Пытки, жестокое обращение, торговля людьми: способы защиты

2 Апреля 2019
Эксперты пришли к выводу, что в российском уголовном законодательстве нет таких преступлений, как незаконное извлечение и хранение органов человека, использование принудительного и вынужденного труда, пытки. А некоторые составы, например, торговля людьми и жестокое обращение с детьми, описаны расплывчато. Ситуацию спасает ЕСПЧ.

Преступления против человеческого достоинства являются грубейшим нарушением прав как на национальном, так и на международном уровнях. Таким преступлениям и способам защиты от них была посвящена конференция, организованная совместно Советом Европы, ФПА и Международной комиссией юристов. Доцент, заслуженный юрист РФ, ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генпрокуратуры Сергей Винокуров рассказал про торговлю людьми в России. "В 2018 году было совершено 32 факта торговли людьми (ст. 127.1 УК) и 2 факта использования рабского труда (ст. 127.2 УК). Если все деяния квалифицировать по международной практике, в частности Женевской конвенции 1949 года, таких преступлений наберется гораздо больше. Например, вовлечение в занятие проституцией - тоже разновидность торговли людьми. Нечеткость законодательного определения приводит к тому, что масштаб этого явления в России воспринимается как мизерный, не заслуживающий внимания", - сообщил Винокуров. Он отметил, что у таких преступлений высокая латентность. "Дела о торговле людьми часто не доходят до суда - потерпевшие просто никому не верят", - подтвердила вице-президент Международной комиссии юристов, судья Верховного суда Сербии Радмила Дичич.

Незаконное извлечение и хранение органов человека в России вне сферы действия закона. Кроме того, в УК нет ответственности за использование принудительного и вынужденного труда, что актуально в связи с незаконной миграцией. "На законодательном уровне должны быть разработаны стандарты для лиц, находящихся в уязвимом положении, и уголовная ответственность для тех, кто ущемляет их права - в том числе работодателей. Нужно повысить эффективность идентификации торговли людьми. Свобода - это основное право человека", - отметил Винокуров. 

В российском уголовном законодательстве также нет статьи о пытках. "У нас не криминализировано понятие "пытки", как того требуют международные стандарты. За последние несколько лет количество сообщений о применении пыток возрастает, а количество уголовных дел о пытках сокращается. Нас пугает такая тенденция", - сообщила заместитель председателя МРОО «Комитет против пыток», внешний эксперт ООН по развитию законодательства в области защиты прав человека Ольга Садовская. Она объяснила: по ст. 117 УК ("истязание") нельзя привлечь к ответственности должностное лицо, ст. 286 УК ("превышение должностных полномочий") не относится к пыткам. А ст. 302 УК ("принуждение к даче показаний") сильно ограничивает круг лиц и цели совершения преступления. "Поэтому она редко применяется. С начала 2012 по конец 2016 года в суд было направлено только три дела, квалифицированные по ст. 302 УК. Все это говорит о том, что нужно ввести в УК отдельную статью о пытках", - уверена Садовская. "Психологической насилие - тоже вид пытки. Оно существует, хотя следователи часто не замечают этого. Усилия национальных и международных организаций должны быть сосредоточены на анализе психологического воздействия и его нейтрализации", - заявил вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы, партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Вадим Клювгант. Он рассказал историю своего подзащитного, которого привели на ознакомление с уголовным делам в двух наручниках - и следователь не нашел в этом никаких нарушений. Профессор, д.ю.н., заслуженный юрист, судья ЕСПЧ Анатолий Ковлервысказался о необходимости избавиться от клеток и "аквариумов" в судах, поскольку содержание в них может приравниваться к пыткам.

Юрист ЕСПЧ Марина Хатунцева сообщила, что общее количество жалоб в Страсбургский суд на жестокое обращение уменьшается. "Возможно, все дело в доказательствах. У ЕСПЧ высокий стандарт доказывания: "вне всякого разумного сомнения". ЕСПЧ и Верховный судпостоянно указывают, что задержанные лица находятся в уязвимом положении, поэтому не могут собирать доказательства. Но если задержанный поступил в распоряжение органов власти здоровым, а на каком-то этапе у него появились телесные повреждения - действует презумпция вины госучреждения. Если по таким делам нет возможности предоставить медицинские документы, нужны хотя бы объяснения. Адвокаты должны пользоваться всеми возможностями по предоставлению доказательств, иначе ЕСПЧ отклонит жалобу", - посоветовала Хатунцева. Консультант Международной комиссии юристов Дмитрий Нурумов уверен: усовершенствовать сбор доказательств можно с введением следственных судей, как это сделано в Молдове, Украине, Грузии, Прибалтике, Казахстане. "Суд должен играть более активную роль в досудебном производстве. Появление следственных судей трансформировало весь порядок досудебного производства, ввело состязательность сторон и позволило осуществлять параллельный сбор доказательств. Можно прогнозировать, что этот институт будет развиваться. Роль следственного судьи повышается", - сообщил Нурумов.

Еще один пробел в уголовном законодательстве - отсутствие легального определения жестокого обращения с детьми (ст. 156 УК). "Семья - это надежда нашего общества. Конституция гарантирует равные права родителям, а родители осуществляют свои права исходя из интересов ребенка, которые должны быть в приоритете. И политика государства сейчас направлена на сохранение биологической семьи. Но не стоит забывать, что семья - закрытая территория, поэтому преступления в ней латентны. Ранняя профилактика семейного благополучия сейчас буксует", - считает к.ю.н., декан факультета магистерской подготовки Университета Прокуратуры Наталья Коваль. 

Адвокат, руководитель правозащитной практики Адвокатской группы ОНЕГИН, преподаватель юрфака СПбГУ Дмитрий Бартенев назвал наиболее уязвимые социальные группы. К ним относятся люди с инвалидностью, люди с психическими нарушениями и сексуальные меньшинства. "Эти люди подвергаются такому отношению в обществе, которое можно назвать субъективной дискриминацией из-за стереотипного мышления. ЕСПЧ неоднократно высказывался о защите однополых отношений как семейных, а гомофобные нападения призвал приравнивать к дискриминации по признаку сексуальной ориентации (дело "Идентоба и другие против Грузии"). Гомофобный состав нужно учитывать в качестве отягчающего - это подтвердил в том числе Конституционный суд. Расследование не может считаться объективным, если гомофобный мотив не принят во внимание", - уверен Бартенев. Что касается людей с инвалидностью, в том числе с психическими отклонениями, ЕСПЧ высказался против средств фиксации и изоляции в психиатрических больницах, а также о неприспособленности тюремных условий (дело "Семихвостов против России") и о защите интересов лица, неспособного подать жалобу (дело "Центр правовых ресурсов от имени Валентина Кампеану против Румынии"). 

У потерпевшего и жертвы есть право на компенсации, установленное многочисленными международными актами. "Жертвы достойны этого права. Должны существовать специальные компенсационные фонды либо возможность получить компенсацию с преступника через суд. Мы в Сербии изыскиваем источники для компенсации, и другие государства должны поступать также. Например, можно выплачивать компенсации за счет конфискованного имущества преступника", - считает Дичич. 

Поделиться в социальных сетях

Пытки, жестокое обращение, торговля людьми: способы защитыКод PHP" data-url="http://www.advokatymoscow.ru/press/smi/5886/" data-image="http://www.advokatymoscow.ru/upload/images/ogimage.jpg" data-description="Эксперты пришли к выводу, что в российском уголовном законодательстве нет таких преступлений, как незаконное извлечение и хранение органов человека, использование принудительного и вынужденного труда, пытки. А некоторые составы, например, торговля людьми и жестокое обращение с де..." >

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?