Суд взыскал с АСВ в качестве убытков банку-должнику 6 млн руб. выплаченного адвокатам вознаграждения

8 Апреля 2019
Дополнительное к ежемесячной оплате услуг вознаграждение в виде процента от средств, фактически возвращенных в конкурсную массу, признано нецелесообразным «гонораром успеха».

Комментируя судебный акт, двое экспертов указали на проявленное в нем пренебрежительное отношение к труду адвоката. Третий отметил, что постановление продолжает общую тенденцию невозможности выплаты юристам «гонорара успеха», в то время как четвертый посчитал, что говорить о том, что данный прецедент будет применяться повсеместно, преждевременно, поскольку есть сомнения, что суд услышит аналогичные доводы от обычного кредитора, а не от ФНС.

27 марта Арбитражный суд Московского округа вынес постановление, которым удовлетворил кассационную жалобу ФНС на признание Девятым арбитражным апелляционным судом законными действий (бездействия) конкурсных управляющих, включивших в договор об оказании юридической помощи «гонорар успеха».

Банкротство банка

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 29 июня 2012 г. Коммерческий Банк «Холдинг-Кредит» был признан несостоятельным, в отношении него было открыто конкурсное производство. Функции конкурсного управляющего возложены на государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов».

1 октября 2012 г. конкурсным управляющим Банка был заключен договор об оказании юридической помощи с адвокатами МКА «Яковлев и Партнеры», в соответствии с условиями которого доверитель поручает, а поверенные принимают на себя обязанности по совершению юридических действий и обеспечению правовой защиты доверителя при проведении банкротства Банка в отношениях с юридическими и физическими лицами, а также по проведению соответствующих организационно-правовых мероприятий по решению споров в суде.

Также в договоре было указано, что адвокатам будет выплачиваться вознаграждение на основании выставленных счетов и актов выполненных работ в результате проведения судебной и/или внесудебной работы в интересах доверителя в размере 10% от фактически полученных доверителем денежных средств при взыскании имущества во внесудебном порядке, судебном порядке, в результате оспаривания сомнительных сделок, в ходе исполнительного производства, от реализации в ходе конкурсного производства взыскиваемого имущества.

Кроме того, п. 5 Дополнительного соглашения к договору предусматривал дополнительную выплату процентов от денежных средств, фактически возвращенных в конкурсную массу.

Налоговая обратилась в суд

В октябре 2018 г. МИФНС № 50 по г. Москве обратилась в Арбитражный суд г. Москвы. В жалобе она попросила признать действия (бездействие) конкурсных управляющих Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» А. Корнева и М. Хамчина незаконными.

Налоговая обратила внимание суда на то, что в договоре с адвокатами не указано, за какие новые оказанные услуги, не включенные ранее в его предмет, подлежит выплате комиссионное вознаграждение, а также не указано, какие именно новые услуги исполнителя подлежат оплате, помимо ранее оказанных и уже оплаченных в составе абонентской платы.

Инспекция указала, что вознаграждение в виде «гонорара успеха» не является непосредственной оплатой оказываемых привлеченными специалистами услуг, поскольку весь их перечень, включая претензионную и исковую работу, а также работу по сопровождению исполнительных производств, отражен в предмете договора, за который предусмотрена ежемесячная оплата в размере фиксированной денежной суммы.

В отзыве на жалобу представитель АСВ указал, что предусмотренный договором способ оплаты юридических услуг направлен исключительно на минимизацию расходов средств из конкурсной массы и выплату справедливого вознаграждения привлеченной организации за оказанные услуги. Он отметил, что нормативно-правовое закрепление в Законе о банкротстве права на получение стимулирующего вознаграждения в виде процентов не может определяться как «гонорар успеха», поскольку является дополнительным, стимулирующим вознаграждением, направленным на наиболее эффективную реализацию целей конкурсного производства. Кроме того, размер ежемесячного вознаграждения менее среднерыночной стоимости аналогичных услуг.

Первая инстанция поддержала налоговиков

18 октября 2018 г. Арбитражный суд г. Москвы вынес определение по данному делу. Суд отметил, что расходы на оплату услуг привлеченных специалистов должны быть направлены на реализацию интересов кредиторов и должника, а с учетом разъяснений, данных в Информационном письме Президиума ВАС от 29 сентября 1999 г. № 48, размер оплаты услуг привлеченных специалистов должен зависеть исключительно от объема фактически оказанных услуг.

Суд указал, что в силу принципов свободы договора, доступности правосудия, независимости и самостоятельности судебной власти, состязательности и равноправия сторон предполагается, что стороны в договоре об оказании правовых услуг, будучи вправе в силу диспозитивного характера гражданско-правового регулирования свободно определять наиболее оптимальные условия оплаты оказанных услуг, в том числе самостоятельно устанавливать порядок и сроки внесения платежей, не могут, однако, обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения: в системе действующего правового регулирования, в том числе положений гражданского законодательства, судебное решение не может выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (ст. 432 ГК РФ).

«Включение же в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (п. 2 ст. 1 ГК РФ), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей», – указывается в определении.

Суд отметил, что исходя из правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС от 2 декабря 2003 г. № 11406/03, в силу правовой природы отношений, возникающих из договора возмездного оказания услуг, не подлежат удовлетворению требования исполнителя, если данное требование обосновывается условием договора, ставящим размер, а равно и обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем.

Первая инстанция указала, что согласно материалам дела, положениям договора и всех имеющихся дополнительных соглашений, а также документов, подтверждающих оплату предусмотренных данными актами услуг, должник несет двойную нагрузку по оплате услуг привлеченной организации в виде и ежемесячной платы, и дополнительного вознаграждения, что противоречит требованиям п. 4 ст. 20.3 ст. 189.78 и ст. 20.7 Закона о банкротстве.

В определении отмечается, что данное вознаграждение подлежит квалификации как премия, подлежащая уплате в зависимости от полученного конечного результата, как следствие, такое премирование деятельности привлеченных специалистов не может быть оплачено за счет конкурсной массы должника и не является судебными расходами в том смысле, который заложен в данное понятие Законом о банкротстве.

Суд указал, что в соответствии с п. 9, 12 ст. 189.77 Закона о банкротстве убытки, причиненные конкурсным управляющим, аккредитованным при Банке России, в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей лицам, участвующим в деле о банкротстве, возмещаются за счет конкурсного управляющего, аккредитованного при Банке России, и страхования его ответственности на случай причинения таких убытков. В случае утверждения Агентства конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном настоящим параграфом, на Агентство не распространяются требования о страховании ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве.

Таким образом, суд жалобу налоговой удовлетворил и взыскал с конкурсного управляющего убытки в размере более 6 млн руб.

АСВ с решением не согласилось

АСВ обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд. Представитель конкурсного управляющего отметил, что выводы первой инстанции не связаны с фактическими обстоятельствами дела, судом выяснены не все обстоятельства, имеющие существенное значение для него, нарушены нормы материального и процессуального права. Апелляционную жалобу направила и МКА «Яковлев и Партнеры».

Представитель налоговой возражал против доводов, указанных в апелляционных жалобах. Он заявил ходатайство о прекращении производства по апелляционной жалобе МКА «Яковлев и Партнеры».

Апелляция, заслушав стороны, отметила, что согласно ст. 42 АПК РФ лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле. Адвокаты МКА «Яковлев и Партнеры» не подпадают под действие ст. 42 АПК и не относится к лицам, не участвовавшим в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт. В связи с этим производство по их апелляционной жалобе суд прекратил.

Суд указал, что при рассмотрении вопроса о необоснованности оплаты услуг специалиста полностью либо в части заявителю надлежит привести бесспорные доказательства необоснованно высокой оплаты услуг привлеченного специалиста, недостижения с помощью специалиста целей конкурсного производства, доказать, что привлечение специалиста привело к необоснованному уменьшению конкурсной массы и, как следствие, нарушению законных прав и интересов конкурсных кредиторов. В нарушение ст. 65 АПК заявителем не представлены данные доказательства.

Отметив положительный результат как судебной, так и досудебной работы поверенного, суд указал, что сопровождение каждой из процедур банкротства относится к комплексу услуг по проведению процедуры несостоятельности должников банка и требует от привлеченной организации выполнения большого объема работ. «Таким образом, избранный конкурсным управляющим способ оплаты услуг привлеченных специалистов может быть признан целесообразным по сравнению с договором на условиях почасовой оплаты услуг», – резюмировал апелляционный суд.

Он указал, что в отсутствие реально поступивших в конкурсную массу денежных средств привлеченным специалистам оплачивается исключительно ежемесячное вознаграждение, что в свою очередь позволяет минимизировать расходы из конкурсной массы. Кроме того, по мнению апелляции, дополнительное вознаграждение привлеченных специалистов не может быть приравнено к «гонорару успеха», определение которого закреплено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П.

Девятый арбитражный апелляционный суд определил отменить решение нижестоящей инстанции, в удовлетворении заявления МИФНС отказать.

Налоговая обжаловала постановление суда

МИФНС обратилась с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа. Она указала, что судом апелляционной инстанции не были применены положения п. 4 ст. 20.3, ст. 20.7, 189.78 Закона о банкротстве и не оценены установленные обстоятельства несения двойной нагрузки на конкурсную массу должника.

Кассация указала, что суд первой инстанции, исследовав и оценив доводы сторон и собранные по делу доказательства, в соответствии с требованиями ст. 67, 68, 71 АПК, пришел к обоснованному выводу и о том, что материалами дела подтверждена совокупность условий, предусмотренная ст. 189.77 Закона о банкротстве и ст. 15 ГК РФ в части причинения убытков необоснованным заключением договора об оказании юридической помощи с условием выплаты дополнительно к ежемесячному вознаграждения в размере процента от денежных средств, фактически возвращенных в конкурсную массу.

Арбитражный суд Московского округа постановил оставить решение суда первой инстанции в силе.

Адвокаты о деле

Вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант считает, что такую позицию государственных органов не представляется возможным оценить иначе как неправовую, представляющую собой изворот и подрывающую реализацию конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Адвокат отметил, что условия соглашения об оказании юридической помощи – результат договоренности сторон, и никто третий вмешиваться и переоценивать их не вправе, если только они не противоречат закону. «“Гонорар успеха” в делах об имущественных спорах не только никакому закону не противоречит, но и прямо предусмотрен нормой делегированного закона – Кодекса профессиональной этики адвоката», – указал Вадим Клювгант. Он напомнил, что в Госдуме в первом чтении принят законопроект, которым предлагается ввести аналогичную норму в Закон об адвокатуре.

«И разумеется, “гонорар успеха” – это не двойная оплата одной и той же работы и не “плата за судебные решения”, а переменная часть вознаграждения адвоката, стимулирующая его эффективную профессиональную работу в делах об имущественных спорах и одновременно смягчающая финансовую нагрузку на доверителя, поскольку в отсутствие переменной части вознаграждения неизбежно увеличилась бы часть постоянная, которая подлежит выплате за сам факт оказания помощи. О глумливо-пренебрежительном отношении к труду адвоката, заложенном в комментируемую позицию, явленную urbi et orbi от имени государства, уже и говорить не приходится», – заключил Вадим Клювгант.

По мнению управляющего партнера АБ «Правовой статус» Алексея Иванова, основанием для отмены решения суда апелляционной инстанции выступило нежелание судов понять природу «гонорара успеха». «Суд кассационной инстанции принял, в общем-то предсказуемое решение, соответствующее сложившемуся подходу судов», – отметил он. Адвокат указал, что в существующей правоприменительной парадигме адвокаты лишены права на получение легального «гонорара успеха». По его мнению, отсутствие законодательного регулирования и нестабильность судебной практики ставят адвоката в заведомо уязвимое положение, поэтому важно принять поправки в Закон об адвокатуре, устраняющие это недоразумение.

«Что касается прохождения в Госдуме законопроекта о внесении изменений в Закон об адвокатуре в части правомерности получения гонорара на успех, то для судов это не будет иметь решающего значения до тех пор, пока поправки в закон не вступит в силу», – заключил Алексей Иванов.

Руководитель группы антикризисного управления и банкротства юридической компании Дювернуа Лигал Карина Епифанцева отметила, что вопрос о «гонораре успеха» привлеченным специалистам в банкротстве это вопрос скорее политики, чем права. «Здесь решался вопрос не о правомерности такого гонорара, а о целесообразности его включения в договор с привлеченными юристами. АСВ в процедурах банкротства распоряжается огромными денежными средствами, кредиторы и общество вправе требовать целесообразности их расходования. Нельзя давать повод для злоупотреблений, именно поэтому кассация встала на сторону ФНС», – посчитала эксперт. В качестве примера она указала, что при банкротстве Банка Советский АСВ выплатило «гонорар успеха» за одно дело в размере 130 млн руб., и это никем не оспаривалось.

«Говорить о том, что данный прецедент будет применяться повсеместно, пока преждевременно. Есть сомнения, что суд услышит аналогичные доводы от обычного кредитора, а не ФНС», – предположила Карина Епифанцева.

Юрист департамента «Правовой и налоговый консалтинг» «КСК групп» Игорь Львов отметил, что постановление Арбитражного суда Московского суда продолжает общую тенденцию невозможности выплаты юристам «гонорара успеха». По его мнению, недопустимо выплачивать за счет конкурсной массы, с учетом существа и цели института банкротства, дополнительное (комиссионное) вознаграждение.

Игорь Львов отметил, что практика взыскания убытков за выплату «гонорара успеха» с конкурсного управляющего связана с возможностью реального взыскания денежных средств. «Налоговая служба обратилась за взысканием именно с конкурсного управляющего, так как получить денежные средства с Государственной Корпорации “АСВ” быстрее, чем с коллегии адвокатов, которая является некоммерческой организацией. Кроме того, данная практика позволит взыскивать убытки с обычных арбитражных управляющих, потому что их деятельность застрахована минимум на 10 млн руб.», – указал юрист.

Представители МКА «Яковлев и Партнеры» не стали комментировать «АГ» судебный акт.


Марина Нагорная

Источник: Адвокатская газета.

Поделиться в социальных сетях

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?