Разобраться с защитой

25 Марта 2019

Нынешний год станет для российской адвокатуры действительно переломным. Нет, корпорация защитников не решит своих давних проблем и уж тем более вряд ли скоро получит монополию на судебное представительство. Произойдет иное. Адвокаты — вопреки основополагающему принципу самого института — окончательно сравняются с бизнесменами. Но не способами зарабатывать на жизнь, а лишь возможностью оказаться за решеткой в тех случаях, когда заключение под стражу по букве, духу закона и гарантиям с высоких трибун, казалось бы, невозможно даже теоретически.

Светило адвокатуры Генри Резник всегда говорил: адвокат — прежде всего человек, облеченный особой ответственностью, выполняющий важную общественную задачу. Адвокату противопоказано становиться дельцом, и предпринимательство для него равносильно профессиональной смерти.

То, что не смогли сотворить с корпорацией за почти 30 лет новейшей истории ее представители, без лишней суеты сделали другие люди, преследующие совершенно четкие цели. Уголовные преследования адвокатов по еще вчера сугубо гражданским делам и изоляция фигурантов таких дел от общества теперь никого не удивляют. Равно как не удивляет факт, что неоднократные призывы первых лиц государства (на минутку — также профессиональных юристов) не лишать свободы лиц, обвиняемых в экономических преступлениях, для правоохранительных органов на местах остаются пустым звуком. Президент далеко. Каждое дело уникально. Все, кто не с нами,— плуты и мошенники, и суд с ними показательно разберется. Вот какая прагматичная логика правит сегодня.

Под стать ей и следственно-судебная практика.

Так, в начале марта Бутырский районный суд Москвы признал виновным в покушении на мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, и приговорил к трем годам лишения свободы московского адвоката Андрея Маркина. Клиент Маркина, обвинявшийся в вымогательстве, в 2017 году не смог в одиночку противостоять доследственному полицейскому напору и решил призвать на помощь адвоката по соглашению. Андрей Маркин оценил положение подозреваемого в рэкете как незавидное. По его мнению, гражданин не сегодня-завтра должен был стать полноправным фигурантом уголовного дела, огласил потенциальному доверителю размер гонорара за помощь на стадии предварительного следствия и подчеркнул, что постарается либо смягчить ответственность клиента, либо, если это получится доказать, сделать так, чтобы привлечения к ответственности доверитель избежал вовсе.

Позже, уже в суде, юрист показал, что защищать клиента в итоге не стал, так как стороны не смогли договориться об оплате, а умысла обманывать доверителя у Маркина не было. Но следствие посчитало, что дело было не так. Адвокат Маркин, дескать, знал, что в отношении гражданина уголовное дело не возбуждено, однако ввел того в заблуждение и под предлогом оказания юридической помощи (она, по версии силовиков, заключалась в «способствовании непривлечению гражданина к уголовной ответственности») попытался получить с гражданина денежные средства без составления соглашения об оказании юридических услуг. Говоря просто, адвокат из корыстных побуждений закошмарил потенциального клиента. Бравые полицейские были в курсе, поэтому не дали свершиться злодеянию.

Очевидно, что уголовное дело Маркина выросло из тонкостей взаимоотношений между защитником и доверителем, обильно сдобренных провокацией заинтересованной стороны — обвинения. Сейчас история на контроле у комиссии совета Адвокатской палаты города Москвы по защите прав адвокатов. Ее председатель Роберт Зиновьев уже назвал приговор Андрею Маркину «неубедительным и неправосудным». Согласиться с осуждением при таких сомнительных доказательствах и не менее сомнительном обвинении значит дать возможность создать опасный прецедент, добавил адвокат Зиновьев.

Правда, прецедент был создан еще прошлым летом. «Виновник» его появления адвокат Игорь Третьяков уже почти год находится в СИЗО. Он обвиняется в мошенничестве в особо крупном размере и проходит по делу о хищении 330 млн руб. у дочерней структуры «Роскосмоса» НПО имени Лавочкина. Хищение, по мнению следствия, заключалось в том, что Игорь Третьяков заполучил эти самые 330 млн руб. при помощи серии договоров об оказании квалифицированной юридической помощи предприятию. Недруги подсудимого сегодня называют эти договоры фиктивными. Сам адвокат небезосновательно ссылается на то, что многомиллионные выплаты были так называемым гонораром успеха, на который изначально согласились доверители в случае успешной работы юриста. А она принесла весомые плоды. За два года баталий в арбитражах Игорь Третьяков сэкономил НПО имени Лавочкина около 5 млрд руб. Кстати, большую часть этой суммы пытался по нескольким искам отсудить как раз «Роскосмос».

Оставим в стороне историю, почему госкорпорация вдруг решила банкротить собственную «дочку». Может, следственные органы когда-то обратят и на это внимание.

От ненаучной фантастики вернемся к участи Игоря Третьякова. Она незавидна еще и тем, что адвокату приходится отстаивать свои права, находясь за решеткой. Делать это, разумеется, куда более затруднительно, чем на свободе. Может, еще и по этой причине Игорь Третьяков потерпел в декабре прошлого года фиаско в Арбитражном суде Московской области, который удовлетворил иск прокуратуры к нему самому и НПО имени Лавочкина и признал недействительными 21 договор оказания юридических услуг, взыскав с адвоката в пользу доверителя сумму неосновательного обогащения в размере более 308,5 млн руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами. То есть все то, что правовед заработал честным, как ему казалось, трудом.

Может ли гражданин, если он не с вершин олигархической вертикали, расплатиться по такому иску прямо из тюрьмы? Имеет ли такой гражданин реальную возможность отстоять свои права хоть в первой инстанции, хоть в апелляции? Слушания по жалобе адвоката в Десятом арбитражном апелляционном суде назначены на 28 марта, и никто, ясное дело, Третьякова в этот день живьем в суд не отпустит.

Состязательность и равноправие сторон в судебном заседании? Лицам, обвиненным в экономических преступлениях, за решеткой не место? Договор адвоката с доверителем — их частное и сугубо интимное дело? Нет, не слышали.

Показательно также, что прокуратура утверждает, что Игорь Третьяков получил гонорар успеха за «торговлю правосудием», при этом Госдума рассматривает эту схему оплаты юридического труда и, по всей видимости, легитимизирует ее в ближайшей перспективе.

Отсутствие у вашего адвоката судимости уже сегодня можно считать свидетельством его низкой профессиональной активности. Было бы смешно, если б не было так грустно. С подобным подходом уже очень скоро все сколько-то стоящие профессионалы адвокатского сообщества будут в одном месте — за решеткой. И окончательное решение адвокатского вопроса для тех, кому реально досаждает строптивый институт, будет выглядеть именно так.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3917868 

Поделиться в социальных сетях

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?