При неявке защитников по соглашению осуществление защиты по назначению не влечет дисциплинарную ответственность

21 января 2021

Совет АП г. Москвы указал, что продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии защитника по соглашению не может рассматриваться как дублирование функций защиты, если суд отклонил отказ от защитника по назначению с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого.

В комментарии «АГ» вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант рассказал, что суд направил в палату обращение в отношении защитников по соглашению по этому же делу и их неявка без уважительных причин нашла свое частичное подтверждение в отдельном дисциплинарном производстве, что, в том числе, было учтено при рассмотрении дисциплинарного производства в отношении защитника по назначению. Двое других адвокатов отметили, что в данном случае защитник по назначению поступила правильно.

Совет АП г. Москвы посчитал, что в исключительных случаях защитник по назначению может осуществлять защиту лица, у которого имеются защитники по соглашению. В частности, когда они неоднократно не явились в суд при наличии сокращенных сроков повторного рассмотрения ходатайства гособвинителя о продлении срока содержания обвиняемому после отмены предыдущего постановления суда в апелляционном порядке.

Защитники по соглашению в суд не явились

В производстве З. районного суда г. Москвы находилось уголовное дело по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК. Защиту М. по уголовному делу с 13 апреля 2020 г. осуществляли защитники по соглашению – адвокаты В. и Ц.

13 апреля 2020 г. суд в порядке, предусмотренном ст. 255 УПК, оставил М. меру пресечения в виде заключения под стражу без изменения и продлил срок содержания его под стражей на 6 месяцев, до 31 августа 2020 г. 25 мая апелляция отменила постановление нижестоящей инстанции, направила материал на новое судебное разбирательство в тот же суд, установив срок содержания М. под стражей по 5 июня 2020 г. включительно. Защиту М. осуществлял адвокат В.

Повторное рассмотрение ходатайства государственного обвинителя об оставлении без изменения избранной в отношении М. меры пресечения в виде заключения под стражу было назначено на 3 июня 2020 г. В назначенный день адвокаты В. и Ц. в судебное заседание не явились, в связи с чем слушание дела было отложено на 4 июня в 11:30. При этом 3 июня судья в АИС АП г. Москвы разместила заявку об обеспечении подсудимому М. защитника по назначению, которая была распределена адвокату С.

4 июня адвокаты В. и Ц. в заседание также не явились, поэтому защиту М. по назначению осуществляла С. При этом суд выяснял причину неявки защитников подсудимого и признал ее неуважительной. По итогам заседания суд оставил меру пресечения М. в виде заключения под стражей без изменения и продлил ее срок на 6 месяцев, т.е. до 31 августа 2020 г.

После этого М. направил жалобу в АП г. Москвы, указав, что С. осуществляла его защиту несмотря на то, что у него есть два защитника по соглашению, ордера которых имеются в материалах уголовного дела.

Совет АП г. Москвы не нашел нарушений норм законодательства об адвокатуре

Согласно решению в Разъяснении Совета АП г. Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката отмечается, что навязывание адвокатом подозреваемому, обвиняемому своей юридической помощи в качестве защитника недопустимо ни при каких обстоятельствах, в том числе и при осуществлении защиты по назначению. В равной мере недопустимым является такое навязывание и со стороны органов и лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, в отсутствие законных оснований для назначения защитника. Совет АП г. Москвы неоднократно разъяснял порядок и условия вступления адвоката в дело и осуществления им защиты по назначению, в том числе в части, касающейся неукоснительного соблюдения права подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника, включая отказ от него, и о недопустимости какого бы то ни было прямого или косвенного содействия в ущемлении этого права со стороны адвокатов, назначенных защитниками. Эти разъяснения продолжают действовать в полном объеме и подлежат безусловному исполнению адвокатами в соответствии с требованиями ч. 6 ст. 15 КПЭА.

Совет указал, что продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты только при условии, что процессуальное решение дознавателя, следователя или суда, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не только вынесено в соответствии с требованиями закона, но и содержит указание именно на такое поведение подозреваемого, обвиняемого и (или) защитника (защитников) по соглашению, с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого вывода.

Процессуальное решение органа или лица, осуществляющего производство по уголовному делу, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не содержащее такого обоснования, а принятое лишь со ссылкой на наличие дискреционного полномочия, предусмотренного ч. 2 ст. 52 УПК, не может, как явно не соответствующее требованиям ч. 4 ст. 7 УПК, являться законным и достаточным основанием продолжения участия в деле защитника по назначению, дублирующего защитника по соглашению, и вынуждает защитника по назначению устраниться от участия в деле в соответствии с п. 2 Разъяснений.

Изложенное Разъяснение, подчеркнул Совет, подлежит безусловному исполнению адвокатами в соответствии с требованиями ч. 6 ст. 15 КПЭА. Его несоблюдение или ненадлежащее соблюдение влечет применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения статуса адвоката, за нарушение требований подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, п. 1 ст. 8, п. 1 и 2 п. 1 ст. 9 и ч. 1 ст. 12 КПЭА.

Совет АП г. Москвы заметил, что квалифкомиссией было достоверно установлено, что в ходе судебного заседания 4 июня 2020 г. при обсуждении вопроса об участии в уголовном деле защитника по назначению подсудимым фактически был заявлен отказ от адвоката С. Данный отказ был поддержан С., кроме того, ею было заявлено о самоотводе по тем же основаниям.

По результатам рассмотрения заявленного М. отказа от защитника – адвоката С. и заявленного С. самоотвода судом было вынесено соответствующее постановление, которым эти заявления были отклонены со ссылкой на ненадлежащее поведение защитников по соглашению, выразившееся в их неявке в судебные заседания 3 и 4 июня 2020 г. без уважительных причин.

Кроме того, в объяснениях С. указала, что 4 июня 2020 г. созвонилась с адвокатом В., который сообщил, что находится в другом городе и не сможет принять участие в судебном заседании. Адвокат Ц. сообщил, что узнал о судебном заседании, назначенном на 4 июня 2020 г., накануне вечером и что также не сможет в нем участвовать, так как находится в арбитражном суде.

Совет обратил внимание, что в данном конкретном случае, с учетом сокращенного срока повторного рассмотрения ходатайства государственного обвинителя после отмены предыдущего постановления районного суда в апелляционном порядке, у суда не имелось оснований для применения положений ч. 3 ст. 50 УПК в части необходимости ожидать в течение пяти суток явку участвующих в уголовном деле защитников М. по соглашению. «При таких обстоятельствах Совет разделяет выводы квалификационной комиссии и не усматривает в действиях (бездействии) адвоката С. нарушений законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в данной части дисциплинарных обвинений», – указывается в решении. Кроме того, Совет пришел к выводу о том, что адвокатом С. был соблюден порядок вступления в уголовное дело.

Таким образом, Совет прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката С.

Защитник по назначению действовала верно

В комментарии «АГ» вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант рассказал, что суд направил в палату обращение в отношении защитников по соглашению по этому же делу и их неявка без уважительных причин нашла свое частичное подтверждение в отдельном дисциплинарном производстве. Это, в том числе, было учтено при рассмотрении дисциплинарного производства в отношении С.

«Есть правила, которые предусмотрены КПЭА, как должен поступать адвокат, чтобы не срывать процессуальные и иные действия. Во-первых, планировать свою работу по конкретным делам и занятость в целом. Во-вторых, если у него возникают препятствия к явке, заблаговременно об этом сообщать суду или следователю, принимать меры к тому, чтобы не оставлять своего доверителя без защиты. Бывают ситуации, когда у защитника по соглашению нет объективной возможности участвовать в течение срока ожидания, предусмотренного законом (причем в ряде случаев эти сроки сокращенные, например, при избрании меры пресечения). Но в таком случае нельзя предъявлять претензии к защитнику по назначению. Он не является дублером – он выполняет свою работу», – отметил Вадим Клювгант.

Он указал, что для такого защитника решениями Совета ФПА и Совета АП г. Москвы тоже предусмотрен алгоритм действий: адвокат должен явиться согласно принятой им заявке и, прежде чем приступать к защите, выяснить, есть ли у доверителя защитники по соглашению. «Если да, то почему они не присутствуют, извещены ли они надлежащим образом. Он должен побеседовать с подзащитным, выяснить его позицию. Если он отказывается от защитника по назначению, поддержать такой отказ и помочь облечь его в правильную форму, сделать собственное заявление о том же, добиться вынесения следователем или судом процессуального решения по заявлению об отказе, которое должно быть должным образом мотивировано (особенно если отказ отклоняется). Если такое процессуальное решение вынесено и в нем обоснованно, мотивированно сказано о том, что либо защитников по соглашению нет, либо они недобросовестно себя ведут, не являются без уважительных причин, дезорганизуют судопроизводство, при этом сроки ожидания, установленные законом, истекли (вся эта совокупность вопросов должна быть выяснена и отражена в процессуальном решении), тогда назначенный защитник может остаться и вступить в дело. Все это подробно описано в Разъяснениях Совета палаты, они опубликованы и обязательны для всех адвокатов. И если адвокат действует в соответствии с установленными правилами, то к нему не может быть претензий. Если же защитник (в том числе по соглашению) ведет себя недобросовестно, то он должен быть готов к тому, что вместо него будет назначен защитник и к нему самому будут вопросы, а к защитнику по назначению в этом случае – нет, потому что он выполняет свою работу – обеспечивает право на защиту. Здесь нет и не может быть такого подхода, что защитник по назначению обязательно априори неправ. Надо смотреть каждый конкретный случай», – подчеркнул Вадим Клювгант.

Адвокаты оценили подход АП г. Москвы

Адвокат АП г. Санкт-Петербурга Константин Ерофеев посчитал, что в данной ситуации следует руководствоваться Решением Совета ФПА «О двойной защите» от 27 сентября 2013 г., согласно которому адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем.

«Мы не знаем, была ли воля подзащитного на отсутствие защитников по соглашению в судебном заседании, согласовывался ли между ними этот вопрос (это могла быть и тактика защиты). Однако воли обвиняемого на привлечение защитника по назначению нет, что подтверждает его жалоба в квалификационную комиссию», – заметил он.

Константин Ерофеев посчитал, что по этическим соображениям защитнику по назначению следует сначала убедиться, что доверитель отказался от защитников по соглашению. По его мнению, в данном случае адвокат поступила правильно: хотя она и вступила в дело на законных основаниях, но, как только убедилась в нежелании подсудимого пользоваться ее услугами, отказалась от защиты. Доверитель также воспользовался своим правом в любой момент отказаться от защитника.

Адвокат АП г. Санкт-Петербурга Виктор Дроздов посчитал, что С. действовала выверенно и правильно и решение Совета вполне соответствует той ситуации, которая сложилась. В то же время он выразил обеспокоенность тем, что многие адвокатские палаты берут на себя не предусмотренные законодательством функции и пытаются «учить адвокатов» как правильно выполнять профессиональные обязанности, по сути, вмешиваясь в их исключительную профессиональную компетенцию.


Марина Нагорная
Источник: Адвокатская газета.

Поделиться в социальных сетях

При неявке защитников по соглашению осуществление защиты по назначению не влечет дисциплинарную ответственностьКод PHP" data-url="http://www.advokatymoscow.ru/press/smi/8912/" data-image="http://www.advokatymoscow.ru/upload/images/ogimage.jpg" data-description="Совет АП г. Москвы указал, что продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии защитника по соглашению не может рассматриваться как дублирование функций защиты, если суд отклонил отказ от защитника по назначению с приведением конкретных фактических обстоятельств..." >

Хотите получать сообщения обо всех важных
новостях и событиях на нашем сайте?