Проблемы законодательного регулирования правового положения прокурора и адвоката в уголовном процессе

Проблемы законодательного регулирования правового положения прокурора и адвоката в уголовном процессе
19 Ноября 2020

19 ноября в Совете Федерации Федерального Собрания РФ состоялся круглый стол «Проблемы законодательного регулирования правового положения прокурора и адвоката в уголовном процессе.

В мероприятии приняли участие члены Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин, Людмила Нарусова и Владимир Полетаев, статс-секретарь, заместитель президента Федеральной палаты адвокатов РФ Константин Добрынин, вице-президент Адвокатской палаты Москвы Вадим Клювгант, член Совета Адвокатской палаты города Москвы Евгений Рубинштейн, вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Юрий Новолодский, представители Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, профильных вузов и экспертного сообщества.

Открывая обсуждение в качестве модератора, Александр Башкин отметил, что нормы уголовно-процессуального права, которые регулируют деятельность прокурора и адвоката, содержание и объем их полномочий на различных этапах развития правоприменения требуют постоянного внимания со стороны законодателей с учетом меняющегося характера отношений, динамики правоприменительной практики.

«Мы неоднократно обсуждали, в том числе на площадке экспертного совета Комитета Совета Федерации, предложение о возврате прокурорам такого полномочия, как обязательность их требований для органов предварительного расследования либо возможность истребовать материалы на любом этапе расследования и другие», — сказал Александр Башкин.

«Развитие общества невозможно без надежной судебной системы, а она не может функционировать без такой важной процессуальной фигуры, как адвокат», — указал парламентарий.

Александр Башкин подчеркнул, что Россия занимается вопросами обеспечения профессиональных прав адвокатов не только на национальном, но и международном уровне. «На одном из заседаний Парламентской Ассамблеи Совета Европы мною был представлен доклад на тему «Права и гарантии адвокатов». Он был принят единогласно, были приняты резолюция и рекомендации Совету министров СЕ с предложением выработать Европейскую конвенцию о правах и гарантиях адвокатов», — сказал Александр Башкин.

«Прокурор и адвокат представляют противоположные стороны в процессе и, согласно требованиям закона, должны быть равноправны в судопроизводстве. Однако на практике с этим есть большие сложности», — отметил Константин Добрынин.

Если анализировать правовое положение адвоката и прокурора с точки зрения обеспечения равного статуса, предполагающего равные возможности и гарантии реализации своих прав и обязанностей участников процесса, то разница будет очевидна, отмечает он.

«Мы, как адвокаты, регулярно сталкиваемся с неправомерными отказами в допуске нас к доверителю, к участию в производстве по делу. Фактически мы сталкиваемся с незаконным вмешательством в деятельность лиц, которые оказывают юридическую помощь — это нарушение конституционного права граждан», — заявил Константин Добрынин.

Он напомнил, что Минюстом России подготовлен законопроект, который предусматривает ответственность за эти нарушения, в том числе уголовную. «И мы надеемся, что подобная законодательная инициатива будет доведена до логического завершения», — отметил Добрынин.

Помимо этого, он предложил на законодательном уровне запретить прокурорам «превращать» процессуальные жалобы адвокатов в некие «обращения» (ответ на жалобу в непроцессуальной форме письма вместо постановления, отвечающего требованиям ч. 4 ст. 7 УПК, и без соблюдения сроков, предусмотренных УПК). Эта порочная практика стала всеобщей, начиная с руководства Генпрокуратуры, и приводит к полной профанации этого порядка обжалования. Также необходимо предусмотреть обязательное предварительное согласование прокурором всех ходатайств следователя, подаваемых в суд в порядке предварительного судебного контроля (о применении мер пресечения и процессуального принуждения, нарушении неприкосновенности жилища, личной жизни, телефонных переговоров и т.п.). И удовлетворение таких ходатайств недопустимо, если их не поддерживает прокурор. Наконец, прокурор не должен иметь право утверждать обвинительное заключение по делу при наличии не опровергнутых в установленном законом порядке доводов защиты о пороках обвинения, невиновности или непричастности обвиняемого.

Вадим Клювгант в начале своего выступления обратил внимание участников круглого стола на самый эффективный стимулятор состязательности и профессионализма сторон – суд присяжных. И призвал безотлагательно реализовать всеми поддержанную инициативу о расширении его компетенции на дела об экономических и должностных преступлениях, а также о преступлениях против половой неприкосновенности.

Далее он напомнил о том, что бич последних лет – дискриминация защиты и преследование адвокатов в связи с профессиональной деятельностью вместо реализации общепризнанного принципа благоприятствования защите. В связи с этим в первоочередном порядке необходимо установить уголовную и административную ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности, исключив из элементов состава правонарушения указание на последствия в виде причинения «существенного вреда» (данная формулировка содержится в разработанном законопроекте Министерства юстиции РФ, - прим. ред). Общественно опасный вред причиняется уже самим фактом такого воспрепятствования, и именно так сконструированы все действующие нормы, устанавливающие ответственность за подобные действия. Кроме того, помимо оценочного характера категории «существенный вред», что само по себе создает сложности в ее толковании, следует также помнить, что определять наличие и «существенность» вреда будут на той же стороне, с которой и исходит наиболее серьезное воспрепятствование адвокатской деятельности. Предложенные же Минюстом России поправки в УПК заслуживают поддержки, поскольку они направлены на установление дополнительных гарантий для стороны защиты, на прекращение злоупотреблений, которыми на практике активно пользуется сторона обвинения, прежде всего – следователи.

Вадим Клювгант также сказал, что в России множатся случаи уголовного преследования адвокатов в связи с получением ими гонорара за оказанную юридическую помощь. Посягательство на гонорар адвоката уничтожает право. Необходимо законодательно установить невозможность привлечения адвоката к уголовной и гражданско-правовой ответственности за получение вознаграждения за оказанную юридическую помощь в соответствии с условиями соглашения, за исключением случаев, когда доказано, что юридическая помощь адвокатом в действительности изначально не оказывалась. Помимо этого, необходимо запретить третьим лицам, не являющимся сторонами соглашений, подвергать ревизии волю доверителя по вопросу о необходимости и целесообразности привлечения адвокатов для оказания правовой помощи, а также о выборе конкретного адвоката, в том числе и при наличии штатных юристов. Продолжая тему уголовного преследования адвокатов, вице-президент Адвокатской палаты города Москвы призвал восстановить судебный порядок получения предварительного разрешения на возбуждение уголовного дела в отношении адвоката, а также предусмотреть обязательное участие в судебном заседании уполномоченного представителя региональной адвокатской палаты.

Вадим Владимирович сказал, что адвокатская корпорация исполнила предписания закона об установлении порядка распределения дел по назначению. Однако полностью искоренить проблему «карманных» адвокатов до конца не удалось, поскольку не до конца закрыта лазейка в законе. Следует дополнить ст. 75 УПК указанием на недопустимость доказательств, полученных с участием защитника, назначенного с нарушением или в обход установленного порядка.

Вадим Клювгант со ссылкой на недавно опубликованный Институтом права и публичной политики Доклад «Тернистый пусть становления адвокатуры» также внес следующие предложения:

- предусмотреть в УПК РФ беспрепятственное привлечение специалиста стороной защиты и обязательность доказательственной оценки заключения специалиста наравне с заключением эксперта, полученным следователем или судом;

- дополнить ст. 18 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» указанием на беспрепятственный доступ адвоката для получения согласия на защиту;

- скорректировать ст. 15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», предусмотрев, что удостоверение адвоката предоставляет ему право беспрепятственного доступа во все организации и учреждения в связи с осуществлением профессиональной деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи; 

- установить сокращённые сроки рассмотрения и направления ответов на адвокатские запросы и усилить административное наказание за их неисполнение.

Евгений Рубинштейн, поддержав предложения коллег, обратил внимание участников круглого стола на несколько аспектов. Как справедливо обозначил Генеральный прокурор РФ Игорь Краснов, в настоящий момент не исчерпаны имеющиеся полномочия и процессуальные механизмы осуществления прокурорского надзора за следствием. Действительно, институт прокурорского обжалования умышленно игнорируется работниками прокуратуры. Это проявляется в рассмотрении жалоб, поданных адвокатами в порядке ст. 124 УПК РФ, в режиме рассмотрения обращений граждан, что необоснованно увеличивает сроки и нарушает процедуру рассмотрения.

Помимо проблемы доступа адвоката к задержанному доверителю, в различных регионах страны возникает новая проблема – препятствия в доступе адвоката в следственные подразделения МВД РФ со своими техническими средствами. Адвокаты пока самостоятельно решают ее путем обращений с заявлениями в суд в порядке, предусмотренном КАС РФ. Суды, как правило, становятся на сторону адвокатов. Но прокуратура по такому очевидному вопросу занимает пассивную позицию и не считает необходимым использовать свои надзорные полномочия. Адвокатскому сообществу такая позиция представляется странной.

Одной из ключевых проблем стадии предварительного расследования является отсутствие эффективного прокурорского надзора за обоснованностью обвинения. Адвокатское сообщество солидарно с представителями прокуратуры в предлагаемых способах ее решения. Действительно, расширение полномочий прокурора на стадии предварительного расследования в части обеспечения возможности прокурора истребовать доказательства, подтверждающие предъявленное обвинение, могло бы частично решить эту проблему при условии объективного подхода прокуроров и формирования ими высоких стандартов доказывания. Другим способом решения обозначенной проблемы могла бы быть возможность обжалования обвинения в порядке ст. 125 УПК РФ при условии, что суд не вторгается в вопросы доказанности фактов, а рассматривает лишь вопросы права, соответствия уголовно-правовой квалификации изложенным в постановлении фактическим обстоятельствам. Такой симбиоз надзора и обжалования позволил бы проверять обоснованность обвинения с различных сторон и разными органами, что обеспечило бы необходимую объективность и помогло бы решить проблему умышленного «завышения» квалификации.

Евгений Рубинштейн также обратил внимание и на проблему недостаточной эффективности института адвокатского запроса. ФЗ «О персональных данных» и нормативные акты, закрепляющие охрану различных видов тайн, практически нивелируют возможность получения адвокатами значимой для уголовного дела информации. Поэтому представляется необходимым обсудить вопрос о судебной процедуре получения адвокатского запроса, в ходе которой адвокат перед судом обосновывает ходатайство о направлении адвокатского запроса для получения сведений, содержащих одну из видов тайны. При получении положительного решения суда адвокат предупреждается о запрете разглашения информации, полученной по такому запросу, за исключением случаев предоставления ее в рамках уголовного процесса, а адресат запроса не вправе отказать в представлении запрашиваемых сведений.

Другими выступавшими были поддержаны эти инициативы и внесены дополнительные предложения.

Подводя итоги круглого стола, Александр Башкин поблагодарил его участников за содержательные и предложения, которые будут учтены в законодательной деятельности. 


Фото: пресс-служба СФ ФС РФ.

 

Поделиться в социальных сетях

Проблемы законодательного регулирования правового положения прокурора и адвоката в уголовном процессеКод PHP" data-url="http://www.advokatymoscow.ru/press/news/7899/" data-image="http://www.advokatymoscow.ru/upload/resize_cache/iblock/a7f/730_500_2/9AtIef0yh9RHXB1XMIYmBJnGmLPAv68v.jpg" data-description="19 ноября в Совете Федерации Федерального Собрания РФ состоялся круглый стол «Проблемы законодательного регулирования правового положения прокурора и адвоката в уголовном процессе. В мероприятии приняли участие члены Комитета Совета Федерации по к..." >


Комментарии

Комментариев еще нет, вы можете стать первым
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ответить на комментарий

CAPTCHA
Отмена
Все поля являются обязательными для заполнения.
Указанный Вами E-mail опубликован не будет, но может быть использован для уведомлений, связанных с данным комментарием.
Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?