АП г. Москвы вынесла замечание «лучшему адвокату»

2 ноября 2021

Совет признал нарушение в использовании на сайте слов «лучшие адвокаты», «лучшие услуги» и указании на взыскание 80% долгов, однако посчитал возможным опубликование фотографии в форме сотрудника ФССП.

В комментарии «АГ» один из адвокатов отметил, что если на странице адвоката указан процент выигранных дел, то всегда будет нарушение подп. 4 п. 1 ст. 17 КПЭА, поскольку работа адвоката хаотична. Второй указал, что, так как адвокатская деятельность не является предпринимательской, нарушение рекламного законодательства не может быть установлено, и, следовательно, при «молчании» Квалифкомиссии такие недобросовестные действия, от которых страдают доверители и другие адвокаты, могут оказаться безнаказанными, что в свою очередь способно нанести урон положительному восприятию в умах потенциальных доверителей адвокатского сообщества в целом.

Совет АП г. Москвы вынес решение, которым частично согласился с заключением Квалификационной комиссии и признал адвоката виновным в совершении дисциплинарного проступка за неподобающую рекламу.

Адвокат С. опубликовал на своем сайте информацию об осуществлении адвокатской деятельности в КА «С. и Партнёры», которая не была зарегистрирована в установленном законом порядке. На сайте было написано: «Лучшие адвокаты Москвы» и «У нас лучшие услуги». Указывалось, что «адвокат С., как правило, добивается удовлетворительного итогового решения для своих доверителей, вплоть до оправдательного приговора», что им «выиграно 92% дел, взыскано 80% долгов». Были и фотографии С. в форме сотрудника ФССП с указанием, что «адвокат С., с опытом работы заместителем главного судебного пристава ФССП… поможет вернуть долг через суд», а также отзывы о его работе.

ГУ Минюста по г. Москве внесло представление в адвокатскую палату. По мнению ведомства, информация о ФССП рассматривается как позиционирование С. не только в качестве адвоката, но и в качестве заместителя руководителя Главного управления ФССП, что формирует у потенциальных доверителей мнение о возможности реализации позиции доверителей с помощью личных связей с работниками этого ведомства. Кроме того, информация вводит потенциальных доверителей С. в заблуждение об адвокатском образовании, где он фактически осуществляет свою деятельность, а также свидетельствует о нарушении требований п. 4 ст. 15 Закона об адвокатуре об осуществлении адвокатом своей деятельности только в одном адвокатском образовании.

Квалификационная комиссия АП г. Москвы признала нарушение адвокатом подп. 2, 3 и 4 п. 1 ст. 17 КПЭА. Также она пришла к выводу о необходимости прекращения в оставшейся части дисциплинарного производства вследствие отсутствия в иных действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатуре, включая КПЭА. Адвокат С. с заключением Квалифкомиссии согласился. Он отметил, что сайт принадлежит ему, но больше он не открывается.

Рассмотрев дисциплинарное производство, Совет палаты признал, что дисциплинарные обвинения в совершении действий, нарушающих предписания п. 1 ст. 17 КПЭА, частично нашли подтверждение в ходе дисциплинарного разбирательства.

Относительно обвинения С. в том, что на сайте были размещены сведения об осуществлении адвокатской деятельности в КА «С. & Партнёры», которая не зарегистрирована в установленном порядке, и в том, что адвокат С. осуществляет свою деятельность одновременно в этой коллегии и коллегии адвокатов города Москвы, Совет, вопреки мнению Квалифкомиссии, не усмотрел дисциплинарного нарушения.

Как указал Совет, дисциплинарным разбирательством установлено, что «С. & Партнёры» позиционируется на сайте С. как профессиональное объединение, а не как коллегия адвокатов или иное адвокатское образование. При этом принадлежность С. к конкретному адвокатскому образованию не скрывается и прямо указывается на сайте. Отнесение адвоката к тому или иному неформальному адвокатскому объединению, заметил Совет, само по себе не означает одновременное осуществление им адвокатской деятельности более чем в одном адвокатском образовании.

Несмотря на то что превознесение одного или нескольких адвокатов над другими недопустимо, именно этой цели служат оценочные характеристики, указывающие на то, что юридическая помощь С. и его коллег лучшая, указал Совет АП г. Москвы. Отмечая себя и перечисленных на сайте адвокатов в превосходной степени, С. дает себе и им оценочную характеристику и сравнивает с другими адвокатами. Такое поведение адвоката образует дисциплинарный проступок, поскольку адвокатам «необходимо строго соблюдать требования ст. 17 Кодекса профессиональной этики, запрещающей использовать оценочные и сравнительные характеристики».

Относительно размещения отзывов, также признанного нарушением требований КПЭА, Совет посчитал, что Квалифкомиссия допустила ошибку в правовой оценке деяния адвоката. Действительно, указал Совет палаты, информация с отзывами других лиц о работе адвоката недопустима в силу прямого указания п. 1 ст. 17 КПЭА, однако, как отметила Квалифкомиссия, адвокат С. является депутатом и общественным деятелем. При этом содержание отзывов не позволяет прийти к однозначному выводу о том, что они являются именно отзывами об адвокатской, а не об общественно-политической, в том числе депутатской, деятельности С.

Дисциплинарное обвинение в размещении на сайте указания на то, что «адвокат С., как правило, добивается удовлетворительного итогового решения для своих доверителей, вплоть до оправдательного приговора», Совет признал обоснованным. Согласно Разъяснению № 01/19 Комиссии ФПА по этике и стандартам по вопросу применения п. 1 ст. 17 КПЭА, такая информация относится к разряду вводящей потенциальных доверителей в заблуждение относительно характеристик адвоката и оказываемой им юридической помощи путем ложных заявлений, обещаний и искажения фактов. «Проведенный в ходе дисциплинарного разбирательства анализ процессуальных решений, представленных адвокатом С., вовсе не свидетельствует об удовлетворительных для доверителей результатах, особенно в части оправдательных приговоров», – отмечается в документе.

Таким образом, указание на то, что С., как правило, добивается удовлетворительного итогового решения вплоть до оправдательного приговора, содержит намеки и двусмысленности, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей и вызывать у них безосновательные надежды, и поэтому не отвечает требованию подп. 4 п. 1 ст. 17 КПЭА. Кроме того, не соответствующая действительности информация о проценте «выигранных» дел является неправомерной в соответствии с п. 1 ст. 17 КПЭА.

В части, касающейся размещения фотографии С. в форме сотрудника ФССП, Квалификационная комиссия привела убедительный довод о том, что, согласно подп. 6 п. 1 ст. 9 КПЭА, адвокат не вправе навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами, однако подобных утверждений текст под фотографией не содержит, заметил Совет.

В Разъяснении Комиссии ФПА по этике и стандартам от 28 января 2016 г. № 03/16 отмечено, что адвокат может в Интернете, а также в брошюрах, буклетах и иных информационных материалах размещать сведения о наличии у него положительного профессионального опыта, а также информацию о профессиональной специализации адвоката, что само по себе не противоречит КПЭА, указал Совет.

«По этой причине, исходя из презумпции добросовестности адвоката, упомянутый текст под фотографией адвоката С. должен рассматриваться именно как указание на наличие у него соответствующего профессионального опыта, а выражение “поможет вернуть долг через суд”, вопреки доводам представления ГУ МЮ РФ по Москве, не может формировать мнение потенциальных или реальных доверителей о том, что это будет непременно происходить с использованием адвокатом С. личных связей с сотрудниками Федеральной службы судебных приставов либо судьями. К тому же размещение на сайте полной информации о предыдущем профессиональном опыте адвоката, в том числе с приведением подтверждения ее достоверности, способствует принятию потенциальными доверителями взвешенного и информированного решения об обращении за юридической помощью конкретного адвоката», – говорится в решении.

В то же время Совет посчитал необходимым обратить внимание С. на нежелательность излишнего ассоциирования адвоката и его профессиональной деятельности с предыдущей работой в правоохранительных органах, в том числе путем размещения на сайте адвокатского образования изображений в форменном обмундировании или указаний на ранее занимаемые должности в правоохранительных органах.

В качестве меры дисциплинарной ответственности Совет вынес адвокату С. замечание за допущенный им дисциплинарный проступок в виде размещения на сайте неподобающей рекламы его услуг. В оставшейся части дисциплинарное производство было прекращено.

В комментарии «АГ» адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский отметил, что Совет АП г. Москвы отделил «мух от котлет». «Меня лично обеспокоил вывод Квалификационной комиссии о том, что указание на сайте о работе адвоката в некоем неформализованном товариществе адвокатов противоречит подп. 4 п. 1 ст. 17 КПЭА. Ведь не секрет, что многие адвокаты, особенно работающие в крупных коллегиях, объединяются в стабильные рабочие группы и в качестве таких специализированных групп-команд позиционируют себя на рынке. Такого рода информация, как правильно указал Совет, вопреки мнению Управления Минюста и выводам Квалификационной комиссии, не противоречит КПЭА. Напротив, такого рода информация позволяет индивидуализировать адвокатов на рынке в соответствии с избранным ими профилем работы», – пояснил Сергей Колосовский.

В то же время он отметил, что «остается только удивляться, что в профессии еще сохранились люди, не понимающие смысла ст. 17 КПЭА», где совершенно четко указано, что информация, содержащая оценочные характеристики адвоката, и тем более сравнение с другими адвокатами, недопустима.

Относительно указания на процент выигранных дел Сергей Колосовский отметил, что Разъяснение КЭС ФПА по вопросу применения п. 1 ст. 17 КПЭА содержит указание на недопустимость именно недостоверной информации о проценте «выигранных» дел. «Но здесь нужно понимать, что, во-первых, понятие “выигранного” дела весьма расплывчато, не содержит четких критериев, поэтому такого рода указание само по себе, в нарушение подп. 4 п. 1 ст. 17 КПЭА, может формировать у потенциальных доверителей такие же расплывчатые и, следовательно, безосновательные надежды. А самое главное – информация о таком проценте, как и о любом другом количественном результате работы, применительно к работающему адвокату всегда будет недостоверной, потому что практикующий адвокат какие-то процессы заканчивает, в какие-то вновь вступает, что происходит достаточно хаотично и не поддается четкому подсчету и анализу. Ну и, кроме того, как справедливо отметил Совет АП г. Москвы, даже соответствующей методики не существует. Поэтому, если на странице адвоката видим указание на процент выигранных дел, – мы всегда наблюдаем нарушение подп. 4 п. 1 ст. 17 КПЭА», – заключил Сергей Колосовский.

Координатор рабочей группы по мониторингу незаконного использования адвокатских терминов при Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Владимир Дмитриев отметил, что при размещении такой информации юристом (не адвокатом) или юридической фирмой (не адвокатским образованием) надлежащим органом, компетентным привлечь распространителя такой рекламы к ответственности, является антимонопольный орган. Примеров привлечения к ответственности за размещение аналогичной информации много. Например, дело в отношении ООО «Лучшие юристы».

«Однако в связи с тем, что адвокатская деятельность не является предпринимательской, нарушение рекламного законодательства не может быть установлено. Таким образом, при “молчании” Квалифкомиссии такие недобросовестные действия, от которых могут пострадать доверители и другие адвокаты ввиду возможного перераспределения спроса на их юридическую помощь в пользу нарушителя, могут оказаться безнаказанными, что в свою очередь способно нанести урон положительному восприятию в умах потенциальных доверителей адвокатского сообщества в целом», – заметил он. Владимир Дмитриев назвал решение Совета верным.


Марина Нагорная

Источник: Адвокатская газета.


Поделиться в социальных сетях

АП г. Москвы вынесла замечание «лучшему адвокату»Код PHP" data-url="http://www.advokatymoscow.ru/press/smi/10549/" data-image="http://www.advokatymoscow.ru/upload/images/ogimage.jpg" data-description="Совет признал нарушение в использовании на сайте слов «лучшие адвокаты», «лучшие услуги» и указании на взыскание 80% долгов, однако посчитал возможным опубликование фотографии в форме сотрудника ФССП. В комментарии «АГ» один из адвокатов отметил, что если на странице адв..." >

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?