Личная конституция Вадима Клювганта

Личная конституция Вадима Клювганта
2 Июля 2020
О том, почему важно сохранять внутреннюю свободу, о решениях в условиях крайней необходимости и о том, как множащиеся репрессивные законы обесценивают право как цивилизационную ценность.

Вадим Клювгант

К. и. н., адвокат, партнер Коллегии адвокатов Pen & Paper

Вице-президент Адвокатской палаты Москвы

Зампредседателя Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов

2007–2014 — возглавлял российскую команду защиты экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского

1991–1995 — мэр города Магнитогорск

1990–1993 — народный депутат РФ 

1979–1990 — следователь, руководитель следственного отдела


Думал об адвокатской профессии еще в школе. Полную готовность к ней ощутил на сорок седьмом году жизни, когда пройденный путь был уже вполне солидным, а нахождение в корпоративной структуре, пусть и на верхних ее этажах, стало тяготить. Это был крутой поворот, хотя и далеко не первый. Говоря о важности жизненного опыта для успеха в адвокатуре, я всегда делаю оговорку: это мой взгляд и мой путь. Есть и другие биографии достойных во всех отношениях коллег. У меня же получилось так, как получилось. Не считаю напрасным или неудачным ни один этап своей трудовой биографии. Но сказать, что все это было реализацией заранее составленного жизненного плана, было бы, конечно, большим преувеличением.

Работать надо с удовольствием, если угодно — в кайф. Сохраняя внутренний комфорт и не изменяя себе, не продавая душу дьяволу. Это важнее любых денег. Когда от работы ломает и корежит — это точный сигнал к выходу. Деньги от такой работы еще какое-то время могут быть, и даже неплохие, но потом непременно иссякнут и они, и останется лишь выжженное пространство внутри. Принимать такие решения надо самому, не дожидаясь ни сигналов свыше, ни появления готовой адекватной альтернативы. Ее можно и нужно создавать, сохраняя внутреннюю свободу. Иными словами, иногда приходится уходить не куда-то, а просто откуда-то. Но жизнь точно есть и после этого…

Новое поколение адвокатов — оно другое. И очень разное. В нем есть Диана Ципинова из Кабардино-Балкарии, проявившая лучшие качества адвоката-воина и за это подвергнувшаяся агрессивному силовому нападению, угрозам и оскорблениям целой толпы полицейских. А потом еще и обвиненная ими в применении насилия к «представителю власти» — одному из самых активных нападавших, оскорблявших и угрожавших. Вокруг Дианы сейчас буквально сплотилась адвокатская корпорация, независимо от возрастных и всех других различий. Есть и многие другие талантливые, яркие адвокаты, добившиеся, несмотря на молодость, признания коллег и доверителей, что совсем не просто.

Никто не отменял и универсальную максиму: «Адвокатура тоже имеет право на своих мерзавцев». Она действует из поколения в поколение… Поэтому ранжировать поколения по критерию «лучше — хуже» не считаю правильным. А по поводу вызовов фантазировать не нужно: они — и новые, и традиционные, и даже вечные — все здесь, в самом причудливом сочетании: посягательства (и даже надругательства) на право, а значит, и на адвокатскую деятельность и адвокатов, с разных сторон и по разным мотивам. Искусственный интеллект. Безразмерные потоки информации, которые могут и помочь, и погубить. Разнообразные киберугрозы. Профессиональная и личностная деформация. Вранье и лицемерие. Уродливо-бедный язык. Бесконечные стрессы, дефицит времени, общения и доверительности. Но с удовольствием повторю за М. М. Жванецким: «А ценности остаются прежними: честность, порядочность, плечи ребенка, беседа с умным, молчание с ним же, гости издалека, цикады ночью, утренний запах сада, бесшумная походка кошки, книги, дающие возможность жить не здесь, и нормальная дружба, когда обоим ничего не надо»…

На протяжении своей жизни я встречал много людей, которые в итоге оказали на меня большое влияние. И в этом смысле отношу себя к счастливчикам. Начать надо, конечно, с семьи: в ней не было юристов, но были правильные ценности и родные люди, добившиеся уважения и признания исключительно своими человеческими качествами и своим трудом. С теплом вспоминаю директора школы Елизавету Леонтьевну Панкову — мудрую женщину и настоящего педагога, которая всячески способствовала моему личностному росту и направляла в правильную сторону при выборе профессии. Потом было целое созвездие вузовских учителей уральской юридической школы: профессора Сергей Сергеевич Алексеев, Митрофан Иванович Ковалев, Октябрь Алексеевич Красавчиков, Владимир Михайлович Семенов, Вениамин Федорович Яковлев. Это была такая школа, после которой не пришлось переучиваться даже при смене эпох.

Главным моим учителем на следственном поприще стал полковник Лев Лазаревич Ейриш — начальник следственного управления, прекрасный человек, мудрый руководитель и следователь от Бога. Неформальный экзамен на серьезность намерения в более чем зрелом возрасте стать адвокатом сдавал Генри Марковичу Резнику. Благодарен адвокатской судьбе за встречу и совместный путь в профессии и с ним, и с Юрием Марковичем Шмидтом, и с Генрихом Павловичем Падвой. Этот список, разумеется, гораздо длиннее, и он открыт.

Осень далекого уже 1993 года стала для меня самым сложным периодом. Конституционный тупик и глубокий кризис в стране с реальной угрозой тяжелейших последствий. Я тогда — мэр города Магнитогорска и народный депутат России, член Конституционной комиссии. Решения, которые пришлось принимать в обоих этих качествах, дались нелегко и будут помниться всегда. Но считаю их правильными, как на государственном уровне, так и на городском, и на своем персональном. Для меня определяющим в той ситуации был критерий крайней необходимости: вынужденное меньшее зло (временное прекращение деятельности представительной власти) ради предотвращения заведомо большего — насильственного свержения строя профашистскими силами под прикрытием лозунгов парламентаризма. Вообще эти события — тема отдельного большого разговора. Только он должен быть честным и компетентным, а с этим сейчас как-то не очень…

Право теряет свою цивилизационную ценность в качестве универсального регулятора человеческих отношений. Так происходит в результате произвола, злоупотребления властью, издания неправовых законов, искажения духа и смысла законов при их применении. Это явление называется крушение права. Открыл его Сергей Сергеевич Алексеев более десяти лет назад. У него есть работа с таким названием, настоятельно всем рекомендую с ней ознакомиться. Ее актуальность за прошедшее десятилетие только возросла. 

Источником крушения права становится всегда поведение властей. Это явление возникает, даже если они старательно демонстрируют следование букве закона, при этом постоянно подгоняя ее под свои конъюнктурные потребности и манипулируя конституционными ценностями. Так верховенство права подменяется сначала «диктатурой закона», а потом и просто диктатурой. Эта подмена сопровождатся операциями прикрытия в виде «построения вертикали власти», «суверенной демократии», «отдельной цивилизации», «разоблачения происков внешних и внутренних врагов» и тому подобных «находок», а также широкомасштабными воровством и коррупцией, которая приобретает системный характер. Власть перестает быть прозрачной, ответственной и подконтрольной обществу. Все это подменяется симулякрами и пропагандой. В такой ситуации было бы более чем странно ожидать правопослушного поведения от частных лиц, лицемерно обвиняемых самими же властями в «правовом нигилизме».

Конечно, в мутной воде ловят свою «тухлую рыбку» и лица частные, небезосновательно полагая — если этим можно, то почему мне нельзя? Примеров, иллюстрирующих крушение права, к большому сожалению, изобилие. И чем дальше, тем их больше. Из самых свежих — множащиеся репрессивные законы, бесконтрольность силовиков, их безнаказанные посягательства на адвокатов и адвокатскую деятельность, гибридное «карантинное» поведение властей всех уровней с «завинчиванием гаек» под шумок и то, что сейчас называют «конституционным процессом».

Предотвратить можно только то, что еще не произошло. Уже случившееся можно исправить, если оно не стало необратимым. Крушение права, по моему мнению, может быть остановлено, если и когда будут исполняться первый и второй разделы Конституции в точном соответствии с их духом и смыслом. А общество, пробудившись от спячки, будет бескомпромиссно стоять на страже Конституции и больно бить по рукам всякого, кто будет пытаться плутовать и шельмовать с ней. Это же должны делать и высшие суды. Только и всего…

Адвокат — такая профессия, которой невозможно заниматься «от» и «до». Она — образ жизни. Если же говорить о профессиональной деформации, то некоторую долю профессионального занудства за собой знаю. Но предпочитаю считать ее склонностью к логическому анализу… Хочется верить, что опасных масштабов этого бедствия удалось избежать. Надеюсь, и впредь удастся…

Я счастливый человек. И в профессии, и в жизни. Живу в окружении любимых и любящих родных людей. Нахожусь в отличной команде единомышленников. Ну, внуков желательно бы побольше, но сие не от меня зависит… Очень хочется чаще и дольше видеться с родными, а многие из них далеко. Есть много интересных мест, куда хочется доехать или вернуться. Много книг, которые надо прочитать или перечитать. Мечта — чтобы было больше времени. Несбыточная, похоже. Хочется застать то время, когда адвокатура из нетерпимого зла для власти снова станет терпимым. Это же всегда в истории по амплитуде происходит. И чтобы исчезли эти дурацкие вредоносные баррикады, воздвигнутые между «своими» (судьи, следователи, прокуроры) и «чужими» (адвокаты), а большинство дел чтобы рассматривалось не в особом порядке, а в суде присяжных. Когда так случится, работать будет намного интереснее.

Разгрузить голову и заодно нагрузить мышцы очень помогает работа с газонокосилкой, всем советую попробовать. Это дает ощущение скромного вклада в красоту окружающей флоры и несколько смягчает стойкое ощущение собственной никчемности в делах домашних… А главные мои отдушины — семья, общение, путешествия, хорошее кино и хорошее вино. Впрочем, хороший виски и коньяк тоже вполне годятся.

Источник: Корпоративный юрист.

Фото: Znak.com.


Поделиться в социальных сетях

Личная конституция Вадима КлювгантаКод PHP" data-url="http://www.advokatymoscow.ru/press/news/7747/" data-image="http://www.advokatymoscow.ru/upload/iblock/073/780229.jpg" data-description="О том, почему важно сохранять внутреннюю свободу, о решениях в условиях крайней необходимости и о том, как множащиеся репрессивные законы обесценивают право как цивилизационную ценность. Вадим Клювгант К. и. н., адвокат, партнер Коллегии..." >


Комментарии

Комментариев еще нет, вы можете стать первым
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ответить на комментарий

CAPTCHA
Отмена
Все поля являются обязательными для заполнения.
Указанный Вами E-mail опубликован не будет, но может быть использован для уведомлений, связанных с данным комментарием.
Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?