КОНФЕРЕНЦИЯ В АСТАНЕ: ЧТО УГРОЖАЕТ СТАТУСУ АДВОКАТА?

10 Июля 2017

29 июня в столице Казахстана прошла международная конференция «Адвокатура – 2017: повышение статуса адвоката». Адвокатскую палату г. Москвы представлял вице-президент АП Москвы, заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов Вадим Клювгант.
По возвращению из командировки Вадим Владимирович ответил на вопросы пресс-службы АП г. Москвы.

Вадим КЛЮВГАНТ, вице-президент Адвокатской палаты г.Москвы.jpg
Вадим КЛЮВГАНТ, вице-президент Адвокатской палаты г.Москвы


Что послужило причиной или поводом созыва конференции в Астане?


В Казахстане участились случаи ущемления профессиональных прав адвокатов со стороны исполнительной и судебной власти республики, которые, по утверждению казахстанских коллег, приобретают системный характер, создают риски для профессиональной деятельности и отрицательно сказываются на состоянии всей правовой системы республики. Поводом проанализировать ситуацию и выслушать мнения независимых экспертов стало недавнее принятие двух подзаконных актов: «Правил по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов для посетителей на территории и в зданиях Верховного Суда Республики Казахстан, местных судов Республики Казахстан, Департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном Суде Республики Казахстан (аппарата Верховного Суда Республики Казахстан) и его территориальных органов» и нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан от 22 декабря 2016 г. № 14 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за прикосновенность к преступлению и пособничества в уголовном правонарушении».
Первый документ фактически лишает адвокатов возможности реализовать прямо предусмотренное законом право беспрепятственного доступа в суды и пользоваться там необходимыми для работы техническими средствами. Правила содержат ряд крайне жестких и, по общему мнению участников конференции, разделяемому и мною, не вызванных объективной необходимостью защиты каких-либо конституционных ценностей, ограничений в виде пропускного режима, которым адвокаты приравниваются к обычным посетителям и могут попасть в здание суда только по предварительной письменной заявке, в сопровождении сотрудника суда, и побывать только в том помещении, которое указано в заявке. Кроме того, документ содержит требования, согласно которым адвокаты, как и прочие посетители, обязаны при входе в суд сдать все электронные и технические средства, которые позволяют фиксировать и передавать информацию – от смартфона и планшета до флешки – все они отнесены к запрещенным для проноса в здания судов предметам, наряду с оружием и взрывчаткой.

Вам, как эксперту, предложили дать оценку этого документа? Что в нем по сути не так?

Да, по просьбе председателя Республиканской коллегии адвокатов Ануара Тугела я выступил с кратким анализом этих Правил с позиций общепризнанных критериев и условий законности ограничения профессиональных прав адвокатов. По моему мнению, Правила, являясь подзаконным актом, вступают в явное и существенное противоречие как с законодательными актами Республики Казахстан, начиная с Конституции, так и с основными международными правовыми актами, защищающими не только профессиональные права адвокатов, но и фундаментальные права граждан на судебную защиту, справедливое судебное разбирательство и профессиональную юридическую помощь. Эти права являются неотчуждаемыми и могут быть ограничены только законом, а не подзаконными актами, и только для защиты таких же фундаментальных ценностей, как те, которые я назвал.
Подчеркну ещё раз: необоснованные ограничения, содержащиеся в Правилах, не просто ущемляют права адвокатов. Они подрывают один из базовых принципов правосудия – принцип состязательности сторон. Ибо адвокат в таких условиях оказывается в заведомо проигрышной ситуации по отношении к стороне обвинения, которая, будучи представлена должностными лицами государства, разумеется, не подверглась таким же ограничениям. Принцип состязательности, как неотъемлемая часть справедливого судебного разбирательства, помимо всего прочего, подразумевает еще и право на подготовку к процессу. А это право, в свою очередь, предполагает создание необходимых условий для защиты, включая использование технических средств. Излишне говорить, что по делам, содержащих десятки, а то и сотни томов, невозможно работать без электронного досье.
А как адвокату в отсутствие технических средств реализовать право на ведение аудио- или видео-фиксации процесса, прямо предусмотренное и законодательством Казахстана? Получается, что получить на это разрешение суда можно (во всяком случае, закон эту возможность предусматривает), но реализовать всё равно нельзя, потому что нельзя принести в суд необходимые технические средства.
Кроме того, таким образом государством нарушается презумпция доверия к адвокатской деятельности и презумпция добросовестности адвокатов, несмотря на то, что эта деятельность является не только правомерной, но и конституционно значимой, а адвокаты, состоящие в корпорации, сдают квалификационный экзамен и приносят присягу.
В целом же страдает само правосудие, качество которого становится сомнительным, поскольку судебные акты, постановленные в условиях очевидной дискриминации стороны защиты, априори упречны.

Очевидно авторы документа опирались на какие-то случаи нарушений порядка судопроизводства со стороны адвокатов?

Конечно, они мотивировали свои действия различными случаями ненадлежащего, по их мнению, поведения отдельных адвокатов. В том числе, в публичном пространстве, в сети Интернет, в социальных сетях. Но, во-первых, если нарушение допустил какой-то один или даже несколько адвокатов - они нарушили собственную презумпцию добросовестности. И это вовсе не повод отказывать в такой презумпции всему сообществу, да ещё таким способом. Во-вторых, некоторые претензии к адвокатам нельзя назвать серьёзными и убедительными. Например, довольно странно было слышать адресованное адвокатом безоговорочное требование не допускать публичной критики судебных процессов и судебных решений. Это, конечно, явный «перебор»: судебное разбирательство по большинству дел открытое и гласное, а конституционное право свободно выражать мнение и распространять информацию в полной мере распространяется и на адвокатов. И если допустить, что принятие Правил стало властным ответом именно на публичную активность адвокатов, то такой ответ, на мой взгляд, трудно назвать иначе, чем злоупотребление властными полномочиями с целью отомстить за критику.
Хочу добавить еще и последний аргумент: увлекаясь ваянием подобных репрессивных «правил», чиновники (и не только казахстанские, конечно) почему-то забывают примерить их на себя, хотя и сами всё чаще оказываются в незавидной роли подсудимых. Но почему-то только в этой ситуации они начинают понимать, как важно предоставить защите равные права с обвинением.

А какие права адвокатов нарушает второй документ?

Для того, чтобы это понять, не надо скрупулезно изучать весь текст нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан, потому что его пункт 5 целиком посвящен адвокатам. Заметьте, этой «чести» не удостоены больше никакие участники процесса – ни следователи, ни прокуроры, ни сами судьи, никакие иные профессиональные, социальные, конфессиональные и прочие объединения. Нет, почему-то именно и только адвокаты тщательно и с разных сторон «примериваются» Верховным Судом к «прикосновенности к преступлению и пособничестве в уголовном правонарушении». И это обстоятельство само по себе изумляет, потому что, если объективно рассматривать и добросовестно анализировать реально существующую правоприменительную практику, то вряд ли возможно представить, что именно адвокаты являются наиболее активными в пособничестве и прикосновенности к преступлениям. Иными словами, вызывает большие и обоснованные сомнения наличие объективной потребности в обобщении на уровне акта Верховного Суда практики преступной деятельности адвокатов, совмещаемой с их профессиональной деятельностью. А вот недоверием и даже некоторой враждебностью к адвокатскому сообществу такой подход, к сожалению, очень явственно отдаёт, и это тоже вызывает оторопь и досаду…
И если, вслед за Верховным Судом Казахстана, принять как данность саму эту формулу: адвокат, оказывая юридическую помощь, тем самым совершает преступные действия, - станет ясно, что она открывает дорогу к применению репрессивных мер в отношении адвокатов именно в связи с их профессиональной деятельностью.
В самих разъяснениях, содержащихся в пункте 5, как и в ответах, полученных руководством Республиканской коллегии адвокатов от Верховного Суда и Генпрокуратуры в связи с его более чем странным содержанием, содержится много пробелов, противоречий и нестыковок, анализ которых требует более детального и казуистичного формата изложения. Но суть проблемы уже на поверхности: «слуги государевы» пытаются изобретать все новые и всё более изощрённые способы противодействия адвокатам. Это наблюдение, кстати, в полной мере применимо и к ситуации в России, несмотря на недавние законодательные новеллы и даже вопреки им. Разумеется, адвокатская корпорация не может не отвечать на эти вызовы, опираясь, в том числе, и на поддержку и авторитет международного профессионального, экспертного и правозащитного сообщества.
В числе прочих вопросов на конференции были рассмотрены внутрипрофессиональные проблемы адвокатуры: вопросы профессиональной этики, в том числе, регулирования поведения адвокатов в публичном пространстве, стандартизации адвокатской деятельности. Нам было, чем поделиться в этих вопросах с казахстанскими коллегами. Они с большим вниманием и живым интересом ознакомились с нашим опытом и, думается, многое возьмут на вооружение.

Вадим Владимирович, насколько вероятно, что голос адвокатской общественности будет услышан?

Как известно, под лежачий камень вода не течёт. Значит, услышан может быть только голос, который прозвучал. И он прозвучал, на мой взгляд, достаточно весомо.
Конференция была организована Республиканской коллегией адвокатов при поддержке и участии влиятельных международных структур: Международной ассоциации адвокатов (IBA), ОБСЕ (Офис программ в Астане), Европейского союза (проект «Совершенствование уголовного правосудия в Казахстане»). В числе зарубежных экспертов, кроме меня, в ней приняли участие представители адвокатского сообщества Грузии - председатель Ассоциации адвокатов Заза Хатиашвили, Австрии - адвокат Анна Цайтлингер, Киргизии - член Совета адвокатов Адвокатуры Кыргызской Республики Эдуард Ли, Международной комиссии юристов (ICJ) – Дмитрий Нурумов. Все они не только выразили солидарность с казахстанскими коллегами, но и высказали конкретные и ценные экспертные суждения по существу.
Очень порадовали своей аргументированностью и полемической силой многие выступления казахстанских коллег.
Особенно ценно, что в конференции было обеспечено широкое участие представителей государственных органов: Мажилиса Парламента, Верховного Суда Республики Казахстан, Следственного департамента, Генеральной прокуратуры Республики Казахстан и Министерства юстиции (хотя не все их представители нашли в себе мужество вести открытый диалог – некоторые исчезли «по-английски» в ходе выступлений экспертов).
В целом, сам факт проведения такой представительной конференции, в сочетании с активностью казахстанских коллег, вселяет надежду на то, что голос разума все-таки будет услышан.



За круглым столом.jpg
За круглым столом

Айгуль КЫДЫРБАЕВА, председатель специализированной судебной коллегии Верховного Суда РК.jpg
Айгуль КЫДЫРБАЕВА, председатель специализированной судебной коллегии Верховного Суда РК

Ануар ТУГЕЛ, председатель Республиканской коллегии адвокатов. Вступительное слово.jpg
Ануар ТУГЕЛ, председатель Республиканской коллегии адвокатов. Вступительное слово

Ба__ытжан __БД-РАЙЫМ, депутат Мажилиса Парламента РК.jpg
Ба__ытжан __БД-РАЙЫМ, депутат Мажилиса Парламента РК

Бен ЗЕНГЕРИНК, заместитель руководителя проекта ЕС лСовершенствование уголовного правосудия в Казахстане¬.jpg
Бен ЗЕНГЕРИНК, заместитель руководителя проекта ЕС лСовершенствование уголовного правосудия в Казахстане

Дмитрий НУРУМОВ, представитель Международной комиссии юристов (ICJ).jpg
Дмитрий НУРУМОВ, представитель Международной комиссии юристов (ICJ)

Рабочие группы. Выступления адвокатов.jpg
Рабочие группы. Выступления адвокатов

Дьердь САБО, Глава Офиса программ ОБСЕ в Астане.jpg
Дьердь САБО, Глава Офиса программ ОБСЕ в Астане

Рабочие группы. Выступления адвокатов_2.jpg
Рабочие группы. Выступления адвокатов

Заза Хатиашвили, председатель Ассоциации адвокатов Грузии.jpg
Заза Хатиашвили, председатель Ассоциации адвокатов Грузии

Участники конференции.jpg
Участники конференции

Эдуард ЛИ, председатель Комитета по защите профессиональных прав адвокатов, член Совета адвокатов Адвокатуры Кыргызской Республики.jpg
Эдуард ЛИ, председатель Комитета по защите профессиональных прав адвокатов, член Совета адвокатов Адвокатуры Кыргызской Республики



Поделиться в социальных сетях


Комментарии

Комментариев еще нет, вы можете стать первым
Добавить комментарий

Добавить комментарий

CAPTCHA

Информация палаты

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?