За что заплатит Россия: итоги года в Страсбурге

28 Декабря 2015
http://pravo.ru/review/view/125207/?cl=A

За что заплатит Россия: итоги года в Страсбурге

Автор: Ирина Кондратьева

281215

Страсбургский суд завершил очередной год работы и ушел на рождественские каникулы. Какими были самые громкие жалобы против России, рассмотренные Европейским судом по правам человека? Какие права нарушали российские власти и сколько им придется за это заплатить? Право.ru собрало самые интересные, на наш взгляд, дела в ЕСПЧ и подготовило предварительную статистику по российским жалобам в 2015 году.
В этом году, 15 декабря, в России был подписан закон, наделяющий Конституционный суд правом оценивать, возможно ли исполнение в России решений Европейского суда по правам человека. Пока эксперты спорят о его возможных эффектах (см. КС в приоритете: чего ждать российским заявителям от "антистрасбургского" закона), поток российских жалоб в Страсбург продолжается. По подсчётам Право.ru за нынешний год ЕСПЧ успел рассмотреть около сотни жалоб против России. Чаще всего представители российских властей нарушали статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающую пытки, а также статью 2 (право на жизнь), статью 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и статью 13 (право на эффективное средство правовой защиты). При условии, что все решения будут исполняться, российские власти выплатят заявителям в общей сложности более 2 млн евро.

Право.ru отобрало самые интересные решения этого года, вынесенные по российским делам страсбургскими судьями.
Обыск адвокатов – вне закона
Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал изъятие компьютеров в офисе пермской коллегии "Бизнес и право" нарушением ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (о праве на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции), рассмотрев дело "Юдитская и другие против России".
В 2005 году в офисе коллегии следователи провели обыск в рамках расследования уголовного дела по обвинению директора местного завода в даче взятки судебному приставу. По данным следствия, один из адвокатов коллегии "Бизнес и право" заключил фиктивный договор на оказание юридических услуг этому заводу.
Запрашиваемые следователями документы сотрудники передали добровольно, однако обыскали и тех, кто не фигурировал в деле. Компьютеры, в которых содержалась конфиденциальная информация, изъяли у всех адвокатов, которые и пожаловались на действия при обыске в ЕСПЧ. Судьи в Страсбурге сочли действия следствия недопустимыми и решили, что при обыске не была должным образом обеспечена защита адвокатской тайны.
Недавно по вопросу защиты адвокатской тайны высказался и Конституционный суд РФ. В решении по жалобе адвокатов из Новосибирской коллегии адвокатов, у которых в ходе обыска изъяли досье десятков юридических и физических лиц, а также переписку клиентов с доверителями, КС указал, что адвокатская тайна является гарантией законных интересов доверителя, однако "право клиента на доверительный характер отношений со своим защитником не является абсолютным". В КС сочли, что в исключительных случаях – при обоснованных подозрениях на злоупотребления со стороны адвоката или доверителя – допустимо вмешательство органов власти.
См. "КС проверил нормы УПК об обыске адвокатов, позволяющие изымать их досье и переписку с клиентами".
Типичные слабости российских мотивировок
Страсбургские судьи указали российским коллегам на четыре слабые стороны мотивировок при назначении меры пресечения и назвали их типичными для России.
В решении по делу Александра Дмитриева, пожаловавшегося на необоснованно длительное содержание под стражей до суда, судьи отметили, что рассматривать подобные жалобы против России им приходилось уже не раз, и всякий раз проблемой является "слабая аргументация" российских судей за продление содержания под стражей. Назвали судьи и типичные слабые стороны аргументации российских коллег:
-попытки опереться на серьезность обвинений как единственный довод в пользу продления предварительного заключения;
-ссылки на загранпаспорт, финансовое положение или тот факт, что предполагаемые соучастники преступления находятся в бегах;
-подозрение при отсутствии доказательной базы, что подозреваемый будет оказывать давление на свидетелей или использовать связи в госорганах с целью препятствовать правосудию;
-нежелание рассмотреть возможность применения других, менее жестких, мер и ограничений, как, например, залог.
Всё это применимо и к делу Дмитриева, решили в Страсбурге, признав нарушение ст. 5 Конвенции. Ущерб заявителя оценили в 1100 евро.
См. "Серьезность обвинений как единственный довод для продления предварительного заключения".
Отец не тот, кто воспитал
Заявителя лишили возможности общаться с дочерью, когда выяснилось, что он не является биологическим отцом девочки.
Дочь родилась у Назаренко в браке в 2007 году, но уже в 2010 году супруги развелись. По решению суда, ребенок должен был проводить часть времени с каждым из родителей. Назаренко не вернул дочь бывшей супруге, несмотря на решение суда: увидев на теле дочери синяки, он заподозрил нового партнера экс-супруги в сексуальных домогательствах к ребенку и побоях. Год девочка провела с отцом и бабушкой, но в итоге суд снова решил оставить девочку с матерью. Органы опеки поддержали отца, но это не помогло изменить решение суда. Когда экс-супруга Назаренко провела медэкспертизу и доказала, что он не является биологическим отцом ребенка, Назаренко лишился родительских прав, в том числе и права на сохранение контакта с дочерью.
По мнению судей ЕСПЧ, автоматическое исключение отца из жизни ребенка после отмены отцовства не отвечало интересам ребенка. Раскритиковали они и российский Семейный кодекс, позволяющий настаивать на контакте с ребенком только родственникам. Подобный взгляд ошибочен, решили в Страсбурге: государство должно позаботиться о том, чтобы каждое такое дело рассматривалось отдельно с учетом интересов ребенка независимо от наличия или отсутствия биологических связей с тем, кто в течение долгого времени о нем заботился. В итоге судьи признали вину властей в нарушении ст. 8 Конвенции о правах человека (уважение к частной и семейной жизни).
См. "Дела семейные: суды не решили проблемы мужчин"
Без права на семью
Отбывающий пожизненный срок россиянин обвинил государство в том, что он не смог построить отношения с трехлетним сыном. Он потерял связь с родственниками из-за слишком жестких ограничений при отбытии пожизненного срока, назначенного заявителю за бандитизм, грабеж и убийство.
Хорошенко счел дискриминационной и нарушающей принцип уважения к частной жизни практику 10-летнего запрета на длительные визиты родных для отбывающих пожизненный срок. Также он счел незаконной практику разделения на категории заключенных, отбывающих длительные сроки в исправительных учреждениях особого режима, в зависимости от наличия или отсутствия нарушений в период предварительного заключения (для нарушавших режим 10-летний срок отсчитывается с момента прибытия в тюрьму особого режима).
Страсбург признал нарушение российскими властями ст. 8 Конвенции о правах человека, присудив заявителю €6000 компенсации.
См. "Когда тюрьма не способствует социализации".

Страсбург вступился за оппозицию
Первое решение по иску участников оппозиционного "Марша миллионов", который прошел в Москве в мае 2012 года в знак протеста против фальсификации результатов президентских выборов, было вынесено в пользу заявителей. Леониду Ковязину, Артему Савелову и Илье Гущину, обвинившему РФ в нарушении статей Конвенции о защите прав и свобод, присудили компенсацию: Савелову Россия должна будет выплатить 3000 евро, Ковязину и Гущину – по 2000 евро каждому.
Страсбургский суд пришел к выводу, что власти РФ нарушили в отношении Савелова ч.4 ст.5 Конвенции (право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу). Также суд признал нарушение в отношении Ковязина и Гущина ч.3 ст.5 Конвенции (право на судебное разбирательство в разумный срок или освобождение до суда).
Все фигуранты "болотного дела" обвинялись по ст. 212 УК РФ (участие в массовых беспорядках). Савелов и Гущин также проходили по ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). Всего фигурантами "болотного дела" стали более 30 человек, более 10 человек, в том числе Леонид Развозжаев и Сергей Удальцов, получили реальные сроки. Они, как и ряд других фигуратнов дела, также направили жалобы в Страсбург.
См. Последние решения ЕСПЧ по российским жалобам – обзор "Право.Ru".
Право мыслить свободно
Орловский профессор Владимир Харламов пожаловался в Страсбург на решение российского суда взыскать с него 50 000 рублей за высказывание на университетском мероприятии: на собрании, посвященном выборам учёного совета, 64-летний преподаватель физики выступил с критикой в адрес руководства вуза – Госуниверситета-УНПК, не проинформировавшего сотрудников о номинировании и обсуждении кандидатур, избиравшихся в ученый совет. В результате университет подал на Харламова в суд. Профессор с решением российского суда, обязавшего его выплатить 20 000 рублей в пользу университета и заявить, что его слова на собрании не соответствовали действительности, не согласился и пожаловался в ЕСПЧ.
Международная инстанция поддержала преподавателя, решив, что судебное взыскание нарушило его законное право свободно выражать свои мысли. Суд признал, что Россия нарушила ст. 10 Европейской Конвенции по правам человека (свобода самовыражения), и обязал ответчика выплатить профессору 7500 евро в качестве компенсаци морального вреда.
См. Осень в Страсбурге: самые интересные решения ЕСПЧ по жалобам против России.
Закон прослушке не помеха
Российское законодательство не защищает от злоупотреблений со стороны спецслужб при использовании СОРМ (системы оперативно-розыскных мероприятий), позволяющей через установленную о операторов связи аппаратуру контролировать разговоры и переписку абонентов, решили в Страсбурге. В ЕСПЧ на то, что в российском законодательстве по сути нет возможности добиться отключения прослушивающего оборудования пожаловался журналист из Санкт-Петербурга Роман Захаров. Он решил, что хотя формально послушка возможна лишь по решению суда, на деле использование СОРМ регулируется утвержденными Минсвязи засекреченными регламентами. В результате возникает ситуация, при которой уполномоченные к проверке органы никем не контролируются. В российских судах заявителя, пытавшегося засудить "Мегафон", "Билайн" и Tele2, а заодно Минсвязи и ФСБ, не поддержали. В Страсбурге же, рассмотрев жалобу, судьи согласились, что в законах РФ "отсутствуют адекватные и эффективные гарантии против злоупотреблений при прослушивании телефонных и иных переговоров".
Суд признал нарушение ст. 8 Конвенции, а также обязал Россию выплатить заявителю 40 000 евро в качестве компенсации судрасходов.
См. "Российское законодательство не защитит от прослушки спецслужб, решил ЕСПЧ".
О других жалобах против России, рассмотренных в ЕСПЧ, можно почитать здесь:
Где заканчивается дисциплина и начинается насилие
Принудительное лечение в российских психбольницах заинтересовало ЕСПЧ
ЕСПЧ отправил жителей Сочи решать земельные вопросы в российские суды
ЕСПЧ встал на сторону нелегала, подозреваемого в религиозном терроризме на родине
"К сожалению, национальные суды не развеяли сомнения…"
Софт-провокация не прошла в ЕСПЧ
Расследования неэффективны, аргументация судов поражает: новые решения ЕСПЧ

Поделиться в социальных сетях

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?