К вопросу об объективной стороне состава преступления «незаконное предпринимательство»

31 Декабря 2009
Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ (ст. 8 УК РФ). При этом лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Исходя из приведенных принципов уголовного законодательства, уголовная ответственность за незаконное предпринимательство, предусмотренная ст. 171 УК РФ, наступает для руководства юридического лица или индивидуального предпринимателя при наличии одного из следующих оснований.

1. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации.
2. Представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения.
3. Осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно.
4. Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий.

Для наступления уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ перечисленных обстоятельств недостаточно. Необходимо, чтобы в результате всех перечисленных деяний был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо эти деяния были сопряжены с извлечением дохода в крупном (особо крупном) размере (крупный — на сумму свыше 250 000 руб., особо крупный — 1 млн. руб.; ч. 4 примечания к ст. 158 УК РФ).

Таким образом, риск уголовного преследования за незаконное предпринимательство возникает только при совокупности трех признаков:
— деятельность по сути является предпринимательской;
— в деяниях лица обнаружено одно из названных четырех оснований и
— в результате причинен крупный ущерб или получен крупный (особо крупный) доход.

Предпринимательская деятельность

Согласно абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Из приведенного определения очевидны следующие признаки предпринимательской деятельности:

    * систематичность осуществления, то есть наблюдаемая регулярность (два и более раза);
    * самостоятельность, то есть осуществление деятельности от своего имени и за свой счет;
    * получение прибыли от деятельности.

На эти признаки указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 года № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» (далее — постановление ВС РФ № 23). В нем отмечено, что при решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления по ст. 171 УК РФ судам следует выяснять, соответствуют ли эти действия указанным в п. 1 ст. 2 ГК РФ признакам предпринимательской деятельности (п. 1).

Все перечисленные признаки должны существовать одновременно.

Сказанное полностью подтверждается судебной практикой.

Так, в постановлении президиума Орловского областного суда от 26 апреля 2001 года1 отмечается, что деятельность подсудимого Е., обвиненного в незаконном предпринимательстве, не являлась самостоятельной, так как он выполнял указания руководства организации по перевозке грузов. Он не нес ответственности и не рисковал при недостаче или порче товара (который, как видно из материалов дела, при перевозке находился в подотчете у других лиц), из его заработной платы бухгалтерией производились различные виды удержаний (подоходный налог, отчисления в Пенсионный фонд РФ), велся график учета его рабочего времени. На этом основании суд сделал вывод, что действия Е. признаков предпринимательства не содержат, поэтому специального разрешения (лицензии) на перевозку грузов при таких обстоятельствах не требовалось. В соответствии с этим нельзя признать обоснованным осуждение Е. за осуществление предпринимательской деятельности, сопряженной с извлечением дохода в крупном размере, без регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно.

На признак систематичности и получения прибыли сделал ссылку президиум Архангельского областного суда в постановлении от 14 января 2009 года по делу № 44у–2 .

Обнаружение в деяниях лица одного из четырех оснований наступления уголовной ответственности, свидетельствующих о незаконном предпринимательстве. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации.

Согласно п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации, то есть внесения записи в единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) специально уполномоченным органом (в настоящее время – налоговая инспекция по юридическому адресу организации). В подтверждение факта регистрации юридическому лицу выдается свидетельство о государственной регистрации, в котором указывается государственный регистрационный номер, присвоенный юридическому лицу.

Если исходить из того, что юридическое лицо прошло процедуру государственной регистрации, имеет на руках свидетельство о государственной регистрации, а также прочие документы (в частности, свидетельство о постановке на учет в налоговом органе, копию устава, заверенную регистрирующим органом), то нет оснований считать, что такое юридическое лицо осуществляет деятельность без регистрации или с нарушением правил регистрации.

О справедливости сделанного вывода свидетельствует постановление ВС РФ № 23: осуществление предпринимательской деятельности без регистрации налицо лишь в тех случаях, когда в ЕГРЮЛ и едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя. Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации следует понимать ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам) (п. 3).

Сложившаяся судебная практика также исходит из того, что под осуществлением предпринимательской деятельности без регистрации, к примеру, понимается торговля, осуществляемая физическим лицом, не являющимся работником какой-либо организации и не зарегистрированным в качестве предпринимателя без образования юридического лица (приговор Кузьминского районного суда г. Москвы от 28 декабря 2004 года по делу № 1-857-2004-1) .

Представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения.

Речь идет о том, что при подаче заявления о государственной регистрации, решения о создании юридического лица, учредительных документов юридического лица, документов об уплате государственной пошлины в них изначально указываются недостоверные сведения. Так, документы могут быть подписаны не тем лицом, которое в них указано, искажены реальные сведения об учредителях юридического лица и т. п.
Однако риск быть обвиненным по этому основанию грозит в первую очередь тому лицу, которое представляло данные документы в регистрирующий орган.

Сказанное полностью соотносится с постановлением ВС РФ № 23, где в п. 3 сказано, что под представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, следует понимать представление документов, содержащих такую заведомо ложную либо искаженную информацию, которая повлекла за собой необоснованную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности.

Таким образом, лица, купившие «готовую» организацию и не совершившие действий, требующих государственной регистрации, в рассмотренном случае ничем не рискуют.
Осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно.

Указанное основание наступления уголовной ответственности говорит само за себя – допущение работы юридического лица без лицензии (разрешения). Однако, как следует из самого основания, необходимость получения такого разрешения (лицензии) должна быть прямо предусмотрена законодательством РФ.

Согласно Федеральному закону от 8 августа 2001 года № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее — Закон о лицензировании, Закон) к лицензируемым видам деятельности отнесены разновидности деловой активности, приведенные в ст. 17 Закона. Если вид деятельности в ст. 17 не поименован, это еще не означает, что она не подлежит лицензированию. Так, в п. 2 ст. 1 перечислены виды деятельности, на которые действие данного Закона не распространяется.

Лицензирование указанных в п. 2 ст. 1 Закона о лицензировании видов деятельности осуществляется на основании отдельных законов и подзаконных актов. Если ни в Законе о лицензировании, ни в других законах (подзаконных актах) деятельность не отнесена к лицензируемой, такая деятельность осуществляется свободно без какого-либо разрешительного документа. Незаконность обнаруживается только при занятии деятельностью без разрешения (лицензии), необходимость получения которого предусмотрена законодательством РФ.

Примером из практики служит приговор Чебоксарского районного суда Чувашской Республики от 2 июня 2009 года дело № 1-118/2009 .

Г. в период с 16 февраля по 19 октября 2007 года, будучи генеральным директором и единственным участником организации, в обязанности которого входит руководство ее деятельностью (строительство, ремонт, монтаж, отделка промышленных и гражданских объектов, реконструкция зданий и сооружений, в том числе выполнением дорожных, монтажных, электромонтажных и пусконаладочных работ). В нарушение требований Закона о лицензировании и постановления Правительства РФ от 21 марта 2002 года № 174 «О лицензировании деятельности в области проектирования и строительства», под руководством Г., имевшего умысел на незаконное занятие предпринимательской деятельностью по строительству зданий и сооружений I и II уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом, с целью извлечения дохода в особо крупном размере, организация систематически осуществляла предпринимательскую деятельность без специального разрешения (лицензии), когда такое разрешение (лицензия) обязательно (деятельность по строительству зданий и сооружений I и II уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом, в том числе строительство зданий и сооружений).

По мнению суда, Г. от имени организации умышленно, не имея лицензии, заключал договоры, по которым получены в качестве оплаты за незаконно произведенную деятельность денежные средства в особо крупном размере.

На этом основании суд признал Г. виновным в осуществлении предпринимательской деятельности без специальной лицензии в ситуации, когда такая лицензия в силу требований законодательства РФ необходима.

Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий.

Если Закон о лицензировании, а равно иные законы (подзаконные акты) не предусматривают получение лицензии на конкретный вид предпринимательской деятельности, обвинение в осуществлении деятельности с нарушением лицензионных требований и условий предъявить с юридической точки зрения нельзя.

На этот же вывод ориентирует разъяснение п. 4 постановления ВС РФ № 23.

Причинение крупного ущерба или получение крупного (особо крупного) дохода

Размер ущерба — крупного и особо крупного — установлен ч. 4 примечания к ст. 158 УК РФ. Понятие «доход» в тексте УК РФ вообще не разъясняется.

В соответствии с постановлением ВС РФ № 23 под доходом в ст. 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности (п. 12).

Такая формулировка обусловлена тем, что на преступника не распространяются общие правила законодательства о бухгалтерском и налоговом учете, позволяющие уменьшить сумму дохода на величину понесенных расходов, поскольку в рамках уголовного преследования суд не интересует налоговая база преступника, а также содержание итоговых показателей бухгалтерской отчетности. Имеет значение лишь сам факт извлечения дохода в результате преступной деятельности. Между тем, подобное понимание дохода применяется только для целей ст. 171 УК РФ.

Поделиться в социальных сетях


Комментарии

Комментариев еще нет, вы можете стать первым
Добавить комментарий

Добавить комментарий

CAPTCHA

Информация палаты

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?