«Создается порочный круг, когда можно ничего не доказывать»

10 Июня 2019
Уголовное дело в отношении специального корреспондента «Медузы» Ивана Голунова стало, пожалуй, главным событием в России на минувшей неделе. Количество упоминаний Голунова в прессе, в том числе и ряде мировых СМИ, превысило число упоминаний президента России Владимира Путина, выступавшего на Петербургском международной экономическом форуме. Практически сразу после задержания Голунова в его поддержку высказались десятки российских журналистов и общественных деятелей, уверяя, что корреспондент «Медузы» не мог заниматься наркоторговлей. Сам Голунов настаивает, что уголовное дело против него — это месть за его публикацию о похоронном бизнесе.

Уголовное дело в отношении Голунова на первый взгляд имеет множество признаков фальсификаций, на чем акцентируют внимание адвокаты журналиста. Znak.com совместно с вице-президентом Адвокатской палаты Москвы, партнером коллегии адвокатов Pen& Paper Вадимом Клювгантом решил посчитать, сколько раз сотрудники полиции, задерживавшие Ивана Голунова, возможно, нарушили закон (конечно, окончательно установить факт нарушения может только суд).

Нарушение № 1

Из постановления о привлечении Ивана Голунова в качестве обвиняемого следует, что журналист «Медузы» был задержан в 14 часов 40 минут 6 июня. Меру пресечения в отношения Голунова Никулинский районный суд Москвы начал избирать только около 20 часов 40 минут 8 июня, то есть спустя 54 часа с момента фактического задержания.

Вадим Клювгант: Суд, который избирал меру пресечения Ивану Голунову, должен был установить момент его фактического задержания по совокупности предоставленных доказательств, которыми располагали обе стороны процесса. И только от этого времени, а не любого другого, выяснять, прошли ли 48 часов или нет. Если же 48 часов с момента задержания истекли, то у следователя есть право на продление задержания до 72 часов. Однако следователь обязан получить на это согласие суда. Причем, что важно, это согласие он должен получить до того, как 48 часов истекли. Если же следователь этого не сделал, то задержанный должен быть немедленно освобожден, в противном случае нарушается требование статьи 94 УПК РФ.

Нарушение № 2

Из показаний задержанного Ивана Голунова следует, что, после того как он был доставлен в УВД ЗАО, сотрудники полиции длительное время не пускали к нему адвокатов, а также не давали возможности сообщить родным и друзьям о факте задержания. О том, что Голунов задержан, стало известно только в ночь с 6 на 7 июня. Следователи связались с близкой подругой Голунова, журналисткой Светланой Рейтер.

Вадим Клювгант: С момента задержания человек является подозреваемым, а значит у него автоматически (без какого-либо дополнительного решения) возникают все права подозреваемого. А одно из главных прав подозреваемого заключается в возможности пользоваться юридической помощью профессиональных защитников. Подозреваемый имеет право общаться со своим адвокатом неограниченное время и на условиях конфиденциальности. Запрет на общение с адвокатами нарушает часть 3 статьи 46 УПК РФ, часть 3 статьи 49 УПК РФ и статьи 53 УПК РФ.

Кроме того, задержанный имеет право на один телефонный звонок, о чем сказано в части 1 статьи 96 УПК РФ. Причем, право на звонок должно быть предоставлено не позднее, чем через три часа с момента задержания.

Нарушение № 3

В своих первых показаниях Иван Голунов сообщает, что «в момент освидетельствования я схватился за стул и стал за него держаться, а меня стали держать за руки, после чего мы (Голунов и сотрудник полиции — прим. ред.) упали, я ударился левой частью головы об ступеньку, оцарапал первую кисть руки, когда меня тащили [по полу]. Внизу лестницы я лежал на земле, меня волокли, и [сотрудник полиции] Максим надавил мне ногой на грудь, другой сотрудник по имени Максим ударил меня кулаком в щеку». После этого Голунов, по его словам, требовал вызвать ему медиков, в чем, как он уверяет, ему было отказано.

Впоследствии бригада скорой помощи, которая была допущена в отделение полиции, зафиксировала у Голунова подозрение на сотрясение головного мозга и перелом ребер, о чем сообщал руководитель правозащитной организации «Агора» Павел Чиков. Однако Голунова доставили в больницу только после того, как аналогичные предположения о характере травм, полученных журналистом, высказала вторая бригада врачей.

Вадим Клювгант: Право на жизнь и здоровье — это фундаментальные права человека. В соответствии с Конституцией России, Европейской конвенцией по правам человека, тот, кто задержан по подозрению в чем-либо, абсолютно никак не может быть ограничен в этих правах. Право на жизнь и здоровье не подлежит никаким ограничениям даже во время чрезвычайного положения или войны, а уж тем более при задержании. Если есть малейшие показания к госпитализации, то следователь обязан незамедлительно сделать все, чтобы соответствующая медицинская помощь была оказана подозреваемому. За жизнь и здоровье подозреваемого отвечает тот, в чьих руках находится в данный момент его судьба, то есть следователь. Здесь просто нет места для дискуссий.

В случае, если следователь не обеспечил задержанному оказание медицинской помощи, которая требовалась, то речь может идти о злоупотреблении превышении должностными полномочиями, а при определенных случаях такое поведение следователя может быть уголовно наказуемо, что предусмотрено статьями 285 и 286 УК РФ. 

Нарушение № 4

7 июня в 11 часов 28 минут на официальном сайте ГУ МВД Москвы России появилось сообщение о проведении обыска в квартире Ивана Голунова. К сообщению ведомства была прикреплена серия фотографий, на которых были запечатлены пакеты с неизвестными порошками, рецепты (судя по всему, используемые для приготовления наркотиков), а также разнообразные свертки. Многочисленные знакомые и друзья Голунова утверждали, что фотографии, опубликованные МВД, не могли быть сделаны в квартире журналиста, потому что его квартира выглядит иначе.

В 12 часов 57 минут на сайте столичного главка появилось уточняющее сообщение о том, что «фотографии, размещенные на официальном сайте, сделаны при обследовании жилища подозреваемого, в арендуемой квартире на Вешняковской улице Москвы при его личном досмотре, проведенном в присутствии понятых». Спустя почти пять часов пресс-служба ГУ МВД Москвы сочла «необходимым уточнить», что только одна из ранее опубликованных фотографий была сделана в квартире Голунова. «Остальные фотографии были сделаны в рамках проведения ОРМ и следственных действий по пресечению деятельности группы лиц, занимающейся сбытом наркотиков в Московском районе, на связь с которой проверяется задержанный [Голунов]».

Вадим Клювгант: Сторона защиты имеет право использовать в своей работе все методы, которые не запрещены законом, в то время как сторона обвинения может доказывать вину обвиняемого только теми способами, которые предусмотрены законом. Обратимся к фундаментальному принципу презумпции невиновности, согласно которому  человек считается невиновным до тех пор, пока обратное не будет установлено приговором суда, вступившем в законную силу. Полиция, используя некие фотографии, не может категорично заявлять, что наркотики изъяты именно из квартиры Голунова, пока это не будет доказано судом. Потому что любые категоричные, тем более публичные, утверждения о том, что человек совершил преступление, незаконны. Если же такие заявления делают должностные лица, то в их действиях можно усмотреть злоупотребление или превышение должностных полномочий (статьи 285  и 286 УК РФ).

Нарушение № 5

В постановлении о привлечении Ивана Голунова в качестве обвиняемого сказано, что журналист «Медузы» «в не установленное следствием время и дату, но не позднее 6 июня 2019 года, в неустановленном месте незаконно приобрел у не установленного следствием лица два свертка с веществом (метилэфедроном — прим. ред.) и три свертка с веществом (кокаином — прим. ред.)». По версии следствия, кокаин Голунов хранил дома, а метилэфедрон носил с собой в рюкзаке «с целью последующего сбыта». «Однако Голунов И. В. не смог довести свой преступный умысел до конца по независящим от него обстоятельствам», так как был задержан оперативниками. 

Таким образом, из данного постановления вообще не следует, что у правоохранительных органов есть хоть какие-либо доказательства вины Голунова, кроме одного лишь факта нахождения пяти свертков с наркотиками.

Вадим Клювгант: Здесь есть два момента, на которые нужно обратить внимание. Во-первых, в части 2 статьи 171 УПК РФ говорится, что в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть описание самого преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, которые должны быть доказаны следствием, чего требует статья 73  УПК РФ.

Если же в деле нет данных, где, когда и при каких обстоятельствах совершено преступление, в чем конкретно человек обвиняется, то непонятно, как в таком случае защищаться и от чего? Такими методами создается порочный круг, когда можно ничего не доказывать, а лишь создать видимость доказательной базы с помощью нелепых бумажек.

Анастасия Мельникова. 

Источник: Znak.com.

Поделиться в социальных сетях

«Создается порочный круг, когда можно ничего не доказывать»Код PHP" data-url="http://www.advokatymoscow.ru/press/viewpoint/6104/" data-image="http://www.advokatymoscow.ru/upload/images/ogimage.jpg" data-description="Уголовное дело в отношении специального корреспондента «Медузы» Ивана Голунова стало, пожалуй, главным событием в России на минувшей неделе. Количество упоминаний Голунова в прессе, в том числе и ряде мировых СМИ, превысило число упоминаний президента России Владимира Путина, выс..." >

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?