжаловано в судебном порядке лишь его сторонами.
10 декабря Верховный Суд РФ вынес определение по спору между конкурсным управляющим и адвокатом о возможности возврата полученного последней гонорара в конкурсную массу предприятия-банкрота путем удержания 25% из ее зарплаты. Для принятия решения по делу ВС оценил ранее установленные судами обстоятельства.

Суд обязал адвоката вернуть полученный гонорар в конкурсную массу должника

В августе 2015 г. адвокат ПА Самарской области Татьяна Татаринцева заключила договор на оказание юридической помощи с обществом «Альтернатива». По его условиям она представляла интересы общества в арбитражном суде по трем спорам, оказывала правовое консультирование, составляла соответствующие юридические документы, и за это ей полагался гонорар в размере 1,25 млн руб.

Впоследствии общество было признано банкротом, и конкурсный управляющий Наталья Гасанова обратилась в арбитражный суд с заявлением, которым просила признать недействительным указанный договор и обязать адвоката вернуть в конкурсную массу должника полученный ею гонорар.

В июле прошлого года Арбитражный суд Самарской области оставил без удовлетворения заявление конкурсного управляющего в силу недоказанности факта неравноценного встречного исполнения по спорному договору и завышенного характера оказанных услуг. Суд первой инстанции отметил, что согласно акту выполненных работ адвокатом осуществлялись ознакомление с материалами арбитражных дел, подготовка возражений по искам.

Со ссылкой на Закон об адвокатуре суд также указал, что гонорар адвоката является имуществом, находящимся под защитой государства. Кроме того, суд отметил, что на момент заключения спорного договора в СМИ не было информации о возбуждении дела о банкротстве общества. Следовательно, оказание юрпомощи адвокатом проходило в рамках обычной хозяйственной деятельности предприятия, что является его обычной практикой.

Кредитор должника обжаловал решение суда в апелляции. Он указал, что Татьяна Татаринцева фактически не участвовала в судебных заседаниях по делам, не знакомилась с ними и не готовила возражений по ним, вместо нее в указанных судебных заседаниях участвовали юристы должника.

Апелляция своим постановлением от 7 сентября отменила решение суда первой инстанции и приняла новый акт, удовлетворив требования конкурсного управляющего в полном объеме. Вторая инстанция признала спорный договор недействительной сделкой и взыскала полученный адвокатом гонорар в конкурсную массу. Апелляция отвергла доводы адвоката о том, что гонорар адвоката не является сделкой, которая может быть оспорена в деле о банкротстве, как основанные на неверном толковании норм материального права. Апелляционный суд посчитал, что Татьяна Татаринцева не доказала факт предоставления услуг по договору об оказании юридической помощи.

В комментарии «АГ» Татьяна Татаринцева отметила, что апелляция вынесла свое решение вразрез с положениями Конституции РФ и Закона об адвокатуре, необоснованно применив только нормы ГК РФ и судебную практику о недействительности сделки по предоставлению юридических услуг юрлицом. «Суд апелляции фактически постановил знак равенства между адвокатом и юрлицом, оказывающим юруслуги», – отметила адвокат, напомнив, что юридическая помощь не является предпринимательской деятельностью.

По словам адвоката, она оказала юридическую помощь обществу в полном объеме, и оно не имело никаких претензий к ней. «В вину мне поставлено то, что я не знакомилась с материалами дела в арбитражном суде, – отметила адвокат. – Но у меня в акте выполненных работ значатся ознакомление с материалами дела (которые предоставлялись мне доверителем), подготовка процессуальных документов, консультации, участие в заседаниях районных судов, работа с правоохранительными органами, с жалобами граждан».

Татьяна Татаринцева подчеркнула, что все 6 месяцев она работала с доверителем. «Объем работ адвоката нельзя включить в 2-3 строчки, – пояснила она. – И в силу адвокатской тайны я не могла расписывать все это в акте выполненных работ». Также адвокат сообщила, что ей не надо было ездить в суд для ознакомления с материалами дела, так как ей их предоставляло общество. Она подчеркнула, что в результате ее работы исковые требования к обществу были уменьшены.

Татьяна Татаринцева полагает, что постановление апелляции является «прецедентом», направленным на устранение адвокатов от участия в делах о банкротстве. Она также сообщила, что с ее гонорара, который теперь надо будет вернуть, коллегия адвокатов удержала суммы НДФЛ и взносы на ОПС, часть полученных денежных средств пошла на оплату взносов в палату адвокатов.

Впоследствии адвокат безуспешно пыталась защитить свои права посредством обращения в КС РФ, однако Суд вынес два определения – от 23 ноября 2017 г. и 28 июня 2018 г. – об отказе в принятии ее жалоб.

В свою очередь конкурсный управляющий Наталья Гасанова считает вынесенное решение справедливым, так как, по ее мнению, адвокат не участвовала в судебных процессах, не знакомилась с материалами дела. «Так как в первичный договор об оказании юридической помощи не вносились никакие изменения, объем выполненных работ фактически не соответствовал предмету сделки», – добавила она.

По словам исполнительного вице-президента ФПА РФ Андрея Сучкова, такая правовая позиция суда представляет опасность для всех адвокатов. «Совершенно непонятна причина, по которой соглашение доверителя с адвокатом, направленное на реализацию конституционных положений о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи и праве на доступ к правосудию, было поставлено судом в один ряд с обычными коммерческими сделками», – отметил он. Он напомнил, что Конституционный Суд неоднократно подчеркивал публично-правовой характер адвокатской деятельности, назвав абсолютно верным довод суда первой инстанции о том, что «гонорар, выплачиваемый адвокату, является имуществом, находящимся под защитой государства».

По мнению управляющего партнера АБ «Бартолиус», члена Совета АП г. Москвы Юлия Тая, Совет АП г. Москвы уже обращал внимание как адвокатов, так и самой широкой общественности (включая законодательный орган) о расширении практики признания недействительными договоров об оказании правовой помощи, заключенных в преддверии банкротства, и истребования отработанных адвокатами гонораров, что абсолютно недопустимо. «Это не только нарушает права адвокатов, но при широком распространении такой практики (а мы это наблюдаем) ставит под угрозу конституционные гарантии граждан на судебную защиту и оказание квалифицированной правовой помощи», – подчеркнул он.

Попытка адвоката изменить порядок возврата гонорара не увенчалась успехом в ВС РФ

В ноябре 2017 г. в отношении Татьяны Татаринцевой было возбуждено исполнительное производство: пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании денежных средств, поступающих в банк посредством выплаты зарплаты адвокату. В этой связи адвокат обратилась в арбитражный суд с заявлением об изменении порядка и способа исполнения постановления апелляции на обращение взыскания за счет заработной платы в размере 25% со всех видов начислений по месту работы. В обоснование своего требования она ссылалась на состояние здоровья (инвалидность), потребность в постоянном приобретении лекарств, а также на нахождение на ее иждивении сына-студента.

Суд первой инстанции удовлетворил данное требование, изменив способ и порядок исполнения исполнительного листа в виде обращения взыскания за счет заработной платы в размере 25% со всех видов начислений по месту работы. При этом суд исходил из того, что, поскольку на расчетный банковский счет адвоката поступает лишь зарплата, иных сбережений у нее не имеется.

Впоследствии апелляция отменила решение суда первой инстанции, отказав в удовлетворении требования защитника. Свое решение вторая инстанция обосновала тем, что в собственности у защитника имеется недвижимое имущество (включая нежилые помещения) и не доказана невозможность обращения взыскания на него. При этом апелляция отметила, что суд первой инстанции фактически предоставил адвокату рассрочку по исполнению судебного акта на неопределенный период, что затягивает конкурсное производство, целью которого является скорейшее удовлетворение требований кредиторов.

В свою очередь суд округа отменил постановление апелляции и оставил в силе определение суда первой инстанции. Окружной суд отметил, что апелляция не учла обстоятельств, связанных с личностью адвоката (ее финансовое положение и инвалидность).

Не согласившись с решением суда округа, конкурсный управляющий подала кассационную жалобу в ВС РФ. Изучив обстоятельства дела, Верховный Суд пришел к следующим выводам.

ВС РФ пояснил, что действующее законодательство не содержит перечня оснований для изменения способа и порядка исполнения судебного акта, поэтому арбитражный суд в каждом конкретном случае должен с учетом всех обстоятельств дела определять такую целесообразность. «При этом такое изменение является исключительной мерой, которая должна применяться судом лишь при наличии уважительных причин либо неблагоприятных обстоятельств, затрудняющих исполнение решения арбитражного суда, – отмечено в документе. – При оценке таких причин и обстоятельств суд должен исходить из необходимости соблюдения баланса интересов как должника, так и взыскателя».

Со ссылкой на ч. 4 ст. 69 и п. 3 ч. 1 ст. 98 Закона об исполнительном производстве Суд пояснил, что обращение взыскания на зарплату осуществляется только в случае отсутствия или недостаточности у должника денежных средств и иного имущества для исполнения требований исполнительного документа в полном объеме. Применение вышеуказанной меры нецелесообразно при наличии в собственности у должника нескольких объектов недвижимости и в отсутствие доказательств невозможности обращения взыскания на него. В противном случае, это ограничит законную возможность исполнить судебный акт путем обращения взыскания на иное имущество адвоката.

Также ВС РФ указал, что в судебном заседании Татьяна Татаринцева не привела убедительных доводов о том, что отстаиваемый ею порядок исполнения судебного акта является единственной возможностью погашения присужденной задолженности. В этой связи 10 декабря ВС РФ вынес определение, которым отменил постановление окружного суда и оставил в силе решение апелляции.

По словам Татьяны Татаринцевой, в Верховном Суде она представила справку, в которой указано, что за короткий период в 4 месяца с нее было взыскано почти 500 тыс. руб. «Это свидетельствует о моей платежеспособности и о том, что взыскание через зарплату не нарушает ничьих прав, однако суд не принял это во внимание», – подчеркнула она.

В свою очередь конкурсный управляющий Наталья Гасанова выразила удовлетворение определением ВС РФ, отметив его обоснованность и законность. Также она сообщила, что по-человечески ей жаль, что адвокату придется возвращать полученный ею гонорар.

Как адвокатам избежать таких ситуаций?

Наталья Гасанова считает, что во избежание наступления таких неблагоприятных последствий адвокаты должны быть более осмотрительны при заключении договоров, составлении и подписании актов выполненных работ. Она отметила, что предмет договора должен соответствовать фактическому объему работы, в нем должны быть прописаны все детали оказания юридической помощи. В акте выполненных работ также должны быть конкретизированы все виды выполненных работ.

По словам Натальи Гасановой, адвокат могла бы избежать включения ее гонорара в конкурсную массу, если бы заключила не договор, а соглашение на оказание юридической помощи со своим доверителем. «Поскольку в деле не было ордера, Закон об адвокатуре в этом случае не применяется. То есть сами отношения между сторонами были сугубо гражданско-правовыми, имелись все признаки сделки, как если бы услуги оказывались не адвокатом, а физлицом с юридическим образованием», – пояснила она, выразив уверенность в том, что в данном случае нельзя было смешивать два разных понятия: соглашение об оказании юридической помощи и гражданско-правовой договор.

Юлий Тай отметил, что адвокаты не должны оценивать экономическую состоятельность своих клиентов и отказывать им в помощи по основанию финансовой неблагонадежности. «Поэтому ВС РФ должен вмешаться и поставить предел такой незаконной практике, – полагает эксперт. – Это может быть осуществлено как через определение ВС РФ или, в лучшем случае, путем принятия соответствующей правовой позиции в рамках постановления Пленума ВС». При этом, конечно, необходимо отличать ситуации, когда правовая помощь в действительности не оказывается, а только симулируется – например, путем заключения мнимой сделки. В таких случаях нет никаких оснований защищать противоправные интересы банкротов, заключил адвокат.

По словам Андрея Сучкова, ФПА РФ и адвокатское сообщество неоднократно обсуждали данную проблему и сделали попытку ее законодательного решения. «Так, в ходе недавней дискуссии было предложено внести изменения в Закон об адвокатуре в РФ, – пояснил он. – В соответствии с ними соглашение об оказании юридической помощи может быть обжаловано в судебном порядке лишь его сторонами». По мнению Андрея Сучкова, данный механизм явился бы не только действенным средством противодействия обсуждаемой проблеме, но и пресек бы участившиеся попытки неправомерного оспаривания органами уголовного расследования целесообразности заключения соглашения об оказании юридической помощи, а также его условий, прежде всего, размера гонорара по соглашению.

«В связи с нарастающим распространением подобных случаев, посягающих на права и законные интересы адвокатов и их доверителей, институту адвокатуры и всему адвокатскому сообществу следует приложить максимум усилий для содействия скорейшему включению этих предложений в качестве дополнений в Закон об адвокатуре», – заключил исполнительный вице-президент ФПА РФ.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vozmozhno-li-vklyuchenie-advokatskogo-gonorara-v-konkursnuyu-massu-...

Поделиться в социальных сетях

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?