В ФПА РФ поступил ответ ФСИН по вопросу улучшения ситуации с доступом адвокатов к их доверителям в СИЗО

В ФПА РФ поступил ответ ФСИН по вопросу улучшения ситуации с доступом адвокатов к их доверителям в СИЗО
5 Февраля 2020

Как следует из письма правового управления ФСИН России, ведомство не поддерживает ни одно из предложений ФПА РФ по повышению гарантий соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, а также права адвокатов на доступ к доверителям. По мнению заместителя председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президента АП г. Москвы Вадима Клювганта, «отрицательный результат – тоже результат», теперь у ФПА РФ есть все основания обращаться выше ФСИН России и добиваться, чтобы «инициативы адвокатского сообщества рассматривались с должным вниманием и уважением».

Напомним, что в октябре 2019 г. Федеральная палата адвокатов РФ направила Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой материалы, содержащие информацию о результатах опроса адвокатов об их доступе к доверителям, находящимся в следственных изоляторах, а также предложения по повышению гарантий соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, а также права адвокатов на доступ к доверителям в СИЗО (далее – Предложения ФПА РФ).

Материалы были также направлены в Межведомственную рабочую группу при Уполномоченном по правам человека в РФ по мониторингу соблюдения прав граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, Уполномоченному по правам человека в г. Москве Татьяне Потяевой, в Адвокатские палаты г. Москвы и Московской области, в МКА «РОСАР», при поддержке которой проводилось анкетирование.

Как сообщается в сопроводительном письме правового управления ФСИН России, указанные материалы поступили в Федеральную службу исполнения наказаний от Уполномоченного по правам человека в г. Москве Татьяны Потяевой.

Предложения ФПА РФ и ответы ФСИН России

Одно из предложений ФПА РФ – внесение в УК РФ положения о введении уголовной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности – ранее уже было оформлено в виде законодательной инициативы, и теперь Федеральная палата адвокатов РФ предлагает законодателю вернуться к ее рассмотрению.

ФСИН России считает это невозможным, поскольку объектом ст. 294 УК РФ и в целом гл. 31 УК РФ выступают отношения, связанные с реализацией судебной властью функции осуществления правосудия, а также с деятельностью правоохранительных органов. Профессиональная деятельность адвокатов, по мнению ФСИН России, «не направлена на реализацию целей и задач правосудия, в связи с чем не может выступать предметом правового регулирования статьи 294 УК РФ».

Другие предложения по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики были сформулированы Федеральной палатой адвокатов РФ впервые.

Так, ФПА РФ предлагает разработать законопроект о внесении в Уголовно-процессуальный кодекс РФ и Федеральный закон от 15 июня 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее – Закон № 103-ФЗ) дополнения об обязательном участии адвоката в уголовном деле (независимо от категории преступления) по делам, по которым дознание, следствие обратилось в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Предлагается ввести в ч. 1 ст. 51 УПК РФ новый п. 4.1, содержащий такую норму.

Оценивая эту инициативу ФПА РФ, ФСИН сослалась на ч. 4 ст. 108 УПК РФ, а также на ст. 1 Закона № 103-ФЗ, и отметила, что вопросы обязательности участия адвокатов в уголовном деле не могут являться предметом регулирования Закона № 103-ФЗ.

ФПА РФ также считает необходимым внести в Закон № 103-ФЗ ряд других изменений.

Предлагается, например, изложить п. 4 ч. 1 ст. 17 «Права подозреваемых и обвиняемых» Закона № 103-ФЗ в редакции, предусматривающей право подозреваемых и обвиняемых на свидание и телефонные переговоры с защитником».

С точки зрения ФСИН, предоставление телефонного разговора подозреваемым и обвиняемым возможно только при наличии письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело.

В обоснование своей позиции ведомство ссылается на ст. 18 Закона № 103-ФЗ, которая предусматривает, что для встречи адвоката с подозреваемым и обвиняемым защитник должен предъявить удостоверение адвоката и ордер, а если в качестве защитника участвует иное лицо – определение или постановление суда и документ, удостоверяющей личность. ФСИН обращает внимание, что проверить наличие у защитника вышеуказанных документов при предоставлении телефонного разговора не представляется возможным, равно как и убедиться в том, что абонент, с которым подозреваемый или обвиняемый хочет вести разговор, действительно является адвокатом.

ФПА РФ предлагает привести законодательную базу в соответствие с решением Верховного Суда РФ от 10 ноября 2017 г., согласно которому признаны не действующими со дня вступления в законную силу решения суда п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г. № 295, п. 17 приложения № 1 к данным Правилам в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, электронных носителей и накопителей информации, средств мобильной связи и коммуникации либо комплектующих к ним, обеспечивающих их работу.

Для этого предлагается изложить ч. 1 ст. 18 Закона № 103-ФЗ в редакции, предусматривающей право подозреваемых и обвиняемых на свидания с защитником с момента фактического задержания, предоставляемые наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, (за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ), а также право адвоката на свидание с подзащитным по предъявлении удостоверения адвоката и ордера и право проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись, технические средства, хранящие копии материалов уголовного дела.

По мнению ФСИН, указанное в обоснование предлагаемых изменений решение Верховного Суда РФ от 10 ноября 2017 г. касается Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г. № 295. При этом в соответствии со ст. 7 Закона № 103-ФЗ СИЗО является местом содержания под стражей, а не исправительным учреждением. Учитывая изложенное, ФСИН считает внесение предлагаемых изменений нецелесообразным.

Кроме того, Федеральная палата адвокатов РФ предложила ввести в Закон № 103-ФЗ новую ст. 18.2, устанавливающую запрет на посещение следователями и оперативными сотрудниками лиц, содержащихся в следственном изоляторе, в отсутствие защитника. По мнению ФПА РФ, такое дополнение снимет проблему приоритета предоставления следственных кабинетов сотрудникам правоохранительных органов.

В свою очередь ФСИН России полагает, что вопрос дополнения Закона № 103-ФЗ ст. 18.2 может быть рассмотрен после его согласования с федеральными органами исполнительной власти, в компетенцию которых входит производство дознания и следствия по уголовным делам.

В Предложениях ФПА РФ также констатируется, что значительная часть проблем с допуском адвокатов в СИЗО объясняется причинами, лежащими в материально-технической и организационной сферах: слабостью материально-технической базы большинства изоляторов страны, хроническим некомплектом кадров в системе ФСИН, недостатками в воспитательной работе с личным составом и в работе по повышению квалификации сотрудников ФСИН, а зачастую и волюнтаризмом руководителей СИЗО. При этом ФПА отметила последовательную работу Правительства РФ по приведению условий содержания в СИЗО в соответствие с международными нормами и укреплению материально-технической базы ФСИН, а также настойчивые усилия Минюста России по приведению нормативных актов ФСИН в соответствие с требованиями российского законодательства.

Федеральная палата адвокатов РФ полагает возможным рекомендовать ФСИН повсеместно распространить практику электронной записи адвокатов на посещение СИЗО и создания следственных кабинетов для кратких свиданий с подзащитными. При этом предлагается разрешить посещение адвокатами подзащитных в СИЗО с 9 до 22 часов как в рабочие, так и в праздничные дни.

ФСИН же считает, что изменение периода времени предоставления подозреваемым и обвиняемым свиданий с адвокатами (защитниками) за пределами нормальной продолжительности рабочего времени учреждения повлечет повышение нагрузки на личный состав СИЗО и потребует увеличение штатной численности и расходов федерального бюджета на указанные цели, а организация работы следственных кабинетов для кратких свиданий с фиксированным временем повлечет нарушение действующего законодательства, поскольку согласно ст. 18 Закона № 103-ФЗ лица, заключенные под стражу, могут иметь свидания с защитниками конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности.

По вопросу повсеместного распространения электронной записи адвокатов в ответе ФСИН сообщается, что «организация предоставления электронных услуг производится учреждениями уголовно-исполнительной системы на договорной основе в рамках полномочий, предусмотренных ст. 14 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1 “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы”. При этом целевое бюджетное финансирование, доводимое ФСИН России, для организации услуги электронной записи не предусмотрено».

Предложение ФПА РФ создать в каждом субъекте РФ временные комиссии с обязательным участием в них представителей Минюста, ОНК и адвокатских палат для определения конкретных проблем по каждому изолятору и последующем внесении изменений в нормативные акты ФСИН оценки руководителя Правового управления ФСИН не получило.

Первая реакция адвокатуры на письмо ФСИН

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадима Клювгант прокомментировал позицию ФСИН России, выраженную в письме руководителя Правового управления ведомства:

«Ответ ФСИН России на инициативы адвокатской корпорации совсем не поражает воображение. Ни своей новизной в какой-либо части, ни даже откровенно невежественным утверждением о том, что “профессиональная деятельность адвокатов не направлена на реализацию целей и задач правосудия”.

Вероятно, в представлении руководства ФСИН адвокаты находятся где-то на одном уровне с выводными и конвойными. Впрочем, выводные и конвойные, не говоря уже об оперативных сотрудниках СИЗО и исправительных учреждений, порой ведут себя как полноправные участники “реализации целей и задач правосудия” (в их собственном оригинальном понимании, разумеется): они с интересом знакомятся с документами защиты, устанавливают порядок общения обвиняемых с защитниками, иногда даже прослушивают их конфиденциальные беседы и потом пишут представления о наказании адвокатов со ссылкой на данные этого прослушивания.

Продолжающееся консолидированное саботирование силовыми ведомствами введения ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности в сочетании с демонстративным безразличием к систематическому нарушению прав – даже не столько адвокатов, сколько тех людей, судьба и права которых вверены их служебным заботам – вот квинтэссенция “информационной справки”, которую начальник Правового управления ФСИН России считает результатом рассмотрения предложений адвокатуры.

Обращает на себя внимание и отсутствие даже малейших попыток ведомства предложить что-либо конструктивное взамен отвергнутых “с порога” адвокатских инициатив. Причем отвергнутых на весьма характерных для этого ведомства “основаниях”: “не положено” и “что было, то и будет”.

Печально, что недавняя смена руководителя ФСИН России не повлекла за собой смену стиля работы ведомства. Наверное, не для этого и меняли…

Хотя, должен отметить, что далеко не все руководители учреждений ФСИН ведут себя так же, как их высшее руководство. Некоторые из них гораздо лучше понимают истинное назначение адвокатской деятельности и по мере сил и возможностей конструктивно сотрудничают. Ну а другие предпочитают “не умничать” и ориентироваться на сигналы сверху, следуя известному армейскому принципу “делай как я”.

Но, как известно, отрицательный результат – тоже результат. Теперь у ФПА РФ есть все основания обращаться выше ФСИН России и добиваться, чтобы закостенелость этой системы стала, наконец, предметом озабоченности правительства, а инициативы адвокатского сообщества рассматривались с должным вниманием и уважением».

Источник: ФПА РФ.


Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС.


Поделиться в социальных сетях

В ФПА РФ поступил ответ ФСИН по вопросу улучшения ситуации с доступом адвокатов к их доверителям в СИЗОКод PHP" data-url="http://www.advokatymoscow.ru/press/news/6463/" data-image="http://www.advokatymoscow.ru/upload/resize_cache/iblock/edc/730_500_2/TASS_35759792_d_850.jpg" data-description="Как следует из письма правового управления ФСИН России, ведомство не поддерживает ни одно из предложений ФПА РФ по повышению гарантий соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, а также права адвокатов на доступ к..." >


Комментарии

Комментариев еще нет, вы можете стать первым
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ответить на комментарий

CAPTCHA
Отмена
Все поля являются обязательными для заполнения.
Указанный Вами E-mail опубликован не будет, но может быть использован для уведомлений, связанных с данным комментарием.
Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?